ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ещё что-нибудь? – спросил Райли.

– Мы продолжаем опрашивать людей, знакомых с покойным Авсеенко. – И Провалов пожал плечами.

* * *

– Он оскорбил опасных людей, – сказал осведомитель.

– И кто же эти люди? – спросил милицейский следователь, не ожидая внятного ответа, но всё-таки спрашивая, потому что не знаешь, каким будет ответ, пока не задашь вопрос.

– Его коллеги из Государственной безопасности, – высказал предположение осведомитель.

– Неужели?

– Кто ещё мог убить его таким образом? Какая-нибудь из его девушек использовала бы для этого нож. Соперник по бизнесу мог застрелить его или взять нож побольше, но РПГ…

– Хватит шутить, где простой преступник мог достать такое оружие?

Конечно, он не был первым, озвучившим такую мысль, хотя московская милиция отдавала себе отчёт в том, что самое разное оружие, как тяжёлое, так и лёгкое, исчезало тем или иным путём со складов бывшей Советской армии, превратившихся в рынок, где преступники приобретали оружие.

– Ты можешь назвать имена? – спросил следователь.

– Я не могу назвать имя, но знаю лицо одного из них. Он высокий, с мощным телосложением, рыжеватые волосы, светлая кожа, веснушки, оставшиеся с юных лет, зелёные глаза. – Осведомитель замолчал. – Друзья зовут его Мальчуганом, потому что он молодо выглядит. Раньше он служил в Государственной безопасности, но не как шпион и не занимался ловлей шпионов. Он был кем-то ещё, но я не знаю кем.

С этого момента следователь начал делать более подробные заметки, выводить карандашные буквы более отчётливо.

– И этот человек был недоволен Авсеенко?

– До меня дошли такие слухи.

– А в чём заключалась причина его недовольства?

– Это мне неизвестно, но Григорий Филиппович умел оскорблять людей. Разумеется, он искусно обращался с женщинам. В этом у него был особый талант, но этот талант не переходил на отношения с мужчинами. Многие считали его жопником, но он не был, конечно, одним из них. Каждый вечер он появлялся с новой красоткой, держащей его под руку, но по какой-то причине он не ладил с мужчинами. Он не ладил даже с сотрудниками Государственной безопасности, где, по его собственным словам, Авсеенко занимал видное положение.

– Вот как, – заметил следователь, которому снова стало скучно. Если было что-то, чем постоянно хвастались преступники, так это своей связью с КГБ. Следователь слышал это тысячу раз.

– Да, конечно. Григорий Филиппович утверждал, что он снабжал любовницами самых разных иностранцев, включая тех, кто занимал у себя в стране министерские посты. Дальше он говорил, что эти иностранцы продолжают снабжать ФСБ ценной информацией. И я верю в это, – добавил осведомитель, снова начиная разглагольствовать. – За неделю, проведённую с одним из этих ангелов, я мог бы многое рассказать.

А кто не смог бы? – подумал следователь, подавляя зевок.

– Итак, каким образом Авсеенко оскорблял таких влиятельных людей? – повторил свой вопрос следователь.

– Я уже сказал вам, что не знаю. Поговорите с Мальчуганом, может быть, он знает.

– Говорят, что Григорий начал ввозить наркотики, – сказал далее следователь, забрасывая крючок в другую прорубь.

Осведомитель кивнул.

– Это верно, до меня доходили такие слухи. Но я не видел никаких доказательств.

– А кто видел доказательства?

Осведомитель снова пожал плечами.

– Не имею представления. Может быть, одна из его девушек. Я так и не понял, как он собирался продавать наркотики, которые решил импортировать. Логично было бы использовать девушек, конечно, но это опасно для них и опасно для него, потому что его шлюхи не будут его покрывать, если им пригрозят поездкой в лагерь. Тогда что остаётся? – задал риторический вопрос осведомитель. – Ему пришлось бы создать совершенно новую организацию, а это опасное предприятие, не правда ли? По-моему, Григорий действительно думал о ввозе наркотиков для продажи, чтобы заработать огромные деньги, но он не был человеком, готовым отправиться в тюрьму, так что, мне кажется, он просто прикидывал возможность такого бизнеса, может быть, даже говорил с кем-то, но не слишком серьёзно. Я не уверен, что он пришёл к твёрдому решению. Вряд ли он на самом деле успел ввезти что-то до того, как погиб.

