ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Думаю, у него действительно было немало врагов, – согласился директор Центрального разведывательного управления.

* * *

– Спасибо, – сказал вице-президент, обращаясь к битком набитой аудитории университета «Оулд Мисс». Цель его выступления заключалась в том, чтобы объявить о решении построить восемь новых эсминцев на большой верфи Литтона, расположенной на берегу залива Миссисипи. Эта новость означала дополнительные рабочие места и деньги для штата, что всегда было предметом беспокойства для губернатора, который сейчас стоял и аплодировал, словно футбольная команда местного университета только что победила Техас в розыгрыше «Хлопкового кубка». К спорту относились здесь очень серьёзно. Да и к политике тоже, напомнил себе Робби, подавив проклятие по адресу своей помпезной должности, которая так походила на средневековую торговлю на деревенской площади – три хорошие свиньи меняем на корову, вдобавок идёт кружка горького эля. Неужели так управляют страной? Он усмехнулся и покачал головой. Правда, на флоте тоже было немало политики, а он сумел добраться до вершины, потому что был хорошим морским офицером и лучшим лётчиком-истребителем, когда-либо выброшенным катапультой со взлётной палубы авианосца. По последнему счёту он знал, разумеется, что каждый лётчик-истребитель, который сидел и ждал, когда его выбросит катапульта, испытывал точно такие же чувства… дело лишь в том, что он совершенно трезво оценивал свои возможности.

Как обычно, спускаясь с трибуны, он пожал руки множеству людей, собравшихся в зале, а затем, окружённый группой своих телохранителей с их тёмными угрожающими очками, закрывающими глаза, спустился по ступенькам и через чёрный ход направился к своему автомобилю. Там его ждала ещё одна группа телохранителей, как всегда бдительно смотрящих по сторонам, как пулемётчики «летающей крепости» В-17, над Швейнфуртом в 1944-м, подумал вице-президент. Один из телохранителей открыл дверцу, и Робби проскользнул внутрь.

– «Томкэт» выезжает, – пробормотал в микрофон начальник вице-президентской охраны, и машина поехала вперёд, по направлению к шоссе, ведущему в аэропорт, пока Робби просматривал документы в своей папке.

– В Вашингтоне не случилось ничего важного? – спросил он.

– Насколько мне известно, ничего, – ответил агент Секретной службы.

Джексон кивнул. Его охраняли хорошие люди. Глава группы телохранителей был капитаном, остальные агенты – младшие офицеры – имели звания от лейтенантов до капитан-лейтенантов, и Робби обращался с ними как с равными. Агенты были молодыми, но хорошо подготовленными профессионалами, которые заслуживали его улыбку и кивок, когда правильно исполняли свои обязанности, а это случалось почти всегда. Из большинства агентов Секретной службы получились бы хорошие авиаторы, а остальные могли бы, наверно, сделать карьеру в корпусе морской пехоты. Наконец автомобиль остановился у реактивного VC-20B в изолированном углу аэродрома, окружённого вооружёнными охранниками, примерно в двадцати футах от трапа.

– Вы собираетесь доставить нас домой? – спросил глава группы телохранителей, уже зная, каким будет ответ.

– Клянусь твоим задом, Сэм, – улыбнулся вице-президент.

Это совсем не понравилось капитану ВВС, занимавшему должность второго пилота на вице-президентском самолёте, и ничуть не обрадовало подполковника, который должен был командовать модифицированным «Гольфстримом III». Вице-президент любил держать в своих руках ручку управления – в данном случае это был штурвал, – а полковник занимался радиосвязью и следил за показаниями приборов. Разумеется, почти все время самолёт летел на автопилоте, но Джексон, независимо от того, сидел он в правом кресле или нет, был полон решимости управлять самолётом, а кто осмелится сказать «нет» вице-президенту, который был к тому же и вице-адмиралом.

В результате полковник сидел в левом кресле, а капитан внутри салона. «Ну и черт с ним, – подумал капитан, – по крайней мере, вице-президент рассказывает интересные истории и относительно неплохо для морского лётчика справляется со штурвалом».

– Чисто по правому борту, – сказал Джексон через несколько минут.

– Чисто по левому, – доложил пилот, подтверждая сигнал, полученный от техника наземной службы, выводящего самолёт.

– Включаю первый, – произнёс Джексон, и через тридцать секунд последовало:

– Включаю второй.

Стрелки на приборах поднялись и заняли положение для старта.

– Выглядят хорошо, сэр, – доложил подполковник ВВС. На «Гольфстриме» стояли двигатели «Роллс-Ройс Спей» – те же самые, что когда-то стояли на британской версии истребителей «Фантом Ф-4», только более надёжные.

– Башня, это «ВВС-2», готов к рулёжке.

– «ВВС-2», это Башня, вам очищена рулежная дорожка-три.

