ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Вот как?

– Да, Джейсон Хант. Мне кажется, у них серьёзные отношения. Он подарил Меган один из своих гоночных автомобилей. – О'Дей засмеялся. В этот момент заверещал его сотовый телефон. – Правый карман пиджака, – сказал он первой леди.

Кэти выудила телефон из кармана пиджака О'Дея и открыла крышку.

– Алло?

– Кто это? – послышался знакомый голос.

– Андреа? Это Кэти. Пэт стоит рядом. – Кэти взяла Кайла и передала телефон инспектору ФБР, наблюдая за выражением его лица.

– Да, милая? – спросил Пэт. Затем он выслушал жену, его глаза закрылись на несколько секунд, что было достаточно красноречиво. Напряжение исчезло с его лица.

Последовал продолжительный медленный выдох, и плечи опустились, как бывает у человека, больше не ожидающего тяжёлого удара.

– Да, милая, я зашёл повидаться с доктором Райан, и мы сейчас в детской. О'кей. – Пэт посмотрел на Кэти и передал ей телефон.

Кэти прижала его между плечом и ухом.

– Что сказала Мадж? – спросила Кэти, уже зная, каким будет ответ.

– Нормальный ребёнок – и это будет мальчик.

– Значит, Мадж была права – шансы в твою пользу. – И они по-прежнему были в пользу Андреа. Она была в отличной физической форме. Кэти не сомневалась, что у неё не будет никаких проблем.

– Роды через семь месяцев, считая со следующего вторника, – сказала Андреа голосом, дрожащим от радости.

– Так вот, прислушайся к тому, что говорит тебе Мадж. Я выполняла все её указания, – заверила её Кэти. Она знала все, во что верила доктор Норт. Не курить. Не пить крепкие напитки. Регулярно заниматься физическими упражнениями. Принимать участие в занятиях по подготовке к родам вместе с мужем. – Приходи ко мне через пять недель для следующего осмотра. Прочитай «Что Следует Ожидать, Когда ты Ожидаешь». – Кэти передала телефон обратно. Инспектор О'Дей сделал несколько шагов в сторону и повернулся к ним спиной.

Когда он снова повернулся, его глаза были влажными.

– Да, милая, о'кей. Я сейчас приду. – Он выключил телефон и положил его в карман.

– Чувствуешь себя лучше? – спросила она с улыбкой. Одна из львиц подошла и взяла Кайла. Маленький парень улыбался, глядя на всех.

– Да, мэм, извините, что побеспокоил вас. Я чувствую себя так глупо.

– О, не говори чушь. – Это было самое крепкое ругательство из уст доктора Райан. – Как я сказала, жизнь не походит на кино, а это не Аламо[69]. Я знаю, что ты крутой парень, Пэт, и Джек знает это тоже. Как ты считаешь, Рой?

– Я готов взять Пэта к себе в любую минуту. Поздравляю, дружище, – добавил Альтман.

– Спасибо, приятель, – ответил О'Дей своему коллеге.

– Сказать об этом Джеку или это сделает сама Андреа? – спросила «Хирург».

– Думаю, вам нужно спросить об этом у неё, мэм.

Поведение Пэта О'Дея изменилось на глазах. Его шаги стали такими упругими, что он, казалось, взлетает к потолку. Его удивило, что Кэти направилась в отделение акушерства и гинекологии, но через пять минут ему все стало ясно. Это был момент, когда женщины должны остаться одни. Ещё до того, как он смог обнять жену, Кэти уже была там.

– Отличная новость, я так рада за тебя!

– Да, очевидно, Бюро способно и на что-то хорошее, – пошутила Андреа.

Затем медведь с усами, словно у Сапаты, поднял жену с пола, обнял и поцеловал.

– Это можно отпраздновать, – заметил инспектор.

– Присоединитесь к нам за ужином в Белом доме? – спросила «Хирург».

– Нет, мы не можем, – ответила Андреа.

– Это кто придерживается такого мнения? – спросила Кэти. И Андреа была вынуждена склониться перед неизбежностью.

– Ну, если президент не будет возражать…

– Я не буду возражать, и в такое время мнение Джека не имеет значения, – сказала им доктор Райан.

– Если так, то мы согласны, пожалуй.

– В семь тридцать, – сказала Кэти. – Форма одежды повседневная. – Как жаль, что они больше не были обычными людьми. Это была бы отличная возможность для Джека приготовить стейки на гриле, он ведь умел делать это так хорошо. А она не готовила салат из шпината уже несколько месяцев. Черт бы побрал это президентство! – А тебе, Андреа, позволено выпить сегодня два коктейля, чтобы отпраздновать такое событие. После этого – один или два в неделю.

Миссис О'Дей кивнула.

