ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Новая должность сопровождалась роскошным служебным домом, немалым числом матросов и старшин, в чью обязанность входило присматривать за ним и его женой – все мальчики учились в колледже, – обычные шофёры, служебные автомобили, а теперь ещё и телохранители, потому что, как это ни странно, все ещё были люди, не испытывавшие расположения к адмиралам. Будучи командующим Тихоокеанским театром, он подчинялся непосредственно министру обороны Энтони Бретано, который, в свою очередь, подчинялся президенту Райану. Кроме того, Манкузо получил массу новых привилегий. Теперь он обладал правом прямого доступа ко всем видам разведывательной информации, включая святую святых, источники и методы – откуда поступила информация и как мы сумели переправить её. Отныне он, неся ответственность перед Америкой за четверть поверхности земного шара, должен быть в курсе всего, чтобы знать, какие советы давать министру обороны, который, в свою очередь, будет информировать президента о точке зрения, намерениях и желаниях главнокомандующего Тихоокеанским театром.

«Тихий океан, – подумал Манкузо, только что закончив своё первое совещание с руководителями разведывательных органов флота, – находится в хорошем состоянии».

Разумеется, он не всегда был таким, включая недавние события, когда США пришлось принять участие в достаточно крупном конфликте – слово «война» было теперь не в фаворе в определённых цивилизованных кругах – с Японией, при этом адмирал потерял две атомные подводные лодки, погибшие из-за предательства и обмана, как думал об этом Манкузо, хотя более объективный наблюдатель мог назвать тактику, к которой прибегнул противник, расчётливой и эффективной.

Раньше его информировали о местоположении и деятельности различных подводных лодок, а теперь ему также сообщали об авианосцах, эсминцах, крейсерах и кораблях снабжения, о различных подразделениях корпуса морской пехоты и даже о группировках ВВС и армейских частях, поскольку он являлся главнокомандующим театра потенциальных военных действий. Все это привело к тому, что утренний брифинг растянулся на три чашки кофе и в конце он уже смотрел с вожделением на дверь своего гальюна, находившуюся всего в нескольких футах от его стола. Черт побери, руководитель его разведывательной службы, который носил название J-2, был, по сути дела, армейским бригадным генералом с одной звездой на погонах, выполняющим свои «объединённые» обязанности и, по справедливости, делал это очень хорошо. Его звали Майк Лар, и он преподавал государственное право в армейском училище Уэст Пойнт, помимо других обязанностей. Необходимость рассматривать политические факторы возникла в карьере Манкузо впервые, но это было связано с увеличенной территорией, находившейся теперь под его командованием. Разумеется, главнокомандующий Тихоокеанским театром был теоретически знаком с возможностями и направлением деятельности других родов войск. Но теперь та уверенность, которой он обладал в ходе своих предыдущих командных назначений, заметно уменьшилась перед лицом его ответственности как командующего, обязанного профессионально использовать такие силы и рода войск при непредвиденных обстоятельствах. Разумеется, в его подчинении находились командующие этими родами войск, которые могли давать ему советы, но его обязанность заключалась в более глубоком знании их проблем, а не просто в способности задавать вопросы. Для Манкузо это означало, что ему придётся выйти из кабинета и заняться практической стороной дела, не боясь испачкать мундир, потому что именно там юноши, приписанные к его Тихоокеанскому театру, будут проливать кровь, если он не сумеет правильно исполнять свои обязанности.

* * *

Эта группа была объединённой экспедицией «Атлантик Ричфилд Компани», «Бритиш Петролеум» и самой крупной геологической компании России, занимающейся поисками нефти. Последний участник этого предприятия обладал самым большим опытом в этой области, но наименьшей эрудицией и пользовался весьма примитивными методами разведки. Это совсем не означало, что русские поисковики были глупыми. Совсем нет.

Двое из них были талантливыми геологами, их теоретическая интуиция поразила американских и британских коллег. Больше того, они схватывали преимущества нового поискового оборудования с такой же быстротой, как и спроектировавшие его инженеры.

