ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Покушение организовал бывший офицер КГБ Суворов – по крайней мере, мы так считаем. Он привлёк двух сержантов спецназа в качестве исполнителей. Затем обоих убили, возможно, чтобы скрыть их участие или, по крайней мере, не дать им возможность проговориться. – Шелепин ограничился этим объяснением. – Как бы то ни было, нам стало известно, что ваши бойцы в «Радуге» обладают отличной репутацией, и мы хотим, чтобы вы занялись подготовкой личной охраны директора СВР.

– Я согласен, если на это последует разрешение из Вашингтона. – Кларк посмотрел в глаза телохранителя. Они были холодными и серьёзными, но было видно, что сейчас майор очень обеспокоен.

– Завтра мы обратимся с официальной просьбой.

– Это великолепные парни, бойцы из «Радуги», – заверил Шелепина генерал. – Мы отлично сработались с ними. Анатолий служил у меня, когда я был полковником. – Было ясно, что он высоко ценит личного телохранителя Головко.

«В этом скрывается что-то большее, – подумал Кларк. – Высокопоставленный русский чиновник не обращается с просьбой о помощи к бывшему офицеру ЦРУ, если ему не угрожает серьёзная опасность». Он заметил взгляд Динга и понял, что Чавез думает о том же. Внезапно оба вернулись в мир шпионажа.

– О'кей, – сказал Джон. – Если хотите, сегодня вечером я позвоню домой. – Он сделает это из американского посольства, скорее всего по телефону STU-6 в кабинете начальника станции ЦРУ.

Глава 37

Осадки

Самолёт VC-137 совершил посадку на авиабазе Эндрюз ВВС безо всяких фанфар. На базе не было терминала и выдвигающихся коридоров, так что пассажиры спустились по трапу, закреплённому на обычном грузовике. Рядом ждали автомобили, чтобы отвезти их в Вашингтон.

Марка Ганта встретили два агента Секретной службы, которые сразу привезли его в здание Министерства финансов, на другой стороне улицы от Белого дома.

Он едва успел привыкнуть к твёрдому грунту под ногами, как очутился в кабинете министра.

– Как прошли переговоры? – спросил Джордж Уинстон.

– По крайней мере, они были интересными, – ответил Гант. Его мозг пытался привыкнуть к тому, что тело не могло понять, где оно сейчас находится. – Я думал, что поеду домой, чтобы отоспаться.

– Райан привёл в действие «Акт о реформе торговли» против Китая.

– Вот как? Ну что ж, в этом нет ничего удивительного, правда?

– Посмотри вот на это. – Министр финансов передал Ганту недавно сделанную распечатку. «Это» было докладом о современном состоянии запасов конвертируемой валюты Китайской Народной Республики.

– Насколько надёжна эта информация? – спросил «Телескоп» у «Торговца».

Доклад представлял собой разведывательное донесение. Служащие Министерства финансов постоянно следили за международными валютными операциями. Это было необходимо для того, чтобы определить ценность доллара и других международных валют, котирующихся на рынке. Сюда включался и китайский юань, курс которого заметно упал за последнее время.

– Неужели их запасы упали так низко? – спросил Гант. – Я считал, что у них мало конвертируемой валюты, но не знал, что положение настолько плохо…

– Меня это тоже удивило, – признался министр финансов. – Судя по всему, за последнее время они делали крупные закупки на международном рынке, особенно реактивные двигатели во Франции, и поскольку не смогли оплатить последнюю партию, французская компания заняла жёсткую позицию – ведь только французы продают китайцам реактивные двигатели. Мы отказались продавать двигатели «Дженерал Электрик» или «Пратт и Уитни», англичане тоже не продают им двигатели «Роллс-Ройс». Это сделало французов единственным поставщиком на рынке, что для них совсем неплохо, правда? Они подняли цену на пятнадцать процентов и теперь требуют предоплату.

– Юань попадёт в трудное положение, – предсказал Гант. – Они пытались скрыть это?

– Да, причём относительно успешно.

– Вот почему они так настаивали на успехе переговоров. Они видели, что им предстоит, и потому им требовалось объявление о благополучном исходе переговоров, чтобы спасти свою репутацию. Но они повели игру очень неудачно. Черт побери, если у тебя такая проблема, нужно научиться ползать и унижаться.