– Понял, Башня. «ВВС-2» выруливает на дорожку-три. – Джексон отпустил тормоза, и самолёт поехал вперёд, его реактивные двигатели, созданные для истребителя, работали чуть выше холостых оборотов, но пожирали при этом огромное количество топлива. На авианосце перед тобой идут матросы в жёлтых жилетах, выводящие истребитель на место старта. Здесь тебе приходится ориентироваться в соответствии с планом, прикреплённым к центру штурвала, и самому выводить самолёт на нужное место, все время глядя по сторонам, чтобы убедиться, что какой-нибудь идиот на «Сессне-127» не появится у тебя на пути, вроде автомобиля с замечтавшимся водителем на парковке универсама. Наконец они доползли до конца взлётно-посадочной полосы, и Джексон развернул самолёт, направив его вдоль неё. – Башня, это «Спейд» запрашивает разрешение на взлёт. – Фраза вырвалась у Джексона как-то автоматически.

Последовал смеющийся ответ:

– Это не «Энтерпрайз»[5], «ВВС-2», и у нас нет катапульт для запуска, но я разрешаю вам взлёт.

Джексону оставалось только усмехнуться и ответить:

– Понял, Башня. «ВВС-2» взлетает.

– Ваш позывной действительно был «Спейд»[6]? – спросил пилот, сидящий слева, когда самолёт начал стремительный разбег.

– Так называл меня мой первый командир, когда я был совсем зелёным лётчиком. А потом это превратилось в позывной. – Вице-президент покачал головой. – Господи, это было так давно.

– Скорость один, – сообщил подполковник, затем последовало: – Скорость взлёта.

При скорости взлёта Джексон потянул штурвал на себя, поднимая самолёт с дорожки и устремляясь в небо. По команде подполковник убрал шасси, а Джексон качнул штурвал на полдюйма влево и вправо. Так он делал всегда, чтобы удостовериться, что самолёт готов выполнять его команды. Убедившись в послушании самолёта, Джексон через три минуты передал управление автопилоту, запрограммированному сделать поворот, подняться на высоту тридцать девять тысяч футов и перейти после этого в горизонтальный полет.

– Скучно так летать, правда?

– Это можно назвать другим словом – безопасно, сэр, – ответил офицер ВВС.

«Гребаный мусоровоз», – подумал Джексон. Ни один лётчик-истребитель не произнесёт ничего вроде этого «безопасно» вслух. С каких это пор полёты считались безопасными? Правда, был вынужден признаться себе Робби, он всегда пристёгивал ремень, перед тем как завести двигатель автомобиля, и никогда не делал ничего безрассудного, даже на истребителе. Но его оскорбляло, что такой самолёт, как и почти все новые летательные машины, исполнял за него столько работы, хотя его учили все делать самому. Самолёт даже мог самостоятельно приземлиться… действительно, у военно-морского флота были установлены подобные системы на самолётах, базирующихся на авианосцах, но ни один настоящий морской лётчик никогда не пользовался ими, если только не получал прямой приказ.

Самому Роберту Джефферсону Джексону всегда удавалось избежать подобного. Этот полет будет занесён в бортовой журнал как лётное время с Джексоном за штурвалом, хотя на самом деле все было по-другому. Вместо него полётом руководил крошечный микрочип, а его действительная обязанность заключалась в том, чтобы предпринять необходимые действия, в случае если что-то выйдет из строя. Ничто, однако, никогда из строя не выходило. Даже проклятые двигатели. Когда-то приходилось заменять турбореактивные моторы после девяти или десяти часов эксплуатации. Теперь двигатели «Спей» флота самолётов «Гольфстрим» имели гарантию на двенадцать тысяч часов работы. А один «Гольфстрим» продолжает летать с двигателями, проработавшими свыше тридцати тысяч часов! Моторостроительный завод «Роллс-Ройс» обратился к хозяину этого самолёта с предложением бесплатно заменить ему двигатели, поставив взамен совершенно новые, только бы он передал им своих «ветеранов». Инженеры собирались разобрать их, чтобы выяснить, что такое удачное они сотворили, однако собственник моторов оказался несговорчивым, как и следовало ожидать – он наотрез отказался. Сам корпус «Гольфстрима» был таким же надёжным, а электроника основывалась на последних достижениях техники. Джексон знал это и сейчас посмотрел на цветной дисплей метеорологического радиолокатора. В настоящий момент его экран был чистым и по-дружески черным, показывая, что, скорее всего, их ждёт спокойная атмосфера до самого аэропорта Эндрюз. Ещё не изобрели прибор, который мог бы обнаруживать турбулентность, но здесь, на высоте тридцати девяти тысяч футов, это было исключительно редким явлением. Воздушная болезнь не влияла на Джексона, и его руки находились всего в нескольких дюймах от штурвала, на случай если произойдёт что-то непредвиденное. Время от времени Джексон надеялся, что непредвиденное всё-таки случится, поскольку тогда он сможет продемонстрировать свои способности авиатора, но… ничего не происходило. Полёты стали такими рутинными после его детства, которое прошло на «Фантомах F-4H», а взрослым он стал на «Томкэте F-14A». Может быть, так всё-таки лучше. «Да, – подумал он, – несомненно».

вернуться

5

Американский авианосец. – Прим. пер.

вернуться

6

Спейд – шутливое, но грубоватое прозвище чернокожего в Америке.

13
{"b":"14487","o":1}