В течение многих лет эта часть Восточной Сибири считалась геологическим близнецом «Северного склона» региона Аляски и Северной Канады, где разрабатывались огромные нефтяные месторождения, приносящие колоссальную выгоду этим двум странам. Трудность заключалась в необходимости доставки сюда тяжёлого оборудования, чтобы убедиться, что сходство является реальным, а не просто внешним.

Процесс доставки оборудования в соответствующие места превратился в настоящий кошмар. Огромные грузовики, привезённые по железной дороге из Владивостока в Юго-Восточную Сибирь – они были слишком тяжёлыми для доставки по воздуху, – потом в течение месяца пробирались по практически непроходимой местности на север от Магдагачи, через Аим и Усть-Май, и наконец прибыли на место работы к востоку от Казачьего. Но то, что они там нашли, потрясло всех. От Казачьего на реке Яне по всему пространству до Колымского на Колыме находилось месторождение нефти, ничем не уступающее запасам Персидского залива. Грузовики с портативным компьютерным оборудованием для сейсмического исследования недр обнаружили потрясающее количество куполообразных выступов идеальной формы, причём некоторые находились на глубине всего в две тысячи футов. Бурить нефтяные скважины на такую незначительную глубину будет так же просто, как резать свадебный пирог кавалерийской саблей. Размеры месторождения можно будет определить только после того, как пробурят пробные скважины. «Придётся бурить больше сотни таких скважин, – подумал старший американский инженер, – судя по огромному размеру нефтяных полей». Но он ещё никогда не видел такого многообещающего и колоссального по размерам нефтяного месторождения за всю свою профессиональную жизнь. Разумеется, трудности разработки этого месторождения будут немалыми. Если не считать саму Арктику, на земле больше нет места с менее привлекательным климатом. Доставка сюда бурового и сопутствующего оборудования потребует нескольких лет многоэтапных инвестиций, строительства аэродромов, возможно, строительства гаваней для грузовых кораблей, потому что только они смогут доставить сюда тяжёлое оборудование – причём лишь в течение коротких летних месяцев. А ещё придётся строить магистральный нефтепровод для перекачки нефти на рынок. По-видимому, через Владивосток, думал американец. Русские смогут продавать её там, и супертанкеры, более точно именуемые очень большими или ультрабольшими перевозчиками сырой нефти, будут перевозить её через Тихий океан, может быть, в Японию, или в Америку, или куда-нибудь ещё, где существует потребность в нефти, то есть повсюду. От покупателей сюда хлынет поток твёрдой валюты.

Потребуется ещё очень много лет, прежде чем Россия сможет накопить средства, необходимые для потребления нефти её собственной промышленностью и частными лицами. Но, как нередко происходит с такими вещами, поток валюты, который появится в результате продажи сырой сибирской нефти, повернётся в обратную сторону и будет использован для покупки нефти из других источников, которая поступит в русские порты и станет перекачиваться по существующим русским трубопроводам для собственных нужд. Разница в стоимости продажи и покупки по сравнению со строительством гигантского и исключительно дорогого магистрального нефтепровода в любом случае окажется незначительной, и такие решения обычно принимаются не по экономическим, а по политическим причинам.

В то же самое время и на расстоянии всего в шестьсот миль – девятьсот шестьдесят километров – другая геологическая партия работала на восточном краю Саянского горного хребта. Туземцы из местных кочующих племён, живущих в этом регионе, занимающиеся на протяжении веков разведением оленей, принесли в государственное учреждение несколько сверкающих жёлтых камней. Мало кто в мире не знает, что это за сверкающие жёлтые камни, по крайней мере, на протяжении предыдущих тридцати столетий, и геологическая поисковая партия была послана сюда из Московского государственного университета, который по-прежнему является самым престижным учебным заведением страны. Они смогли прилететь к месту проведения геологической разведки на самолёте, поскольку их снаряжение было намного легче, чем у геологической партии, ведущей поиски нефти. Последние несколько сотен километров пришлось ехать верхом, что являлось удивительным анахронизмом для докторов наук, больше привыкших ездить в отличном Московском метро.

17
{"b":"14487","o":1}