ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Может быть. Это человек, непосредственно занимающийся зеркалами. Нужно немедленно известить об этом Паркса. Райан, вы были там. Как ваше мнение?

– Испытание, на котором я присутствовал, подтвердило надежность действия зеркал и программного обеспечения регулируемой оптики. Если русским удастся скопировать наши достижения – ведь мы знаем, что лазерная система действует у них идеально… – На мгновение он замолчал. – Господа, последствия могут оказаться катастрофическими. Если русским удастся добиться успеха первыми, все критерии, связанные с переговорами по сокращению вооружений, окажутся устаревшими, и мы столкнемся с ухудшающейся стратегической ситуацией. Разумеется, пройдет несколько лет, прежде чем проблема проявится во всей своей полноте, но…

– Если нашему агенту удастся заполучить свежую кассету, черт бы ее побрал, мы сами сумеем сделать бросок вперед, – заметил замести гель директора ЦРУ по оперативной работе. – Есть и хорошие новости. Этот полковник Бондаренко, которого «Кардинал» выбрал для руководства отделом лазерного оружия, будет регулярно информировать его о ходе работ. А вот плохие новости…

– Не будем пока заниматься ими, – прервал его судья Мур. Взглядом он предупредил Риттера, что Райану не обязательно знать все подробности, и заместитель директора кивнул в знак согласия. – Джек, ты сказал, что у тебя есть что-то еще?

– В ближайшие дни последует новое назначение в состав Политбюро – новым членом станет Илья Аркадьевич Ванеев. Ему шестьдесят три года, вдовец. Имеет дочь, Светлану, которая работает в Госплане, разведена, с одним ребенком. Ванеев считается честным человеком – по русским стандартам, откровенным и прямым. Насколько нам известно, компрометирующих сведений о нем нет. Он занимает этот пост, являясь членом Центрального Комитета. Именно Ванеев занимался там сельским хозяйством, после того как Нармонов стал генеральным секретарем, и вроде бы успешно справлялся с работой. Говорят, что он – человек Нармонова. Это означает, что у генерального секретаря теперь поддержка четырех членов Политбюро – на одного больше, чем у фракции Александрова, и потому… – Увидев расстроенные лица остальных троих присутствующих, Райан замолчал. – В чем дело? – спросил он наконец.

– Дочь Ванеева завербована людьми сэра Базиля, – сообщил ему судья Мур,

– Немедленно прервите все контакты, – решительно заявил Райан. – Конечно, было бы неплохо иметь такой источник информации, но подобный скандал может поставить Нармонова в сложное положение. Пусть остается несколько лет в запасе. В дальнейшем можно снова подключить ее к работе, однако пока ни в коем случае не касайтесь ее.

– Это может оказаться не так просто, – бросил Риттер и прекратил обсуждение этой темы. – Как идет работа над оценкой ситуации?

– Закончил вчера.

– Учтите, доклад предназначен для президента и нескольких его сотрудников, так что допуск крайне ограничен,

– Согласен. Я могу отдать текст в печать сегодня после обеда. Я больше не нужен?…

Судья Мур кивнул, и Райан вышел из кабинета. Директор ЦРУ смотрел ему вслед и заговорил лишь после того, как дверь закрылась.

– Я пока еще никому об этом не говорил, но президент снова обеспокоен тем, насколько прочной является позиция Нармонова. По мнению Эрни Аллена, недавние перемены в повелении советской стороны указывают на ослабление поддержки Нармонова внутри страны, и он убедил босса, что сейчас не следует оказывать давление на русских по некоторым вопросам. Так что, если мы сейчас вывезем из России «Кардинала», это может оказать, скажем так, неблагоприятное воздействие на политическую ситуацию.

– Если его арестуют, неблагоприятное воздействие окажется ничуть не меньшим, – напомнил Риттер. – Не говоря уже о несколько пагубном влиянии на нашего агента. Артур, они вышли на его след. Не исключено, что им уже удалось добраться до дочери Ванеева…

– Она вернулась на работу в Госплан, – сказал заместитель директора ЦРУ по разведке.