– У него были конкуренты с аналогичными идеями? – спросил следователь.

– Как вы хорошо знаете, есть люди, которые могут достать для вас кокаин и другие наркотики.

Следователь поднял голову. На самом деле у милиции не было точных сведений о продаже наркотиков. До следователя доходили слухи и разговоры об этом, но он не получал ни единого заявления от осведомителей, которым доверял (насколько можно вообще доверять осведомителю). Как это происходит со многими вещами, на московских улицах ходили подобные слухи, но он, как и многие другие милиционеры, ожидал, что сначала наркотики появятся в черноморском порту Одессе. В этом городе, где преступная деятельность восходит к царским временам и в котором сегодня, после восстановления свободной торговли со всем миром, импорт наркотиков, по всей вероятности, будет опережать всю остальную Россию. По сути дела, Одесса будет опережать Россию по всем видам преступной деятельности. Предположим, в Москве идёт активная торговля наркотиками. Тогда это совершенно новое явление и происходит в таком малом масштабе, что он ещё не успел столкнуться с ней. Следователь напомнил себе, что нужно проконсультироваться с Одессой и узнать, не происходит ли там что-то в этой сфере.

– И кем могут быть эти люди, торгующие наркотиками? – спросил следователь. Если в Москве действительно существует растущий рынок наркотиков, было бы неплохо узнать о нем прямо сейчас.

* * *

Работа Номури в «Ниппон Электрик Компани» заключалась в продаже новейших высококачественных настольных компьютеров и сопутствующего оборудования. Для него это означало, что высокопоставленные правительственные чиновники хотели иметь все самое новое и лучшее, от автомобилей до любовниц, за что во всех случаях платило правительство, оно, в свою очередь, отбирало деньги у народа, который чиновники представляли и защищали, прилагая для этого все усилия. Как это происходило во многих случаях, КНР могла покупать американские товары, но в данном случае предпочла закупить чуть более дешёвые (и менее эффективные) компьютеры в Японии. Таким же образом китайское правительство предпочло покупать аэробусы европейских производителей, а не американские «Боинги». Несколько лет назад китайцы пользовались этой козырной картой, чтобы преподать урок Америке. В течение непродолжительного времени Америка проявляла недовольство, затем быстро забыла об этом. По всей вероятности, Америка относилась таким образом ко всем подобным оскорблениям, что резко контрастировало с китайцами, которые никогда ничего не забывали.

Когда президент Райан объявил о восстановлении официального признания правительства Республики Китай на Тайване, отзвуки этого события пронеслись по коридорам власти в Пекине, подобно толчкам мощного землетрясения. Номури ещё не был здесь достаточно долго, чтобы успеть заметить ту холодную ярость, которую пробудило это решение, но последствия первоначальных толчков были достаточно значительными, и он слышал их эхо с момента своего приезда в Пекин. Адресованные ему вопросы были иногда такими прямыми и требовали такого ответа, что он на мгновение подумал, что его «крышу» сумели раскрыть и его собеседники знают о том, что он нелегально работающий в столице Китайской Народной Республики офицер-оперативник ЦРУ, причём совсем без дипломатического прикрытия. Оказалось, что это не так, просто он стал невольным свидетелем чисто политической ярости. Парадоксальным было то, что само китайское правительство старалось отстраниться от конфликта, потому что им тоже приходилось поддерживать деловые отношения с Соединёнными Штатами Америки, которые стали теперь их главным торговым партнёром и источником огромного количества валюты. Эта валюта требовалась китайскому правительству, чтобы закупать в Японии товары, о которых Номури вёл переговоры. И вот теперь он находился в приёмной одного из самых высокопоставленных чиновников Китая.

20
{"b":"14487","o":1}