– Я тоже так думал. Как ты считаешь, почему они поступили иначе?

– Они гордые, Джордж. Очень, очень гордые. Вроде богатой семьи, потерявшей своё состояние, но не положение в обществе. Они пытаются компенсировать первое вторым. Но из этого ничего не выйдет. Рано или поздно людям становится ясно, что они не платят по счетам, и затем на них обрушивается весь мир. Катастрофу можно отложить на некоторое время, это имеет смысл, если они ожидают богатое наследство, но если корабль не войдёт в гавань, он утонет. – Гант перелистнул несколько страниц, думая о том, что есть и другая проблема с такими странами – ими управляют политические деятели, которые не разбираются в финансовых вопросах и считают, что всегда смогут найти выход из любого положения. Они настолько привыкли идти собственным путём, что даже не задумываются над тем, что ситуация может измениться. В Вашингтоне Гант узнал, что политика – такая же иллюзия, как производство фильмов. Возможно, это и является объяснением того, что политика и фильмы имеют так много общего. Но даже в Голливуде приходится платить по счетам и в конце работы получать прибыль. У политиков всегда есть возможность выпустить казначейские облигации, чтобы финансировать свои счета. Кроме того, они печатают деньги. Никто не рассчитывает на то, что правительство будет приносить доход, а совет директоров – это избиратели, люди, которых политики привыкли обманывать, чтобы удержаться у власти. Все это безумие, но такой является игра в политику.

Вот так, наверно, и думают руководители КНР, – решил Гант. Но рано или поздно реальность поднимет свою хищную голову, и когда это произойдёт, все время, которое вы потратили на то, чтобы избежать встречи с действительностью, сделает укус за задницу только более болезненным. В этот момент весь мир засмеётся и скажет: «Попались!» И тогда вы по-настоящему оказались в ловушке. В данном случае слово «попались» будет означать крах китайской экономики, и это случится в самое ближайшее время.

– Джордж, мне кажется, что этот документ нужно показать Государственному департаменту и ЦРУ. И, конечно, президенту.

* * *

– Боже мой! – Президент сидел в Овальном кабинете, курил сигарету «Виргиния слимс», которую получил от Эллен Самтер, и смотрел на экран телевизора. Показывал канал C-SPAN. Члены палаты представителей Соединённых Штатов обсуждали проблему Китая. Содержание выступлений не было лестным, а тон явно был подстрекательским. Все выступающие поддерживали резолюцию, направленную на то, чтобы осудить Китайскую Народную Республику. Канал C-SPAN2 транслировал такое же многословие в сенате. Несмотря на то что слова там были несколько умереннее, их смысл был таким же.

Профсоюзы объединились с церковью, либералы с консерваторами, и даже те, кто обычно выступал за свободу торговли, на этот раз объединились с протекционистами.

CNN и другие телевизионные компании показывали уличные демонстрации, причём создавалось впечатление, что кампания Тайваня «Мы хорошие парни» имеет успех.

Кто-то (никто не знал точно, кто именно) даже напечатал самоклеющиеся стикеры с красным флагом континентального Китая и надписью: «Мы Убиваем Младенцев и Священников». Их наклеивали на товары, импортируемые из Китая, и протестующие демонстранты искали американские фирмы, торгующие с континентальным Китаем, чтобы бойкотировать их.

– Поговори со мной, Арни, – повернулся Райан.

– Это выглядит серьёзно, Джек, – ответил ван Дамм.

– Это я и сам вижу, Арни. Насколько серьёзно?

– Достаточно серьёзно, чтобы я поспешил продавать акции этих компаний. Они резко упадут в цене. И у этого движения могут оказаться ноги…

– Что?

– Я хочу сказать, что оно нескоро успокоится. Вот-вот появятся плакаты с фотографиями из телевизионных передач, на которых видно, как убивают этих двух священников. Это образ, который долго не уходит из памяти. Если у нас продаются китайские товары, которые можно заменить произведёнными ещё где-то, большинство американцев начнут покупать товары, произведённые в других странах.

165
{"b":"14487","o":1}