ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он находился в России чуть больше суток, достаточно долго, чтобы отвергнуть примерно двадцать предложений выпить по стаканчику водки. Русские лётчики были хорошими профессионалами, может быть, излишне полными энтузиазма, но дружески настроенными и с уважением отнеслись к нему, когда увидели четыре силуэта сбитых самолётов, нарисованных на бортовой панели его F-15 «Чарли», ведущего истребителя 390-й истребительной эскадрильи. Полковник выпрыгнул из русского джипа – здесь называли его как-то по-другому, но он не запомнил название – рядом со своим истребителем. Тут же стоял его старший механик.

– Все приготовил для меня, чиф? – спросил Уинтерс, поднимаясь на первую ступеньку приставной лестницы.

– Можете не сомневаться, – ответил старший механик сержант Нил Нолан. – Все в идеальном состоянии. Подготовить его лучше я просто бы не смог. Летите и сбейте несколько китаез, Бронко. – Это было правилом в эскадрилье, что, когда пилот касался своего самолёта, к нему обращались только по радиопозывному.

– Привезу тебе несколько скальпов, Нолан. – Полконик Уинтерс продолжал подниматься по лестнице, похлопав по расписной панели с силуэтами самолётов, когда проходил мимо. Сержант Нолан поспешил за ним и помог пристегнуться к креслу, затем спрыгнул на землю, поднял лестницу и отнёс её в сторону.

Уинтерс начал предполётную подготовку. Прежде всего он ввёл свои земные координаты – они все ещё делали это на «Игле», несмотря на новую Глобальную систему позиционирования (GPS), потому что истребители F-15C имели систему инерциальной навигации, на случай если GPS выйдет из строя (этого ещё ни разу не случалось, но процедура остаётся процедурой). Циферблаты приборов загорелись зелёным светом, сообщая Уинтерсу, что конформные топливные баки залиты полностью, у него полный боезапас из четырех ракет «воздух-воздух» AIM-120 AMRAAM радиолокационного наведения, а также четыре совершенно новых AIM-9X «Сайдуайндер», вариант ракеты, дизайн которой был разработан ещё до того времени, когда его мама и папа сочетались браком в церкви на Леннокс-авеню в Гарлеме.

– Башня, это Бронко с тремя, готов к рулёжке, конец связи.

– Бронко, это башня, можете начинать рулёжку. Ветер три-ноль-пять на десять. Желаю удачи, полковник.

– Спасибо, башня. «Кабаны», это ведущий, следуйте за мной. – С этими словами он отпустил тормоза, и истребитель покатился вперёд, подгоняемый своими мощными двигателями «Пратт & Уитни». Группа русских, главным образом члены команд наземного обслуживания, но, судя по форме, и несколько пилотов, стояли на рампе, наблюдая за ним и его звеном. О'кей, – подумал он, – мы покажем им, как делаем это дома! Четыре истребителя вырулили парами на конец взлётной полосы, затем с рёвом помчались по бетонным плитам и взлетели в воздух. Ведомый прижался к крылу ведущего. Через несколько секунд вторая пара оторвалась от взлётной полосы и повернула на юг, уже ведя переговоры с ближайшим АВАКСом «Орлом-2».

– «Орёл-2», это лидер «Кабанов» в воздухе с четырьмя.

– Лидер «Кабанов», это «Орёл-2». Видим вас. Поворачивайте на юг, вектор один-семь-ноль, поднимайтесь и оставайтесь на уровне высоты три-три. Похоже, сегодня для вас будет работа, конец.

– Это устраивает меня. Конец. – Полковник Уинтерс пошевелился в своём кресле, устраиваясь поудобнее, и завершил подъем на высоту 33 тысячи футов. Он выключил свою радиолокационную систему и не будет вести ненужных разговоров, потому что кто-то может прислушиваться к ним, а есть ли необходимость в том, чтобы портить сюрприз? Через несколько минут он войдёт в зону действия китайских радиолокационных станций, расположенных на границе. Кто-то захочет предпринять что-то по этому поводу. Позднее сегодня, надеялся полковник, «Маленькая ласка» F-16 полетит сюда и займётся ими. Но его работа касалась китайских истребителей и бомбардировщиков, если таковые появятся на горизонте. Ему приказали находиться в пределах русского воздушного пространства на протяжении всей операции. Если Джо Чинк[80] не захочет прилететь сюда и поиграть с ними, день будет скучным. Но у Джо были истребители Су-27, и, по мнению полковника, это превосходные истребители. Да и Джо Чинк думает, наверно, что он сам отличный пилот-истребитель.

