ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На борту «Хоукаев» члены экипажа следили за ходом боя. Как истребители, так и мчащиеся с огромной скоростью ракеты были видны на экранах радиолокаторов, и все наблюдающие затаили дыхание.

Первыми попали в цель «Фениксы», сбив ещё тридцать один китайский истребитель. И тут же они внезапно выключили свои радиолокаторы. Из-за этого часть «Фениксов» прошла мимо цели, но не все, и шесть китайских истребителей, которые уцелели после второго залпа американцев, продолжали освещать свои цели для тридцати девяти PL-10, которые устремились на четыре «Томкэта».

Американские пилоты увидели мчащиеся на них ракеты, и это чувство не было приятным. Каждый из четырех «Томкэтов» перешёл на форсаж и резко спикировал вниз, выбрасывая по пути все алюминиевые обрезки и выпуская ракеты-обманки, находящиеся в их защитных подвесках. Кроме того, они включили на полную мощность установки глушения. Одному «Томкэту» удалось уйти от китайских ракет.

Другой сумел заманить большинство ракет в облако алюминиевых обрезков, где они взорвались подобно фейерверкам, но на одного F-14 было направлено девятнадцать китайских ракет, и уклониться от всех было невозможно. Третья ракета подлетела достаточно близко, чтобы произошла детонация её боеголовки, затем взорвались ещё девять, и «Томкэт» сам превратился в облако обломков вместе с экипажем из двух пилотов. В результате остался только один истребитель морской авиации, чей офицер по радиолокационному перехвату сумел безопасно катапультироваться, хотя пилот не успел последовать его примеру.

Оставшиеся «Томкэты» продолжали атаку. Теперь у них больше не было «Фениксов», и они продолжали воздушный бой «Сайдуайндерами». Потеря товарищей привела их в ярость, на этот раз китайские истребители повернули и бросились спасаться к своему берегу, преследуемые облаком ракет с инфракрасными головками наведения.

В результате этого боя был открыт путь для штурмовиков. База китайского военно-морского флота имела двенадцать пирсов, у которых стояли пришвартованные корабли, и американские самолёты морской авиации устремились прежде всего к тем кораблям, которые походили на американские. Как это обычно происходит, они исходили из принципа, что на войне люди прежде всего убивают тех, кто больше всего походит на них самих, и только потом преследуют остальных.

Первыми, кто привлёк к себе гнев «Хорнетов», были подводные лодки, большей частью старые дизельные субмарины класса «Ромео», давно пережившие то время, когда они представляли собой грозную силу. Почти все подлодки стояли парами, и «Хорнеты» атаковали их «Шкиперами» и СЛЭМами. Первые представляли собой бомбы весом в тысячу фунтов, с примитивными приборами наведения и моторами, снятыми с устаревших ракет. Но они справились с такой несложной работой. Пилоты старались направлять эти бомбы между субмаринами, стоящими парами, чтобы одной бомбой уничтожить сразу две цели. Это удалось им в трех случаях из пяти попыток. СЛЭМ представлял собой вариант противокорабельной ракеты «Гарпун», предназначенной для атаки наземных целей. Оставшиеся от нападения на подводные лодки СЛЭМы были сброшены на портовые установки и механические мастерские, без которых военно-морская база представляет собой всего лишь берег, загромождённый металлоломом. Повреждения, нанесённые базе, выглядели впечатляюще на видеолентах. Другие штурмовики выполняли операцию, носившую название «Железная Рука». Они искали китайские ракетные и зенитные батареи и уничтожали их с безопасного расстояния антирадиолокационными ракетами «Харм», которые с высокой степенью надёжности находили и разрушали поисковые и наводящие радиолокационные станции.

Короче говоря, первая после Вьетнама атака военно-морских сил США на континентальную часть Восточной Азии прошла успешно. Было потоплено двенадцать кораблей китайского флота и полностью разрушена одна из основных военно-морских баз КНР.

