ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Счастливый мозг. Как работает мозг и откуда берется счастье
Смерть Первого Мстителя
Третья мировая война. Можно ли ее остановить?
Говорить красиво и убедительно. Как общаться и выступать легко и эффективно. Практическое руководство по коммуникациям
Ловушка для бабочек (сборник)
У любви пушистый хвост, или В погоне за счастьем!
Ундина особых кровей
Здоровье без лекарств
Кто остался под холмом
Содержание  
A
A

Никто не заметил их приближения. Они были маленькими, по сути дела не больше обычной вороны, и стремительно падали; кроме того, все они были окрашены в белый цвет, что помогало им сливаться с утренним небом. На высоте двух тысяч футов они начали искать и находить цели. Скорость их падения была настолько велика, что крохотное отклонение их направляющих крылышек было достаточным, чтобы направить их вертикально вниз.

Они взрывались группами, почти одновременно. Каждая бомбочка содержала полтора фунта мощного взрывчатого вещества, тепло от которого расплавило металлическую оболочку и превратило её в снаряд – процесс назывался «самоплавкой», – мчащийся со скоростью десять тысяч футов в секунду. Броня на верхней части танка всегда самая тонкая, но если бы она и была толще в пять раз, это не сыграло бы никакой роли. Из 921 цели на поле снаряды попали в 762, а наименьшее повреждение, причинённое танкам, было попадание в машинный отсек, где находился дизельный двигатель. Меньше всех повезло танкам, получившим попадание в люк на башне. При взрыве погибал весь экипаж и почти всегда взрывался боезопас, превращая каждую бронированную машину в небольшой вулкан, созданный человеческими руками. В течение нескольких минут три механизированные дивизии превратились в одну потрясённую и неорганизованную бригаду. Бронетранспортёрам пришлось не лучше, но больше всех пострадали грузовики, нагруженные боеприпасами и другими горючими материалами.

В общей сложности, потребовалось девяносто минут, чтобы превратить 29-ю армию типа «А» в склад металлолома и пылающий костёр.

* * *

– Боже мой! – воскликнул Райан. – Неужели все это произошло на самом деле?

– Если видишь своими глазами, приходится верить, Джек. Когда они обратились ко мне с идеей производства J-SOW, я решил, что это что-то из научной фантастики. Затем они продемонстрировал «умных поросят» на Чайна-лейк, и я подумал: боже мой, отныне нам больше не нужна армия или морская пехота. Просто пошлём несколько истребителей-бомбардировщиков F-18 и затем бригаду грузовиков с чёрными пластмассовыми мешками для трупов, а ещё – священников, которые произнесут молитвы над погибшими. Как ты считаешь, Микки?

– Да, это мощное оружие, – согласился генерал Мур. Он покачал головой. – Черт побери, все было в точности как во время испытаний.

– О'кей, что будет дальше?

* * *

«Дальше» произошло у берега Гуанчжоу. Два крейсера «Иджис» – «Мобайл» и «Принстон» в сопровождении эсминцев «Флетчер», «Файф» и «Джон Янг» прошли, следуя один за другим, вышли из утреннего тумана и повернулись бортами к берегу. В этом месте вообще-то был хороший песчаный пляж. За ним не было ничего, только береговая ракетная батарея, защищавшая берег. Несколько часов назад истребители-бомбардировщики уничтожили её. Для того чтобы окончательно покончить с нею, корабли направили на берег свои орудия и выпустили барраж пятидюймовых снарядов. Выстрелы были слышны на берегу, равно как и вой проносящихся снарядов, за которыми последовал гром разрывов. Снаряды были направлены в одну ракетную установку, уцелевшую при бомбардировке прошлой ночью, расчёт которой готовил ракеты к пуску. Жители ближайших населённых пунктов увидели серые силуэты на фоне утреннего неба, и многие из них сообщили об этом по телефону, но, будучи гражданскими людьми, они сообщили, конечно, не то, что следовало.

* * *

В Пекине было чуть больше девяти утра, когда Политбюро начало своё утреннее чрезвычайное заседание. Некоторые члены Политбюро провели спокойную ночь и хорошо отдохнули, но затем их встревожили новости, полученные по телефону. Те, которые получили информацию раньше, не спали совсем после трех утра и, хотя и выглядели более бодрыми, чем их коллеги, были встревожены не меньше их.

