ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 10

Уроки торговли

Магистраль, начавшаяся в квартире Номури, вела к сайту всемирной паутины, созданному в Пекине, официально для «Ниппон Электрик Компании», однако сайт, предназначенный для НЭК, был создан американским гражданином, который работал на нескольких боссов.

Одним из них было несуществующее предприятие, деятельностью которого руководило Центральное разведывательное управление. Точный адрес электронной почты Номури был доступен резиденту ЦРУ в Пекине, который, между прочим, ничего не знал о нем. Резидент, наверно, возражал бы против такой меры предосторожности, хотя она являлась характерной для стиля руководства Мэри Патриции Фоули. К тому же группа ЦРУ в Пекине никак не прославилась успешной вербовкой высокопоставленных чиновников КНР, чтобы превратить их в агентов ЦРУ в Китае.

Донесение, которое резидент ЦРУ загрузил в память своего компьютера, казалось ему бессмысленной тарабарщиной, выбранными наугад буквами. С таким же успехом оно могло быть напечатано шимпанзе в благодарность за угощение бананом в какой-нибудь исследовательской лаборатории. Резидент, однако, не обратил на это никакого внимания и просто зашифровал его своим собственным кодом, известным под названием «Чечётка», и затем перезагрузил донесение в официальную правительственную систему связи. Отсюда оно было передано на спутник связи, затем поступило в Саннивейл, Калифорния, далее снова было загружено на спутник и принято в Форт-Бельвуар, Виргиния, на другом берегу реки от Вашингтона, округ Колумбия. Отсюда донесение пошло по секретному оптико-волоконному кабелю в Лэнгли, где находится штаб-квартира ЦРУ. Там оно поступило в «Меркурий», центр связи агентства, где с него сняли код станции ЦРУ в Пекине, обнажив первоначальную тарабарщину. Наконец, наступил последний этап – наполовину расшифрованное донесение послали на терминал персонального компьютера миссис Фоули. Лишь она обладала системой окончательной расшифровки и ежедневно меняющимся алгоритмом для второй половины системы в лэптопе Чета Номури, которая называлась «Интеркрипт». Мэри-Пэт занималась в это время другими делами, и понадобилось двадцать минут, чтобы донесение могло войти в её систему и предупредить о прибытии донесения от «ЗОРГЕ». Это тут же возбудило её интерес. Она дала команду своему компьютеру расшифровать донесение и увидела на экране прежнюю тарабарщину. Тут она вспомнила, что Номури находится на другой стороне линии смены дат и поэтому использовал другую ключевую последовательность. Итак, изменим дату на завтрашний день… и вот наконец! Мэри Пэт напечатала расшифрованное донесение для мужа и затем сохранила его на жёстком диске, автоматически зашифровав снова. После этого она прошла несколько шагов к кабинету Эда.

– Привет, бэби, – сказал директор ЦРУ, не поднимая головы. Мало кто входит в его кабинет, не предупредив заранее. Значит, можно ожидать хороших новостей. Мэри-Пэт передала мужу лист бумаги с сияющей улыбкой.

– Прошлым вечером Чёт сумел продемонстрировать свою мужскую силу! – сообщила заместитель директора по оперативной работе директору ЦРУ.

– Что от меня требуется по этому случаю? Послать ему сигару? – спросил директор ЦРУ, пробегая взглядом по донесению.

– По крайней мере, это шаг вперёд.

– Для него, может быть, – отозвался Эд Фоули, глядя на жену весёлым взглядом. – Думаю, что при выполнении подобного задания он мог истосковаться по женщине, хотя у меня такой проблемы никогда не возникало. – Муж и жена Фоули всегда действовали, выполняя оперативное задание, как семейная пара, и даже обучались на Ферме вместе.

Это избавляло старшего Фоули от всех осложнений, с которыми мог сталкиваться Джеймс Бонд.

– Эдди, иногда ты ведёшь себя как настоящий сухарь!

Удивлённый директор ЦРУ поднял голову.

– Как кто?

– Бесчувственный сухарь! – проворчала она. – Это может оказаться настоящим прорывом. Девчонка служит личным секретарём у Фанг Гана. Ей известно многое из того, что нам хотелось бы знать.