* * *

Другие базы подверглись нападению крылатыми ракетами «Томагавк», выпущенными в основном с надводных кораблей. Каждая военно-морская база КНР на берегу, протянувшемуся на пятьсот миль, подвергалась атаке в той или иной форме, и количество потопленных кораблей увеличилось до шестнадцати. Продолжительность нападения чуть превышала час. Американские тактические истребители вернулись на свои авианосцы, пустив кровь врагам, хотя и не без потерь со своей стороны.

Глава 58

Политические последствия

Это была трудная ночь для маршала Луо Конга, министра обороны Китайской Народной Республики. Он лёг спать примерно в одиннадцать часов предыдущим вечером, обеспокоенный ходом военных операций своих Вооружённых сил, но довольный тем, что они, похоже, развиваются успешно. И затем, едва он закрыл глаза, зазвонил телефон.

Его служебный автомобиль немедленно подъехал, чтобы отвезти его в министерство. Но он не поехал туда. Вместо этого маршал поехал в центр связи Министерства обороны, где он увидел множество старших и среднего уровня офицеров, обсуждавших отрывочную информацию и пытавших понять на её основании, что же произошло. Появление министра Луо нисколько не помогло им, только добавило стресс к уже существующему хаосу.

Ничто не казалось определённым, если не считать того, что они могли найти пустые места в своей информации. Создалось впечатление, что 65-я армия словно провалилась сквозь землю. Командующий ею генерал навещал одну из дивизий вместе со своим штабом, и примерно с 02.00 ночи о нем ничего не было слышно.

Пропал и генерал, командовавший дивизией. По сути дела, не было известно ничего, что там происходило. Чтобы исправить ситуацию, маршал Луо приказал отправить туда вертолёт с базы в Санву. Затем поступили сообщения о воздушных налётах, которые повредили железные дороги из Харбина и Бейана. Полковник инженерных войск был отправлен туда, чтобы разобраться с происшедшим на месте.

Но в тот момент, когда маршал думал, что ему удалось взять в руки ситуацию в Сибири, поступили доклады о налёте на базу военно-морского флота в Гуанчжоу и затем о налётах на базы в Хайкуо, Шантоу и Хичуандао. В каждом случае штабы баз были, по-видимому, уничтожены, потому что командующие базами не отвечали. Наиболее тревожным было сообщение о колоссальных потерях среди истребительных полков в этом районе. Поступили доклады о том, что атаки производились с американских боевых кораблей. Наконец, что было хуже всего, пришла пара автоматических сигналов от всплывших буев единственного в Китае атомного ракетоносца и ударной подводной лодки, которая должна была охранять его. Буи передавали автоматические сигналы о катастрофе, постигшей обе атомные подводные лодки. Маршала потрясло до полной невероятности то, что все эти катастрофы могли произойти одновременно. Но на этом сообщения не кончались.

Радиолокационные станции, расположенные на границе, внезапно замолчали и не отвечали ни по радио, ни по телефону. Затем поступил ещё один доклад из Сибири, переданный по телефону. Одна из дивизий на левом фланге прорыва – та самая, которую навещал командующий 65-й армии группы «Б» несколько часов назад, – доложила… вернее, доложил младший офицер связи одного из подразделений дивизии, что неизвестная бронированная сила прорвала её западную оборону, двинулась на восток и… исчезла.

– Как, черт побери, может враг провести успешную атаку, прорвать оборону и исчезнуть? – потребовал маршал голосом, от которого молодой капитан задрожал. – Кто доложил об этом?

– Об этом доложил офицер, назвавшийся майором 3-го батальона 745-го гвардейского пехотного полка, товарищ маршал, – донёсся дрожащий голос. – Радиоканал был ненадёжным, по крайней мере, так нам сообщили.

– Кто именно?

– Полковник Дзао, старший офицер связи в отделе разведки группы «С» 71-й армии к северу от Бейана. Они должны были обеспечивать безопасность границы в районе прорыва, – объяснил капитан.

– Я и сам это знаю! – завопил министр, срывая злость на ближайшем подчинённом.

274
{"b":"14487","o":1}