ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Перехват через четыре-три-два-один.

Ракета пролетела рядом, но взорвалась позади боеголовки.

– Пуск второй ракеты! – «Геттисберг» вздрогнул снова.

– Две ушли чисто! – объявил тот же голос, что и раньше.

Теперь боеголовка над Харрисбургом, Пенсильвания, её скорость «уменьшилась» до тринадцати тысяч миль в час…

Затем произошёл запуск третьей ракеты, и через секунду за ней последовал запуск четвёртой. При автоматической системе запуска компьютер выстреливал ракеты до тех пор, пока не увидит мёртвую цель.

– Осталось только две ракеты «Блок-IV» – сказал оружейник.

– Они дешёвые, – заметил капитан Блэнди. – Ну, давай, беби!

Вторая ракета тоже взорвалась позади цели – это было видно на экране телевизора.

– Три-два-один-сейчас!

Такая же судьба постигла третью ракету.

– О дерьмо, проклятье! – воскликнул Грегори. Все посмотрели на физика.

– В чем дело? – потребовал Блэнди.

– Инфракрасные искатели нацелены на самую яркую часть, но она находится позади боеголовки! Наши ракеты и целятся в неё! Проклятье!

– Пять ушли… шесть ушли… обе ушли чисто, – снова заявил тот же голос.

Теперь боеголовка пролетала над Фредериком, Мэриленд, со скоростью двенадцать тысяч узлов…

– Все, больше нет ракет «Блок IV».

– Включайте пусковое устройство «Блок III», – тут же скомандовал капитан.

Два следующих перехватчика вели себя, как первые два, пролетая в нескольких футах от цели, но взрываясь сразу позади её, а скорость снижения боеголовки была намного больше, чем скорость сгорания взрывчатого вещества в боеголовках ракет «Стэндард 2-ER». Поражающие осколки не успевали догнать боеголовку.

– Пуск Семь! Ушла чисто! – «Геттисберг» вздрогнул снова.

Пятая и шестая ракета пролетели мимо на расстоянии нескольких ярдов, в точности как и предыдущие четыре, но в данном случае промах в один ярд равносилен промаху в милю.

Снова задрожал корпус «Геттисберга».

– Восемь! Ушла чисто!

– Нам нужно перехватить её, прежде чем она снизится до пяти или шести тысяч футов. Это оптимальная высота взрыва боеголовки баллистической ракеты, – сказал Грегори.

– На таком расстоянии я могу расстрелять её из моей пятидюймовки, стоящей на баке, – сказал Блэнди. Теперь в его голосе был заметён страх.

Что касается его самого, Райан не мог понять, почему его не охватывает дрожь.

Смерть протягивала свою ледяную руку к нему не один раз… Молл в Лондоне… его собственный дом… «Красный Октябрь»… Какой-то безымянный холм в Колумбии. Когда-нибудь она коснётся его. Может быть, сегодня? Он затянулся последний раз и погасил сигарету в алюминиевой пепельнице.

– О'кей, вот приближается седьмая – пять-четыре-три-два-один-сейчас!

– Мимо! Вот проклятье!

– Девять ушла – Десять ушла, обе чисто! Больше ракет нет, – раздался голос какого-то далёкого главного старшины. – Все, парни.

Боеголовка пролетела над кольцевой дорогой округа Колумбия, шоссе 695, теперь на высоте меньше двадцати тысяч футов, проносясь по ночному небу подобно метеору – наверно, кое-кто так и думал, указывая на неё и зовя стоящих поблизости. Если они будут продолжать смотреть на неё до момента детонации, их глаза взорвутся, и они умрут слепыми…

– Восьмая мимо! Пролетела на расстоянии волоска проститутки! – воскликнул сердито чей-то голос. На экране телевизора было видно, что облачко взрыва совсем рядом с боеголовкой, просто в нескольких дюймах.

– Осталось ещё две, – сказал им оружейник.

Передний радиолокатор SPG-62 на правом борту крейсера изливал поток излучения на приближающуюся цель. Поднимающаяся навстречу ракета SM-2 со все ещё работающим ракетным двигателем нацелилась на отражённый сигнал, фокусируясь, сближаясь, видя источник отражённой энергии, который притягивал её, как мотылька к пламени, боеголовка-камикадзе размером с небольшой автомобиль, набрав скорость почти две тысячи миль в час, разыскивая в небе предмет, мчащийся в шесть раз быстрее… две мили… одна… тысяча ярдов… пятьсот… одна сот…

На телевизионном экране было видно, как боеголовка-метеор превратилась в град искр и пламени…

– Да! – хором воскликнули двадцать голосов.