Ну что ж, они будут вынуждены проверить это.

В остальном это был великолепный день для полётов. Небо покрыто облаками на две десятых, и приятный сельский воздух, в котором так хорошо лететь. Его соколиные глаза смотрели далеко за сотню миль, а поблизости находился «Орёл-2», готовый предупредить его, когда появятся простаки. Позади него взлетали второе и третье звенья из четырех «Орлов» каждое. «Дикие кабаны» будут сегодня представлены полностью.

* * *

Езда на поезде не была удовольствием. Полковник Гуисти поворачивался в кресле, пытаясь найти хоть чуточку более комфортабельное положение, но русский вагон без спальных мест, в котором ехали он и его штаб, не был рассчитан на то, чтобы обеспечить удобство для пассажиров, и потому ворчать из-за этого не имело смысла. За окнами темно, раннее утро, которое дети разумно называют ночью. Огней почти не было видно. Сейчас они ехали по Восточной Польше, стране фермеров, по-видимому, поскольку Польша превращалась в Айову Европы. Здесь было множество свинарников, чтобы изготовлять ветчину, которой славилась эта часть мира. И водка, наверно. Полковник Гуисти был бы не прочь сейчас пропустить стаканчик. Он встал и пошёл по проходу между сиденьями. Почти все спали или делали вид, что спят. Два сообразительных сержанта улеглись на полу, вместо того чтобы сидеть, скорчившись, на сиденьях. Грязный пол не обещал ничего хорошего внешнему виду их формы, но они ехали на восток, чтобы принять участие в военных операциях, где аккуратность ценилась не так уж высоко. Личное оружие было сложено на верхних сетках, в открытом месте для обеспечения лёгкого доступа, потому что все они были солдатами, а солдаты не чувствуют себя достаточно комфортабельно без надёжного оружия где-то рядом. Он пошёл дальше. В следующем вагоне расположились солдаты из штабной роты. Главный сержант его батальона сидел в конце вагона и читал потрёпанную книгу.

– Привет, полковник, – поздоровался с ним главный сержант. – Ещё долго ехать, как вы считаете?

– По крайней мере ещё три дня, может быть, четыре.

– Великолепно, – отозвался главный сержант. – Это хуже, чем лететь на самолёте.

– Да, верно, но, по крайней мере, с нами наши танки.

– Да, сэр.

– Как дела с питанием?

– У нас дорожные пайки, сэр, а я ещё припрятал большую коробку «Сникерсов». Есть новости о том, что происходит в мире?

– Известно лишь, что в Сибири уже началось. Китайцы перешли границу, и Иван пытается остановить их. Больше никаких подробностей. Узнаем последние новости, когда приедем в Москву, думаю, после ланча.

– Хорошо.

– Какое настроение у солдат?

– Никаких проблем, до смерти надоело ехать в поезде, хотят вернуться к своим танкам. Все как обычно.

– О чем думают?

– Они готовы, полковник, – заверил его главный сержант.

– Отлично. – После этого Гиусти повернулся и направился обратно к своему сиденью, надеясь поспать хотя бы несколько часов, да и смотреть на Польшу не представляло никакого интереса. Больше всего полковника раздражало то, что он был отрезан от остального мира. В его машинах имелись спутниковые радио, но машины стояли где-то на платформах в хвосте поезда. Он не мог добраться до них, а без радио он не знал, что происходит впереди. Идёт война. Это было ему известно. Но знать это недостаточно, ему хотелось ознакомиться с подробностями, хотелось знать, где остановится поезд, где и когда он разгрузит своё оборудование, выстроит «Квортерную лошадь» в боевой порядок и двинется по земле, как и полагается бронетанковому батальону.

Перевозка на поезде происходила исправно. У русской железнодорожной службы был, казалось, миллион платформ, подготовленных специально для того, чтобы перевозить гусеничные машины, несомненно, предназначенные для перевозки их боевых танков на запад, в Германию, для войны против НАТО. Строители платформ и не подозревали, что их творения будут использованы для переброски американских танков на восток, чтобы помочь защитить Россию от захватчиков. Ничего не поделаешь, никто не может предсказать будущее больше чем на несколько недель вперёд. В настоящий момент Гиусти устроило бы и пять дней.

вернуться

80

Джо Чинк – насмешливое прозвище китайцев (у американцев).

238
{"b":"14487","o":1}