ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Сколько у нас боевых снарядов?

Алиев улыбнулся.

– Миллионы. – У них было фактически несколько складов, до предела наполненных боевыми танковыми снарядами, произведёнными в семидесятых годах.

– Тогда распорядитесь выдать всем танкам боевые снаряды, – приказал генерал.

– Москве это не понравится, – предостерёг Алиев.

– Я приехал сюда не для того, чтобы кому-то нравиться, Андрей Петрович. Моя задача – защищать страну. – Наступит время, и он встретится с идиотом, который приказал заменить заряжающего танкиста автоматической системой подачи. Эта система действовала медленнее человека, и в результате в экипаже танка стало меньше на одного танкиста, который мог бы помочь исправить повреждение. Неужели инженерам так и не пришло в голову, что танки действительно будут вести огонь в настоящем бою? Нет, этот танк был спроектирован без учёта мнения военных, как и все остальное советское вооружение. Это, по-видимому, и объясняло, почему так много боевых механизмов выходило из строя – или, что ещё хуже, наносило урон тем, кто пользовался ими. Подобно тому, как топливный бак разместили внутри БТР. Как им не пришло в голову, что член экипажа может выскочить из повреждённой машины и при этом даже уцелеть, чтобы продолжать бой в качестве пехотинца? Уязвимость танков было первым, что узнали афганцы о советских моторизованных войсках… и сколько русских парней сгорели из-за этого? Ничего, – подумал Бондаренко, – теперь у меня новая страна, у России всегда были талантливые инженеры, и через несколько лет у нас появится вооружение, достойное солдат, которые сражаются с этим оружием в руках. – Андрей, есть в нашей армии хоть что-то исправное?

– Именно поэтому мы и проводим учения, товарищ генерал. – У Бондаренко была репутация требовательного командира, который старается найти решение проблем, а не сами проблемы. Начальник его оперативного отдела считал, что Геннадий Иосифович подавлен огромными размерами трудностей, но говорит себе, что, какой бы огромной ни была проблема, она должна состоять из множества маленьких, которые можно решать одну за другой. Стрельба на танковом полигоне сегодня была отвратительной. Однако через неделю качество стрельбы заметно улучшится, особенно если раздать экипажам боевые снаряды вместо учебных. Настоящие «пули», как танкисты неизменно их называли, давали им возможность почувствовать себя настоящими мужчинами, а не школьниками со своими учебниками. Это имело большое значение, и, подобно многим переменам, которые вводил его новый босс, в этом был здравый смысл. Через две недели они снова будут инспектировать танковое стрельбище, и на этот раз там будет гораздо больше попаданий, чем промахов.

Глава 40

Заявления домов мод

– Итак, Джордж? – спросил Райан.

– Как я и говорил, началось. Оказывается, наступает срок оплаты целой тонны подобных контрактов для следующего сезона или что-то похожее, а также контракты для рождественских игрушек, – доложил министр финансов своему президенту. – И это не относится только к нам. Италия, Франция, Англия – все отказываются от контрактов с ними. Китайцы вторглись в эту отрасль промышленности, захватили там целые области производства и сбыта и этим вызвали недовольство очень многих. Видишь ли, не то чтобы цыплята не вернулись в свой курятник, они просто улетели из него, и в результате наши друзья в Пекине остались с пустым мешком. Это большой мешок, Джек. Речь идёт о миллиардах долларов.

– Это принесёт им большой вред? – спросил Государственный секретарь.

– Скотт, я понимаю, тебе может показаться странным, что судьба нации может зависеть от бюстгальтеров «Секрет Виктории», но деньги есть деньги. Им нужны деньги, и внезапно они обнаруживают огромную дыру в своём бюджете. Насколько велика эта дыра? Миллиарды. От этого у них может чертовски разболеться живот.

– Каков действительный ущерб? – спросил Райан.

– Это вопрос не ко мне, Джек, – ответил Уинстон. – Спроси Скотта.

– О'кей. – Райан повернул голову к другому члену своего Кабинета министров.

– Перед тем как ответить на этот вопрос, мне нужно знать, какое общее воздействие это окажет на китайскую экономику.

Уинстон пожал плечами.

