ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Конечно, как мы договорились на прошлой неделе.

– Тогда это заставит их задуматься, – самодовольно заметил Чанг.

– Если они не прервут переговоры и не покинут Пекин.

– Они не решатся пойти на такой шаг. – Покинуть Поднебесную. Абсурд.

– Этот Гант сказал ещё одно. Он сказал, прямо и откровенно, что мы нуждаемся в них – в их деньгах, я имею в виду, – больше, чем они нуждаются в нас. И в этом он не так уж ошибается, не правда ли?

– Мы нуждаемся в их долларах не больше, чем в своём суверенитете. Неужели они действительно думают, что могут диктовать нам наши внутренние законы?

– Да, Чанг, думают. Они придают поразительную важность этому инциденту.

– Этих двух полицейских следовало бы расстрелять за то, что они натворили, но мы не можем позволить американцам указывать нам, как нужно поступать. Неприятности, возникшие в результате инцидента, поставили государство в сложное положение. Виновники должны понести суровое наказание. Но Китай должен принять такое решение по своей инициативе, а не по команде другого государства.

– Они называют это варварским поступком, – добавил Шен.

– Варварским? Они сказали это нам?

– Ты ведь знаешь, американцы чувствительно относятся к подобным происшествиям. Мы часто забываем об этом. А главы их религий обладают немалым влиянием в их стране. Наш посол в Вашингтоне несколько раз предупреждал нас об этом. Было бы лучше дать возможность американцам немного успокоиться, и действительно будет неплохо наказать этих двух полицейских, чтобы пойти навстречу американцам, но я согласен, что мы не можем допустить, чтобы они диктовали нам нашу внутреннюю политику.

– Значит, этот Гант утверждает, что их члены больше, чем наши?

– Так сказал мне Хью. Наше досье на него гласит, что он биржевой маклер и что он работает в тесном сотрудничестве с министром Уинстоном в течение ряда лет. Он еврей, подобно многим американцам.

– Их министр иностранных дел тоже еврей, не правда ли?

– Министр Адлер? Да, тоже, – подтвердил Шен после недолгого размышления.

– Следовательно, этот Гант действительно сообщил нам их позицию?

– Вероятно, – ответил министр иностранных дел Шен.

Чанг наклонился вперёд в своём кресле.

– Тогда дай им понять, какова наша позиция. В следующий раз, когда ты увидишь этого Ганта, скажи ему: «Chou ni та de bi». – Это было отвратительное китайское ругательство, и когда ты произносишь его в Китае, обращаясь к кому-нибудь, лучше всего держать в руке заряженный пистолет.

– Понимаю, – ответил Шен, зная, что он никогда не произнесёт ничего подобного, разве что обращаясь к самому забитому подчинённому у себя в офисе.

Чанг встал и вышел. Ему нужно обсудить все это со своим другом Фанг Ганом.

Глава 34

Удары

На протяжении прошлой недели Райан привык получать плохие новости сразу после того, как проснётся, и в результате к этому же привыкла его семья. Он понял, что все становится слишком серьёзно, когда дети начали донимать его во время завтрака.

– Что происходит в Китае, папа? – спросила Салли, давая Райану ещё одно основание для печали. Салли больше не называла его «папочка», а это было обращение, гораздо более приятное для Джека, чем «господин Президент». Вы ожидаете нечто подобное от сыновей, но не от своей дочери. Джек обсуждал эту проблему с Кэти, но она посоветовала ему просто терпеть.

– Мы не знаем, Салли.

– Но ведь ты должен знать все! – К тому же её друзья расспрашивали об этом в школе.

– Салли, президент не может знать всего. По крайней мере, я не знаю, – объяснил Райан, поднимая голову от «Ранней птички». – Если ты не обратила внимания, телевизор в моем кабинете настроен на CNN и другие программы новостей, потому что они часто говорят мне больше, чем ЦРУ.