Телевизионная камера следила за падающими искрами. На дисплее соседнего радиолокатора было видно, что они спускаются в город Вашингтон.

– Нужно послать людей, чтобы они собрали эти осколки. Некоторые из них – плутоний. Они опасны, – сказал Грегори, облокотившись на переборку. – Похоже, что наша ракета попала прямо в боеголовку. Боже мой, ну почему я так напортачил со своим программированием? – подумал он вслух.

– На вашем месте я бы не расстраивался, доктор Грегори, – заметил главный старшина Лик. – Ваш код помог последней ракете столкнуться с боеголовкой. Пожалуй, я поставлю вам кружку пива.

Глава 61

Революция

Как всегда, новости не вернулись достаточно быстро в то место, где они фактически возникли. Отдав приказ о запуске ракет, министр обороны Луо не имел представления, что делать дальше. Совершенно очевидно, он уже не мог уснуть. Америка вполне может нанести ответный ядерный удар, и поэтому его первая разумная мысль заключалась в том, что было бы неплохо унести ноги из Пекина. Он встал, воспользовался туалетом и плеснул в лицо холодной водой. Но затем ход его мыслей натолкнулся на каменную стену. Что делать дальше? Единственное имя, которое пришло ему в голову, было имя Чанг Хан Сана. Соединившись с ним по телефону, Луо заговорил быстро, не давая ему возможности прервать свой рассказ.

– Ты отдал приказ – что случилось, Луо? – не скрывая тревоги, спросил его старший министр без портфеля.

– Кто-то – русские или американцы, я не уверен – нанесли удар по нашей ракетной базе в Хуанхуа, пытаясь уничтожить наше стратегическое средство сдерживания. Разумеется, я тут же отдал приказ командиру базы запустить ракеты, – произнёс Луо голосом, который был одновременно вызывающим и защищающим свой поступок. – Ведь во время прошлого совещания мы приняли такое решение, разве не так?

– Да, Луо, мы обсуждали такую возможность. Но ты запустил ракеты, даже не проконсультировавшись с нами? – напомнил Чанг. Подобные решения всегда принимались коллегиально и никогда единолично.

– А разве у меня был выбор, Чанг? – ответил на его вопрос маршал Луо. – Если бы я заколебался даже на мгновение, нам было бы нечего запускать.

– Понятно, – ответил голос в телефонной трубке. – Что происходит сейчас?

– Ракеты запущены. Первые должны попасть в свои цели – Москву и Петербург – через десять минут. У меня не было выбора, Чанг. Я не мог позволить им полностью разоружить нас.

Чанг мог ругаться и кричать на маршала, но в этом уже не было никакого смысла.

То, что случилось, уже случилось, и зачем расходовать интеллектуальную или эмоциональную энергию на то, что ты не в состоянии изменить.

– Хорошо. Нам нужно встретиться. Я соберу Политбюро. Немедленно приезжай в здание Совета министров. Как ты думаешь, нанесут американцы или русские ответный удар?

– Они не могут ответить нам тем же. У них нет ядерных ракет. На атаку бомбардировщиками потребуются часы, – ответил Луо, пытаясь изобразить это как хорошую новость.

* * *

В конце телефонного разговора Чанг почувствовал в желудке ледяной холод, который можно было сравнить с глотком жидкого гелия. Как часто случается со многими вещами в жизни, эта – рассматриваемая теоретически в комфортабельном конференц-зале – превращалась во что-то совсем иное, когда становилась крайне неприятной реальностью. И всё-таки – была ли она? В случившееся было трудно поверить. Она совсем не соответствовала реальности. Не было никаких видимых признаков – он мог, по крайней мере, ожидать гром и молнию за окном, которые сопровождают подобную новость, может быть даже крупное землетрясение. Но снаружи было всего лишь раннее утро, стрелки часов не достигли даже семи утра.

Неужели это действительно случилось?

301
{"b":"14487","o":1}