– Да, конечно, а вот наш человек из химчистки исчез. Они, по-видимому, сумели арестовать и сломать Ванееву, – настаивал Риттер. – Нужно вывезти его наконец. Мы не можем оставить «Кардинала» висеть, как белье на веревке. Это наш долг перед ним, Артур.

– Я не могу дать согласие на эвакуацию без разрешения президента.

Чувствовалось, что Риттер готов взорваться.

– Тогда получи это разрешение! Наплевать на политику – в данном случае нужно отбросить в сторону политические соображения. Помимо всего прочего, Артур, не следует забывать, что у этого дела есть еще и практическая сторона. Если мы бросим своего агента и не шевельнем пальцем, чтобы помочь ему, об этом станет известно – черт побери, яа русские снимут об этом телесериал и будут показывать на весь свет! В конечном итоге это обойдется нам куда дороже, чем временная политическая выгода!

– Одну минуту, – вмешался Грир, – если им удалось сломать дочь этого партийного чиновника, почему она вернулась на работу?

– Может быть, и здесь замешана политика? – задумчиво сказал судья Мур. – Ты полагаешь, что КГБ не решится тронуть семью этого Ванеева?

– Герасимов принадлежит к числу противников Нармонова, – фыркнул Риттер, – и разве он упустит возможность помешать человеку Нармонова занять место в Политбюро? Это действительно похоже на политику, но несколько иного рода. Скорее всего наш друг Александров сумел привлечь этого Ванеева на свою сторону, а Нармонов еще не подозревает об этом.

– Итак, ты считаешь, что они сломали ее, но отпустили, чтобы использовать дочь как средство давления на отца? – спросил судья Мур. – Похоже на правду. Но у нас нет доказательств.

– Александров слишком стар, чтобы стремиться занять пост генерального секретаря, да и вообще секретари по идеологии обычно не занимают высший пост – куда интереснее «делать королей». Любимчик Александрова – Герасимов, а мы знаем, что у него достаточно честолюбия на то, чтобы его короновали как императора Николая Третьего.

– Боб, но ты только что упомянул еще одну причину, по которой не следует сейчас раскачивать лодку. – Адмирал Грир отпил кофе. – Мне тоже не нравится оставлять там Филитова. А нельзя ли посоветовать ему затаиться на время? На мой взгляд, при создавшейся сейчас ситуации он может опровергнуть все обвинения, которые могут быть выдвинуты против него.

– Нет, Джеймс, – выразительно покачал головой Риттер. – Разве мы можем дать ему команду затаиться, в то время как нам требуется вторая половина его доклада? Если он пойдет на риск ради того, чтобы переправить ее нам, несмотря на усиленное к нему внимание, мы не имеем права оставить его на произвол судьбы. Это было бы не правильно: "Вспомните, что сделал для нас этот человек на протяжении всех лет. – Риттер продолжал спорить еще несколько минут, демонстрируя отчаянную преданность своим людям, которая отличала его еще с тех пор, когда он молодым офицером разведки руководил действиями агентов. Хотя с агентами часто обращались как с детьми – их поддерживали, ободряли и нередко наказывали, – они действительно становились вашими собственными детьми и в случае возникновения опасности нуждались в защите.

Судья Мур закончил, наконец, затянувшуюся дискуссию:

– Мне понятны твои доводы, Боб, но все равно потребуется согласие президента. Это выходит за пределы обычной полевой операции.

Риттер не сдавался.

– Но мы уже приготовились к операции, и наши люди находятся на месте.

– Согласен, однако она начнется только после команды президента.

***

Погода в Фаслейне была отвратительной, однако в это время года такое не было необычным. Когда "Далласу, поднялся на поверхность, сильный ветер с моря засыпал побережье Шотландии пеленой мокрого снега. Манкузо занял место на вершине рубки и окинул взглядом скалистые горы на горизонте. Он только что закончил стремительный бросок через Атлантический океан, промчавшись под водой со средней скоростью в тридцать один узел – развить более высокую скорость на длительное время было просто рискованно, не говоря уже об опасности подхода к побережью в погруженном положении намного ближе, чем ему хотелось бы. Ничего не поделаешь, ему платят за то, что он выполняет приказы, и никого не волнует, нравятся ли ему эти приказы.

68
{"b":"14486","o":1}