– Неужели! – удивилась Салли. Она смотрела слишком много фильмов. Голливуд изображал ЦРУ как опасное, постоянно нарушающее законы, презирающее демократию, фашистское и предельно порочное правительственное агентство. Это ЦРУ убило президента Кеннеди для достижения своих целей, какими бы они ни были (Голливуд так и не сумел добраться до их объяснения). Но это не имело значения, потому что главный герой фильма всегда успевал разрушить преступные замыслы ЦРУ ещё до того, как на экране появлялись имена людей, которых благодарили за участие в фильме, или последняя реклама, в зависимости от формата передачи.

– Да, милая. В ЦРУ есть хорошие люди, но, в общем, это всего лишь ещё одно правительственное агентство.

– А как относительно ФБР и Секретной службы? – спросила она.

– Это копы. Они занимаются другими делами. Мой папа был копом, помнишь?

– Ах да, – и она вернулась обратно к разделу «Стиль» газеты «Вашингтон Пост», содержащему комиксы и рассказы. Её интересовали главным образом те из них, которые имели отношение к музыке – слову, которое её отец всегда заключал в кавычки.

Послышался осторожный стук в дверь, и в комнату вошла Андреа. По утрам она исполняла обязанности личного секретаря президента. Сейчас она принесла депешу из Государственного департамента. Райан взял её, посмотрел и с трудом удержался от того, чтобы стукнуть кулаком по столу, потому что рядом сидели его дети.

– Спасибо, Андреа, – сказал он.

– Пожалуйста, господин президент. – И специальный агент Секретной службы вышла обратно в коридор.

Джек увидел, что жена смотрит на него. Дети не могли читать по его лицу, что он думает, а жена могла. Райан не мог лгать Кэти, это была причина, по которой она никогда не сомневалась в его верности. В способности скрывать свои чувства Джек ничем не отличался от двухлетнего ребёнка, несмотря на помощь и советы, получаемые от Арни. Джек заметил её взгляд и кивнул. Да, это снова был Китай. Через десять минут завтрак кончился, телевизор был выключен, и семья Райана спустилась вниз, чтобы отправиться на работу, в школу или в ясли в больнице Джонса Хопкинса, в зависимости от возраста, в сопровождении соответствующего числа телохранителей Секретной службы. Джек поцеловал всех по очереди, за исключением маленького Джека – он носил прозвище «Бейсболист» среди агентов Секретной службы, – потому что Патрик Райан-младший не любил такие девчачьи нежности. Все-таки с дочерьми проще, подумал Райан, направляясь в Овальный кабинет. Бен Гудли уже ждал его с ежедневным президентским брифингом.

– Вы получили депешу из Госдепа? – спросил «Картёжник».

– Да, Андреа принесла её. – Райан опустился в своё вращающееся кресло и поднял телефонную трубку, затем нажал на соответствующую кнопку быстрого набора.

– Доброе утро, Джек, – бодро приветствовал его Государственный секретарь, несмотря на то, что спал всего несколько часов на диване в своём кабинете. К счастью, в его личном туалете был душ.

– Я согласен. Распорядись, чтобы все вернулись обратно, – сказал «Орлу» «Фехтовальщик».

– Кто объявит об этом в средствах массовой информации? – спросил Адлер.

– Сделай это ты. Постараемся не привлекать к этому лишнее внимание, – сказал президент с безнадёжной ноткой в голосе.

– Понял, – ответил Адлер. – Что ещё?

– Пока все.

– О'кей, я у себя в кабинете, Скотт. – Райан положил трубку. – Что слышно о Китае? – спросил он у Гудли. – Они занимаются чем-то необычным?

– Нет. Их армия проявляет активность, но это касается учений и манёвров. Наибольшая концентрация войск на северо-востоке и напротив Тайваня. К северу от Индии активность заметно меньше.

– Теперь, когда России так повезло с нефтью и золотом, не смотрят ли китайцы на север с завистью?

– Неплохое предположение, но у нас нет конкретных указаний на это из наших источников. – В конце концов, все завидуют богатым соседям. Именно поэтому Саддам Хусейн решил захватить Кувейт, хотя пески Ирака и так скрывали огромное количество нефти.

«Из наших источников» включает «ЗОРГЕ», – напомнил себе президент. Он задумался.

154
{"b":"14487","o":1}