ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Они собираются начать войну, – сказал Джек.

– Подкинь монету. Будем надеяться, что выпадет орёл, приятель.

– Да. – Райан посмотрел на часы. – В Пекине раннее утро.

– Они просыпаются и идут на работу, – согласился Адлер. – Что ты можешь сказать мне об источнике «ЗОРГЕ»?

– Мэри-Пэт не посвятила меня во все детали. Может быть, так лучше. Это одна из вещей, которую я узнал в Лэнгли. Иногда ты знаешь слишком много. Лучше всего не знать их лица и особенно их имена.

– А если случится что-то плохое?

– Когда это случится, ситуация станет ужасной. Я даже не хочу думать о том, что сделают с ними эти люди. Их версия правила Миранды гласит: «Можешь кричать сколько угодно. Нам всё равно».

– Очень смешно, – пробормотал Государственный секретарь.

– Вообще-то такая техника допроса не так уж эффективна. В результате расскажут вам именно то, что вы хотите слышать, и допрос закончится тем, что вы сами будете диктовать шпионам интересующую вас информацию, вместо того, чтобы получить от них сведения, которые им действительно известны.

* * *

Самым секретным местом в Вашингтоне, округ Колумбия, был район, где размещалось Агентство национальной безопасности (АНБ). Совместное предприятие ЦРУ и Пентагона, имело в своём распоряжении разведывательные спутники, большие птички с многочисленными камерами, летающие вокруг земного шара на малой или средней высоте. Они смотрели вниз через объективы своих невероятно дорогих и совершенных фотокамер, сравнимых по точности и стоимости с космическим телескопом «Хаббл». Сейчас в космосе находились три фотографические птички, облетающие Землю каждые два часа и пролетающие над одной и той же точкой земной поверхности дважды в день.

В космосе находился также спутник радиолокационной разведки, обладающий намного худшей разрешающей способностью, чем спутники КН-11 «Локхида» или ТРВ, зато способный смотреть сквозь облака. В данный момент это являлось важным, потому что над китайско-сибирской границей навис холодный фронт и облака в его передней части закрывали весь видимый спектр. Это вызывало раздражение у техников и учёных СНР, чьи спутники, на которые были потрачены многие миллиарды, годились пока только для предсказания погоды – облачно, с короткими ливнями, холодно, температура в районе 5 – 10 градусов Цельсия, ночью температура опускается почти до точки замерзания.

По этой причине аналитики разведывательной службы с пристальным вниманием изучали информацию, полученную от радиолокационной разведывательной птички «Лакросс», потому что в данный момент только от неё поступала надёжная информация.

– Облака закрывают видимость до шести тысяч футов над землёй. Даже «Блэкберд» не принесёт сейчас никакой пользы, – заметил один из фотоаналитиков. – О'кей, что мы имеем теперь?.. Похоже, что там очень активное движение на железных дорогах, по-видимому главным образом железнодорожные платформы. На них что-то погружено, но приземные помехи мешают разглядеть очертания.

– Что можно перевозить на железнодорожных платформах? – спросил морской офицер.

– Гусеничные машины, – ответил армейский майор, – и тяжёлые артиллерийские орудия.

– Мы можем подтвердить это предположение на основе имеющихся у нас данных? – спросил морской аналитик.

– Нет, – ответил гражданский специалист. – Однако… вот железнодорожный узел. Мы видим шесть длинных грузовых составов, неподвижно стоящих на колеях. О'кей, а где… – Он включил свой настольный компьютер и вывел на экран визуальное изображение. – Вот что здесь у нас. Видите эти рампы? Они предназначены для того, чтобы разгружать подвижное оборудование с поездов. – Он обернулся и посмотрел на изображение, полученное со спутника «Лакросс». – Да, что-то похожее на очертания танков. Они сползают по рампам и выстраиваются в районе сбора. Это очертания танкового полка, триста двадцать два тяжёлых боевых танка и сто двадцать пять бронетранспортёров… итак, по моей оценке, здесь концентрируется доставленная по железной дороге целая бронетанковая дивизия. Вот парк грузовых автомобилей… и ещё какая-то группа, я не уверен. Выглядят крупными… квадратные или прямоугольные очертания. Гм, – закончил аналитик. Он снова повернулся к настольному компьютеру и вызвал из файлов разные формы. – Знаете, на что это похоже?

