ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Еда живая и мёртвая. 5 принципов здорового питания
Искусство на десерт. Книга рецептов от уникального кондитера современности
Что такое мышление? Наброски
Сирена
Трамп на кушетке. Что на самом деле в голове у президента
Отражение. Зеркало отчаяния
Меня зовут Гоша: история сироты
Жизнь Бунина. Лишь слову жизнь дана…
Сердце. Как у тебя дела?
Содержание  
A
A
* * *

… – Вот дерьмо, – выругался Эд Фоули в своём кабинете, но связь уже прервалась.

* * *

– Что? – В Пекине было на час позже, и солнце уже поднялось из-за горизонта. Маршал Луо только что проснулся после короткого сна, который последовал за самым неприятным днём, который он испытал после Культурной революции. Ему в руки сунули телефонную трубку. – В чем дело? – потребовал он хриплым голосом.

– Это говорит генерал-майор Хун Куинг Ниан из ракетной базы в Хуанхуа. На нас совершено нападение. Над нашими головами на поверхности базы вооружённые люди, пытающиеся взорвать наши ракеты. Мне нужны указания!

– Обороняйтесь! – Это была первая мысль, которая пришла в голову Луо.

– Сторожевой батальон уничтожен, они не отвечают на наш вызов. Товарищ министр, как мне поступить?

– Ваши ракеты заправлены топливом и готовы к пуску?

– Да!

Луо посмотрел вокруг себя в спальне, но здесь не было никого, кто мог бы дать ему совет. Самое ценное оружие его страны вот-вот вырвут из-под его контроля.

Его приказ не был автоматическим. Он действительно сначала подумал, но в конечном итоге не имело значения, насколько обдуманным будет его решение.

– Приказываю запустить ракеты, – сказал он далёкому генералу.

– Повторите команду, – услышал Луо.

– Запускайте ракеты! – рявкнул он в трубку. – Немедленно запускайте свои ракеты!

– Исполняю вашу команду, – ответил голос.

* * *

– Проклятье! – произнёс сержант Конноли. – Вот эта гребаная дверь, да ещё какая!

Первый подрывной заряд всего лишь поцарапал краску на металлической двери.

На этот раз Пэдди прикрепил кумулятивные заряды к верхней и нижней петлям, затем отошёл на безопасное расстояние.

– Это должно справиться с ней, – пообещал он, протягивая за собой провод детонатора.

Грохот, который последовал за его словами, подтвердил мнение подрывника. Когда они подняли голову, двери уже не было. Её отбросило внутрь, она, должно быть, полетела в пусковую шахту, как летучая мышь из…

– Етить твою мать! – Конноли повернулся. – Бежим! БЕЖИМ!

Повторять предупреждение Прайсу и Паттерсону не потребовалось. Они бежали так, как никогда не бегали за всю свою жизнь. Конноли догнал их, натягивая на шлем защитный капюшон на бегу, не останавливаясь, пока не пробежал больше сотни ярдов.

– Проклятая ракета уже заправлена. Дверь разорвала стенку верхнего бака. Сейчас произойдёт взрыв!

– Проклятье! Солдаты, это Прайс, ракеты заправлены, повторяю, ракеты заправлены! Уносите ноги как можно быстрее!

* * *

Доказательство этого последовало от пусковой шахты №8, к югу от Прайса. Бетонный массив, лежащий на вершине шахты, взлетел в воздух, и за ним рванулась вулканическая струя огня и дыма. Шахта № 1, на которой работали солдаты «Радуги», взорвалась так же. Поток огня вырвался в сторону через открытую дверь, предназначенную для обслуживания ракеты.

* * *

Инфракрасную отличительную черту было невозможно не заметить. Геоцентрический спутник, висящий над экватором, сконцентрировался на термическом излучении и тут же отправил сигнал в Саннивейл, Калифорния. Оттуда он поступил в NORAD – северо-американское оборонительное командование воздушного пространства, расположенное внутри гранитной горы Шайенн, Колорадо.

– Запуск! Вероятный запуск в Хуанхуа!

– Что такое? – спросил главнокомандующий НОРАД.

– Мы заметили огромную вспышку – две вспышки – в Хуанхуа, – объявила женщина-капитан. – Черт возьми, вот ещё одна.

– О'кей, капитан, успокойтесь, – ответил ей генерал с четырьмя звёздами на погонах. – Там проходит специальная операция, цель которой уничтожить китайскую базу межконтинентальных баллистических ракет. Так что не переживайте, девушка.