– Теоретически, они могли бы выйти из трудного положения с минимальными потерями, но это зависит от того, как будут справляться китайцы с недостачей. Их национальная индустриальная база представляет собой невероятно запутанную мешанину частных и государственных отраслей промышленности. Конечно, частные предприятия являются наиболее эффективными, а наименее эффективные – это те отрасли промышленности, которые принадлежат их армии. Я видел аналитические расчёты экономических операций, проводимых Народно-освободительной армией, которые выглядят, как что-то из журнала «МЭД», в них невозможно разобраться после того, как прочитаешь в первый раз. Солдаты плохо разбираются в том, как производить товары, – их специальность убивать и разрушать, – а если к этому добавить марксизм, то подобная смесь только ухудшит ситуацию. Таким образом, военные «предприятия» бесполезно расходуют колоссальные деньги. Если китайское правительство примет решение закрыть их или, по крайней мере, сократить их активность, они смогут преодолеть недостачу и двинуться дальше. Но они не пойдут на такой шаг.

– Совершенно верно, – согласился Адлер. – Китайская Народно-освободительная армия обладает огромным политическим влиянием в стране, партия контролирует армию, но нужно иметь в виду, что здесь до некоторой степени хвост виляет собакой. В стране зреет немалое политическое и экономическое недовольство. Им нужна армия, чтобы контролировать страну, и благодаря этому НОА получает огромную часть национального дохода.

– В Советском Союзе все было по-другому, – возразил президент.

– Другая страна, другая культура. Имей это в виду.

– Клингоны, – пробормотал Райан и кивнул. – О'кей, продолжай.

Теперь заговорил Уинстон.

– Мы не можем предсказать, какое влияние это окажет на их общество, поскольку не знаем, как будут они реагировать на недостаток валюты.

– Если они завопят, когда положение станет безвыходным, как нам следует поступить? – спросил Райан.

– Им придётся хорошо вести себя, например, восстановить заказы «Боинга» и «Катерпиллера», причём объявить об этом публично.

– Они не сделают этого – просто не смогут, – возразил Адлер. – Слишком явная потеря лица. Так не принято в Азии. Этого не произойдёт. Они могут пойти на уступки, но это будут скрытые уступки.

– Что является неприемлемым для нас с политической точки зрения. Если я попытаюсь выйти с этим в конгресс, то сначала они поднимут меня на смех, а затем распнут. – Райан отпил из своего стакана.

– А китайцам непонятно, почему ты не можешь заставить конгресс поступать так, как тебе хочется. Они считают тебя могущественным руководителем, и поэтому ты должен сам принимать решения, – заявил «Орёл» своему президенту.

– Неужели они не имеют представления о том, как функционирует наше правительство? – удивлённо спросил президент.

– Джек, я уверен, что у них есть самые разные эксперты, которые знают о конституционном процессе Америки больше меня, однако члены Политбюро не обязаны прислушиваться к ним. Они тяготеют к совершенно иному политическому окружению, которое им понятно. Для нас слово «народ» означает общественное мнение, опрос людей и в конечном итоге выборы. Для них народ – это крестьяне и рабочие, обязанные делать то, что им велят.

– И мы поддерживаем деловые отношения с такими людьми? – спросил Уинстон, глядя в потолок.

– Это называется «реалполитик», Джордж, – объяснил Райан.

– Но мы не можем делать вид, что они не существуют. В этой стране больше миллиарда населения, и, между прочим, у них имеется ядерное оружие, даже на баллистических ракетах. Это прибавляет крайне неприятный элемент к общему уравнению.

– По сообщениям ЦРУ, в Китае всего лишь двенадцать межконтинентальных баллистических ракет, и мы можем превратить их страну в ровное место для парковки автомобилей, если возникнет такая необходимость, просто на это потребуется двадцать четыре часа вместо сорока минут, – сообщил своим гостям Райан, пытаясь не обращать внимания на холодок, пробежавший по его спине. Вероятность этого была слишком отдалённой, чтобы нервничать из-за неё. – Они знают это, а кому хочется быть королём огромной парковки? Они ведь разумные люди, Скотт, не правда ли?

179
{"b":"14487","o":1}