– Итак, Луо, что происходит? – спросил министр внутренних дел Тонг Джи.

– Прошлой ночью противник контратаковал нас. Разумеется, этого следовало ожидать, – произнёс он тихим голосом, который соответствовал обстоятельствам.

– Насколько серьёзными были эти контратаки? – спросил Тонг.

– Наиболее серьёзным было повреждение железнодорожных мостов в Харбине и Бейане, но там уже начали ремонт.

– Я надеюсь на это, потому что на ремонт потребуется несколько месяцев, – вмешался Киан Кун.

– Кто это утверждает? – резким голосом потребовал Луо.

– Маршал, строительство двух из этих мостов велось под моим руководством. Сегодня утром я позвонил дивизионному суперинтенданту нашей государственной железной дороги в Харбине. Там разрушены все шесть мостов – береговые устои на обеих сторонах реки полностью уничтожены; потребуется больше месяца, чтобы убрать обломки. Признаюсь, это удивило меня. Эти мосты были построены с большим запасом прочности, но дивизионный суперинтендант утверждает, что отремонтировать их невозможно.

– И кто этот пораженец? – потребовал Луо с яростью в голосе.

– Это преданный член партии, в которой состоит много лет, и весьма компетентный инженер, которому вы не осмелитесь угрожать в моем присутствии! – огрызнулся Киан. – В этом здании можно говорить о многом, но никто не имеет права лгать членам Политбюро!

– Не волнуйтесь, Киан, – постарался успокоить его Чанг Хан Сан. – Мы не должны пользоваться здесь такими резкими выражениями. А теперь, Луо, объясните нам: насколько катастрофичен причинённый нам урон?

– Я уже послал туда армейских инженеров, чтобы они полностью оценили нанесённый ущерб и приступили к ремонту мостов. Я уверен, что в скором времени мы восстановим движение по мостам. Знаете, Киан, у нас есть искусные инженеры по строительству мостов.

– Луо, – сказал Киан, – ваши волшебные армейские мосты способны выдержать вес танка или грузовика, это верно, но не локомотива, весящего двести тонн, тянущего за собой состав в четыре тысячи тонн. А теперь расскажите нам, какой ущерб причинен вашей сибирской авантюре?

– Глупо думать, что противник просто ляжет и умрёт. Конечно, они оказывают сопротивление. Но у нас мощные силы на театре военных действий, и мы сокрушим врага. Прежде чем закончится это совещание, новая золотая шахта будет в наших руках, – пообещал министр обороны. Но это заявление не вызвало оптимизма у большинства членов Политбюро.

– Что ещё? – настаивал Киан.

– Американская морская авиация атаковала нас, и ей удалось потопить несколько кораблей нашего Южного флота.

– Какие именно корабли потопили американцы?

– Ну, пока мы не получили никаких сообщений от нашей ракетной субмарины, и…

– Американцы потопили наш единственный атомный ракетоносец? – спросил премьер-министр Ху. – Как это случилось? Неужели он стоял в гавани?

– Нет, – признался Луо. – Субмарина была в море, и её сопровождала атомная ударная подлодка, которая тоже, по-видимому, погибла.

– Просто великолепно! – воскликнул Тонг Джи. – Теперь американцы наносят удары по нашим стратегическим объектам! Они уничтожили половину нашего стратегического сдерживающего потенциала, и это была его скрытая часть. Что продолжается, Луо? Что происходит в данный момент?

Сидя в своём кресле, Фанг заметил, что Чанг выглядит необычно подавленным.

При обычных обстоятельствах он бросился бы на защиту Луо, но, за исключением одного примирительного замечания, он оставил Луо без своей помощи. Что это может значить?

– Что мы скажем народу? – спросил Фанг, стараясь сконцентрировать внимание Политбюро на чём-то важном.

– Люди поверят тому, что мы им скажем, – сказал Луо.

Все сидящие вокруг стола нервно закивали головами, соглашаясь с этим заявлением. Они действительно держали под своим контролем средства массовой информации. Передачи CNN больше не принимались по всей территории Китая, так же как и все программы других западных служб новостей. Эти службы новостей теперь не принимались даже в Гонконге, который обычно пользовался значительно большей свободой, чем другие провинции континентального Китая. Но была одна вещь, которую никто не решился упомянуть, но о которой знали и тревожились все.

281
{"b":"14487","o":1}