ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Да, а для нас проблемой являются бомбы.

– Когда вы собираетесь атаковать китайские цели? – спросил Толкунов.

– Это не мой департамент, полковник, но когда это произойдёт, ты увидишь это, в прямом эфире и цветном изображении.

* * *

Райан поспал пару часов днём, пока Арни ван Дамм занимался встречами с людьми, которым было назначено (глава администрации тоже нуждался в сне, но, подобно большинству людей в Белом доме, он считал, что нужды президента важнее его собственных). Теперь Райан смотрел на экран телевизора, на который поступало изображение с «Ингрид Бергман».

– Это удивительно, – заметил он. – Создаётся впечатление, что ты можешь снять телефонную трубку и сказать водителю, куда вести свой танк.

– Мы стараемся избегать этого, – тут же ответил генерал Мур. Во Вьетнаме это называлось «Командир в небе», когда командиры батальонов отдавали приказы своим сержантам, куда направлять патрули, причём это не всегда приносило пользу рядовым. Чудо современных коммуникаций может быть одновременно и проклятием, с ожидаемым результатом, что люди на переднем крае перестанут обращать внимание на приказы, переданные по радио, или просто выключат проклятые аппараты, пока им самим не потребуется что-то передать.

Райан кивнул. В своё время он служил вторым лейтенантом в корпусе морской пехоты, и хотя служил недолго, он помнил, какая это трудная работа для молодого парня, только что закончившего колледж.

– Китайцы знают, что мы наблюдаем за ними?

– Насколько нам известно, нет. Если бы знали, то обязательно попытались сбить «Тёмную звезду», и мы заметили бы такую попытку. Впрочем, это совсем не так просто. Наши звёздочки практически невидимы на экране локатора, а заметить их визуально тоже нелегко, как говорили мне лётчики ВВС.

– Далеко не каждый истребитель может подняться на высоту в шестьдесят тысяч футов, не говоря уже о том, чтобы лететь на ней, – согласился Робби. – Такая задача трудна даже для «Томкэта». – Его глаза тоже были прикованы к экрану. Ни один офицер в истории военных операций не обладал подобной возможностью, даже двумя процентами её, в этом Джексон не сомневался. Цель большинства военных сражений заключалась в том, чтобы найти противника и знать, где он, чтобы уничтожить его. Эти новые аппараты сделали войну чем-то вроде голливудского кино – и если бы китайцы знали, что за ними наблюдают так пристально, с ними случился бы удар. Значительные усилия при проектировании «Тёмных звёзд» были потрачены на то, чтобы сделать их невидимыми. Их передатчики были узконаправленными и замкнутыми на спутники, вместо того чтобы излучать радиоволны во все стороны, подобно обычному радио. Таким образом, они вполне могли оставаться чёрными дырами в небе, барражируя на высоте двенадцати миль над полем битвы.

– Что же важного в этой войне? – спросил Джек у генерала Мура.

– Логистика, сэр, всегда логистика. Я сказал вам сегодня утром, что они жгут огромное количество дизельного топлива, а пополнить запасы – задача исключительно трудная. У русских такая же проблема. Они пытаются перебросить свою свежую дивизию на север, чтобы преградить путь китайской армии, выстроить оборону перед Алданом, недалеко от которого находится золотая шахта. У них равные шансы с китайцами достигнуть этой воображаемой точки, несмотря на то что русские движутся по дорогам и никто им не препятствует. Им приходится везти огромное количество топлива. Ещё одна проблема заключается в том, что они изнашивают гусеницы на своих машинах. У них нет трейлеров, как у нас, так что их танки вынуждены делать все сами. Нужно иметь в виду, что танки гораздо более деликатные машины, чем кажутся. Можно предположить, что они утратят четверть или даже треть своего ресурса только из-за этого стремительного марша.

– Смогут они воевать после этого? – спросил Джексон.