– Доктор Норт уже предупредила меня об этом.

– Мадж строго относится к употреблению алкоголя. – Сама Кэти не была уверена в необходимости всех этих строгостей, но, с другой стороны, она не специализировалась в акушерстве и гинекологии и поэтому следовала указаниям доктора Норт, когда носила Кэти и Кайла. Во время беременности нельзя нарушать правила. Рисковать жизнью нельзя, она слишком драгоценна.

Глава 38

Развитие событий

Теперь пришла пора электронных денег. Когда-то фонд казначейства страны состоял из множества золотых слитков, которые хранились в надёжном, хорошо защищённом месте, или его возил с собой глава государства в сундуке, куда бы он ни отправлялся. В девятнадцатом столетии стали широко распространяться бумажные деньги. Сначала их можно было обменивать на золото или серебро – но постепенно отказались и от этого, потому что возить с собой монеты из драгоценных металлов было слишком тяжело. Но скоро стало слишком трудно возить даже бумажные деньги.

Для рядовых граждан следующим этапом стали пластиковые карточки с магнитной полоской на обратной стороне. При предъявлении этих кредитных карточек осуществлялся перевод ваших теоретических денег с вашего счета на другой, когда вы совершали покупки. Для государств и крупных корпораций это стало чем-то ещё более теоретическим. Деньги приобрели электронное выражение. Нация определяла ценность своих денег, подсчитывая, какое количество товаров и услуг её граждане произвели в результате ежедневной работы. Это становилось объёмом её денежного богатства, с которым обычно соглашались граждане других стран и сами страны. Таким образом, могла вестись торговля через государственные границы по оптико-волоконным или медным кабелям, или даже с помощью спутников. Так и получилось, что миллиарды долларов, фунтов стерлингов, иен или евро перемещались с места на место простым нажатием клавишей. Это было намного проще и быстрее, чем перевозить золотые слитки. Однако, несмотря на удобство, такая система, определяющая богатство человека или нации, была очень строгой, и общее количество этих денежных единиц страны рассчитывалось до малейшей доли процента. В этой системе допускались некоторые отклонения, которые зависели от происходящих торговых операций и тому подобного, но эти отклонения также строго рассчитывались с помощью электроники. По сути дела результат ничем не отличался от подсчёта золотых слитков в хранилище царя Креза в Лидии. Строго говоря, эта новая система, которая зависела от движения электронов или фотонов от одного компьютера к другому, была ещё более точной и даже менее снисходительной. Когда-то можно было покрасить свинцовые слитки в жёлтый цвет и обмануть, таким образом, невнимательного инспектора, но чтобы обмануть компьютеризированную счётную систему, требовалось нечто гораздо более изощрённое.

В Китае за попытками подобного обмана следило Министерство финансов, незаконнорождённый сирота в марксистской стране, где работали бюрократы, которые старались изо дня в день совершать самые разные невозможные вещи. Первая и самая простая невозможная вещь – потому что делать это было необходимо – заключалась в том, что высокопоставленным руководителям министерства приходилось отбросить все, чему их учили в университетах и на партийных собраниях. Чтобы успешно функционировать в мировой финансовой системе, им приходилось понимать и действовать в соответствии с мировыми денежными правилами, вместо того чтобы руководствоваться положениями Священного Писания Карла Маркса.

Таким образом, Министерство финансов оказалось в незавидном положении – ему приходилось объяснять коммунистическому духовенству, что их бог является фальшивым богом, что идеальная теоретическая модель просто не в состоянии функционировать в современном реальном мире, и поэтому им приходилось склоняться перед реальностью, которую они отвергали. Чиновники, работающие в министерстве, были главным образом наблюдателями, вроде детей, играющих в компьютерные игры, в которые они не верили, но всё-таки с удовольствием играли. Некоторые из этих чиновников были незаурядными личностями и умело играли в эти игры, иногда им даже удавалось получать прибыль от своих торговых сделок и трансакций. Такие специалисты продвигались по службе и получали высокий статус в министерстве. Кое-кто даже имел свои личные автомобили, ездил в них на службу и поддерживал дружеские отношения с новым классом местных промышленников, которые сбросили идеологические смирительные рубашки и функционировали, как капиталисты, внутри коммунистического общества. Это обогащало нацию и приносило им умеренную благодарность, если не уважение, со стороны политических владык, подобно тому, как хвалят хорошую сторожевую собаку. Эта группа промышленников тесно сотрудничала с Министерством финансов и при этом оказывала влияние на бюрократию, которая распоряжалась доходом, приносимым промышленниками в их страну.

вернуться

69

Аламо – францисканская миссия, которую в 1836 году обороняла от мексиканской армии горстка американцев, борющихся за независимость Техаса.

170
{"b":"14487","o":1}