* * *

В контрольном бункере офицеры поворачивали ключи запуска. Генерал, командующий базой, никогда не думал, что ему придётся делать это. Разумеется, существовала такая вероятность, к которой он готовился на протяжении всей своей карьеры, но чтобы это произошло на самом деле… Нет. Такого не может быть.

Но кто-то пытался разрушить его базу. К тому же он получил приказ, и генерал действовал совершенно автоматически – он отдал приказ офицерам и повернул главный ключ.

* * *

Офицеры спецназа отлично справлялись со своим заданием. Уже четыре пусковые шахты были выведены из строя. Один из русских подрывников сумел взорвать дверь, ведущую внутрь шахты, с первого раза. Группа генерала Кириллина послала внутрь своего технического гения, который нашёл модуль наведения ракеты и вывел его из строя автоматным огнём. Теперь потребуется самое меньшее неделя, чтобы привести в порядок эту ракету, и чтобы быть полностью уверенным, что такое не случится никогда, офицер прикрепил взрывной заряд к корпусу ракеты из нержавеющей стали и поставил таймер взрывателя на пятнадцать минут.

– Готово! – крикнул он.

– Поднимайся наверх! – приказал Кириллин.

Генерал-лейтенант, ощущающий себя зелёным кадетом в школе парашютистов, собрал свою команду и побежал вместе с ними к месту, где их должен забрать вертолёт. Чувствуя себя виноватым из-за того, что он не принимал непосредственного участия в работе, он оглянулся вокруг, удивлённый огнём и пламенем на севере от себя. Но ещё больше удивило его то, что три крышки на пусковых шахтах начали двигаться. Ближайшая была всего в трехстах метрах от них, и он увидел, как один из его офицеров подошёл прямо к внезапно открывшейся шахте и бросил что-то в неё – затем побежал прочь, будто испуганный кролик, потому что через три секунды ручная граната, брошенная офицером, взорвалась и вместе с ней взорвалась вся ракета. Офицер спецназа исчез в огромном клубе пламени – навсегда, – но затем произошло нечто ещё более страшное. Из двух пусковых шахт, № 5 и № 7, вырвались два вертикальных фонтана сплошного бело-жёлтого пламени, и меньше чем через две секунды оттуда появились тупые чёрные носы баллистических ракет.

* * *

– Вот проклятье, – прошептал пилот вертолёта «Апач» под кодовым наименованием «Крук-Два». Он барражировал в километре от ракеты и безо всякой сознательной мысли опустил нос вертолёта, повернул ручку газа и потянул на себя рычаг коллективного управления скорости вращения несущего винта и угла наклона лопастей, бросив свой вертолёт прямо к медленно поднимающемуся корпусу ракеты.

– Я вижу его, – произнёс стрелок. Он направил на ракету свою автоматическую двадцатимиллиметровую пушку и потянул за спусковой крючок. Трассирующие снаряды понеслись к ракете, словно лучи лазера. Первая очередь прошла мимо, но стрелок поправил прицел и прошёлся длинной очередью по верхней части ракеты – колоссальный взрыв отбросил вертолёт назад, пилот потерял контроль, и вертолёт опрокинулся на спину. Пилот перевёл рычаг управления влево, но вертолёт продолжал катиться по земле в течение ещё полутора оборотов, прежде чем остановился. Пилот увидел, как горящее ракетное топливо брызнуло на землю из шахты № 9 на всех людей, которые только что вывели её из строя.

Последняя ракета поднялась из своей шахты ещё до того, как солдаты смогли как-нибудь помешать ей. Двое пытались открыть по ней огонь из своих автоматов, но пылающие выхлопные газы сожгли их быстрее, чем они успели нажать на спусковые крючки. Ещё один «Апач» помчался к ракете, увидев, чего добился «Крук-Два», но его снаряды не достигли цели, настолько быстро поднималась в небо ракета CSS-4.

* * *

– Пропади оно все пропадом! – услышал Кларк в наушнике своего радио. Это был голос Динга.

Джон тут же обратился к своему спутниковому телефону.

– Слушаю, как дела? – спросил Эд Фоули.

– Одной удалось ускользнуть, Эд, одной удалось ускользнуть.

– Что?

– Ты слышал меня. Мы вывели из строя все ракеты, кроме одной, и она поднялась в небо… уходит на север, но начинает склоняться к востоку. Извини, Эд. Мы сделали всё, что было в наших силах.

297
{"b":"14487","o":1}