– В составе этих дивизий танки Т-80У. Они могут выстоять против наших М60АЗ, но заметно уступают нашим новым M1, не говоря уже о М1А2. Если сравнивать их с китайскими М-90, русские танки ничем им не уступят, с качественной точки зрения. Проблема заключается в том, что у китайцев гораздо больше танков. Кроме того, возникает вопрос подготовки. Русские дивизии, прибывшие с запада, являются их лучшими соединениями, с точки зрения подготовки и снабжения новейшим снаряжением. Вопрос заключается в том, достаточно ли они хороши. Скоро увидим.

– А наши парни?

– Они начнут прибывать в Читу завтра утром. Русские хотят, чтобы они двинулись на восток и восток-юго-восток. Оперативная концепция заключается в том, что русские остановят продвижение китайских армий, а мы затем перережем их пути снабжения около реки Амур. Теоретически это разумно, – сказал генерал Мур нейтральным голосом, – и русские говорят, что у них сколько угодно топлива в подземных хранилищах, находившихся здесь почти пятьдесят лет. Посмотрим.

Глава 55

Взгляды и удары

Генерал Пенг находился сейчас в авангарде своей армии вместе с передовыми подразделениями 302-й бронетанковой дивизии. Дела шли хорошо – настолько хорошо, что он начал нервничать. Никакого сопротивления? – спросил он себя. Ни единого винтовочного выстрела, не говоря уже об артиллерийском. Неужели русские спят или просто не имеют войск в этом секторе? В Хабаровске у них находится штаб армии, которой командует генерал Бондаренко, известный как компетентный, даже мужественный офицер. Но где, черт побери, его войска? Разведка доложила ему, что в распоряжении Бондаренко находится полностью укомплектованная 265-я мотострелковая дивизия. У русских такая дивизия представляет собой великолепно организованную механизированную часть с достаточным количеством танков, чтобы пробить любую оборону, и таким количеством пехоты, которое способно удерживать любую позицию в течение длительного времени. Теоретически, конечно. Но где эта дивизия? И где подкрепления, которые должны выслать русские? Пенг запросил информацию, и военно-воздушные силы якобы послали разведывательные самолёты с фотокамерами на поиски противника, но никаких результатов он не получил. Он полагал, что будет вести наступление в основном в одиночку, но даже не подозревал, что ему вообще никто не будет помогать. В пятидесяти километрах перед 302-й бронетанковой дивизией находилось разведывательное подразделение, которое доложило только, что обнаружило следы от гусениц на грунте, но не смогло определить, свежие они или нет. Посланные им вертолёты вернулись без каких-либо результатов. Им удалось обнаружить кого-то, но это оказались только местные жители, которые в основном старались скрыться и больше не показываться.

Тем временем его войска продвигались по древней железной дороге, но это было ничуть не лучше, чем широкая дорога, усыпанная гравием. Его потенциальным беспокойством оставалось горючее, но двести десятитонных автозаправщиков доставляли достаточное количество горючего от трубопровода, который военные инженеры продвигали вперёд со скоростью сорок километров в сутки от последней станции железной дороги на берегу Амура. Говоря по правде, это был самый впечатляющий подвиг за все время войны. Позади армии Пенга инженеры прокладывали трубопровод, затем покрывали его метровым слоем земли для маскировки. Правда, они не могли скрыть насосные станции, но приготовили большое количество запасных частей для ремонта станций, если противник выведет их из строя.

Нет, единственное, что беспокоило Пенга, это местонахождение русской армии.

Дилемма заключалась в следующем: или его разведка не смогла добыть надёжные сведения и в сфере интересов генерала Пенга не было русских войск, или разведывательная информация была точной и русские просто отступали от его армии, лишая китайцев шанса вступить с ними в бой и уничтожить. Но с каких это пор русские отказывались защищать свою землю? Это никак не соответствовало репутации генерала Бондаренко. Китайские солдаты, несомненно, встали бы стеной на защиту родины. Какая-то бессмыслица, тяжело вздохнул Пенг. Впрочем, события во время войны часто развивались таким образом, напомнил он себе. В настоящий момент он даже немного опережал план, и его первая стратегическая цель – золотая шахта – находилась всего в трех днях от передового разведывательного подразделения. Генерал Пенг ещё ни разу не видел золотую шахту.

257
{"b":"14487","o":1}