– И Чету удалось переспать с ней прошлым вечером. Милая, это событие ещё не означает, что мы завербовали её. Мы пока не получили китайского агента, – напомнил он жене.

– Я знаю это, знаю. Но у меня предчувствие, что дальше будет легче.

– Женская интуиция? – спросил Эд, просматривая донесение в поисках каких-нибудь грязных деталей, но увидел только холодные факты – вроде того, как если бы рассказ о соблазнении китайской секретарши был напечатан в «Уолл-Стрит Джорнэл».

– Черт побери, Эд! – директор ЦРУ заметил, что из прелестных ушей его жены едва не пошёл пар. – Ты отлично знаешь, что я собираюсь предложить Чету. «Пусть ваши отношения укрепятся, и затем осторожно начинай расспрашивать её о работе». На это потребуется время, но если приведёт к желаемому результату, то ожидание стоит того.

А если не приведёт, то для Честера ожидание всё равно будет приятным, – подумал Эд Фоули. Вряд ли существует много профессий в мире, когда секс является частью твоей работы и гарантирует продвижение по службе, правда?

– Мэри?

– Да, Эд?

– Тебе не кажется немного странным, что юноша докладывает нам о своей сексуальной жизни? Неужели это не заставляет тебя краснеть, хотя бы немного?

– Да, заставило бы, если бы он докладывал мне об этом при личной встрече. По моему мнению, метод обмена информацией по электронной почте является лучшим для такой темы. В нем меньше человечности, что ли.

– Скажи, ты уверена в надёжности этого способа передачи информации?

– Да, ведь мы уже обсуждали это. Его донесение может быть принято за секретную деловую информацию, да и система шифровки очень сложна. Парни и девушки в Форт-Мид могут расшифровать его донесение, но для этого каждый раз придётся прибегать к грубой силе, потребуется целая неделя, даже после того, как им придёт в голову удачная догадка о методе шифрования. А в КНР им придётся начинать с самого начала. Лазейка в службу провайдера устроена очень хитро, и отвод, которым мы пользуемся, тоже должен быть безопасным. Но даже в том случае, если обнаружат, что телефон посольства подключён к службе провайдера Интернета, это ничего не значит. Там у нас работает служащий консульства, который загружает порнографию из местного сайта службы провайдера в качестве ещё одного прикрытия, если кто-то окажется слишком умным. – Все это было тщательно продумано. Это представляло собой вход в Интернет, который хотят, по вполне естественным причинам, держать в тайне, а служба контрразведки в Пекине в случае чего признает понятным и забавным.

– А на этом сайте есть что-нибудь интересное? – снова спросил Эд Фоули, чтобы ещё помучить жену.

– Ничего, если только тебя не интересует насилие над детьми. Некоторые субъекты этого сайта ещё не имеют права голосовать. Если ты попытаешься загрузить эту дрянь здесь, ФБР может скоро постучаться в твою дверь.

– В КНР действительно разразился капитализм, верно?

– Некоторым высокопоставленным членам партии это, судя по всему, нравится. Думаю, что, когда тебе около восьмидесяти, требуется что-то особое, чтобы завести мотор. – Мэри-Пэт видела несколько таких фотографий, и ей этого хватило надолго. Она была матерью и знала, что все действующие лица на порнографических фотографиях были когда-то младенцами, но об этом не думают пользователи-извращенцы. Мужчины, насилующие девочек, считали, должно быть, что все эти малышки вошли в жизнь с широко раздвинутыми ногами и радостным взглядом на своих кукольных детских лицах. Впрочем, выполнение обязанностей проповедника не входило в сферу деятельности заместителя директора по оперативной работе. Иногда приходится иметь дело с такими уродами только потому, что у них есть информация, в которой нуждается страна. Если тебе повезло и сведения действительно окажутся полезными, нередко приходится даже организовывать их побег в Соединённые Штаты. Здесь они смогут жить и в большей или меньшей степени наслаждаться своими пороками, однако же их предупредят о законах и наказании за нарушение таковых. После этого тебе надо войти в ванную комнату и тщательно вымыть руки с мылом. Ей уже не раз приходилось так поступать. Одна из проблем шпионажа заключалась в том, что ты далеко не всегда имеешь дело с людьми, которых захочешь пригласить в свой дом, но хорошие манеры здесь ни при чем.

44
{"b":"14487","o":1}