– Бьюсь об заклад, что ты скажешь нам.

– Это похоже на пятитонные грузовики с погруженными на них секциями понтонных мостов. Китайцы скопировали русский понтонный мост – черт побери, все так поступили. Иван спроектировал великолепный мост. Короче говоря, на радиолокационном изображении это очень походит на секции моста. Я дам этому восемьдесят процентов вероятности. Таким образом, эта группа вот здесь – два инженерных полка, сопровождающих танковую дивизию.

– Вам не кажется, что это слишком большое количество инженерной техники для одной бронетанковой дивизии? – спросил морской офицер.

– Да, это верно, – подтвердил армейский майор.

– Действительно, – согласился фотоаналитик. – Обычное техническое обеспечение составляет один инженерный батальон на танковую дивизию. Значит, это авангард корпуса или армии, и, по моему мнению, они собираются форсировать какие-то реки.

– Продолжай, – сказал ему старший аналитик.

– Они готовятся к переправе на север.

– О'кей, – заметил армейский офицер. – Ты видел раньше нечто подобное?

– Два года назад они проводили учения, но тогда там был один инженерный полк, а не два. Они покинули этот железнодорожный узел и направились на юго-восток. Это было крупное учение. Мы получили множество спутниковых фотографий. Они моделировали вторжение или, по крайней мере, решительное нападение. В том учении принимала участие целая армия группы «А» вместе с бронетанковой дивизией и двумя механизированными дивизиями, игравшими роль нападающей стороны, а другая механизированная дивизия изображала рассеянную оборону. Победу одержала нападавшая сторона.

– Насколько оборона отличалась от того, как русские развёрнуты на своей границе? – Этот вопрос задал морской офицер.

– Более концентрированно – я хочу сказать, что китайская обороняющаяся сторона была более сконцентрирована на своих позициях, чем русские сейчас.

– И атакующая сторона одержала победу?

– Совершенно верно.

– Насколько реальным были эти учения? – спросил майор.

– Нельзя сказать, что это был Форт-Ирвин, но это были честные учения, и, вероятно, они походили на войну. Атакующая сторона имела обычное преимущество в численном составе и инициативе. Они прорвали оборону противника и начали маневрировать в тылу врага, где находились железные дороги. В общем, победа была полной.

Морской офицер посмотрел на своего армейского коллегу в зелёном мундире.

– Именно так они поступили бы, если бы хотели устремиться на север.

– Согласен.

– Лучше сообщить об этом, Норм.

– Да. – И оба офицера направились к телефонам.

– Когда погода прояснится? – спросил оставшийся гражданский аналитик у техника.

– Предположительно через тридцать шесть часов. Небо начнёт проясняться завтра вечером, и мы уже запрограммировали, съёмку каких целей нужно вести. – Он не добавил, что способность спутников КН-11 вести съёмку ночью мало отличается от съёмки в дневное время – просто цвета будут не такими яркими.

Глава 47

Перспективы и не спящие ночью

Усталость от полёта на запад, или шок путешествия, как предпочитал называть это президент Райан, всегда меньше, чем от полёта на восток, и он выспался на борту самолёта. Джек и Кэти спустились по трапу «ВВС-1» и прошли к ожидающему их вертолёту, который доставил их на посадочную площадку южной лужайки Белого дома за обычные десять минут. На этот раз первая леди пошла прямо в Белый дом, тогда как президент повернул налево к Западному крылу, но не в Овальный кабинет, а в ситуационный центр. Вице-президент уже ждал его там, вместе с обычными «подозреваемыми лицами».

212
{"b":"14487","o":1}