ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 12

Конфликты кармана

– О'кей, Джордж, выкладывай, – сказал Райан, отпивая кофе из чашки. В Белом доме существовало много рутинных обычаев. Один из них, возникший в течение прошлого года, заключался в том, что после брифинга, проводимого советником по безопасности, Райан первым принимал министра финансов, два или три раза в неделю. Обычно Уинстон шёл пешком через Пятнадцатую улицу (вообще-то он шёл не по улице, а под ней, по туннелю, построенному ещё ФДР[28] и соединяющему Министерство финансов с Белым домом). Вторая часть этого обычая состояла в том, что обслуживающие президента матросы накрывали стол в Овальном кабинете, на котором стоял кофейник и блюдо с круассанами и маслом. Президент и министр финансов наслаждались этим завтраком, не обращая внимания на уровень холестерина.

– КНР. Торговые переговоры окончательно зашли в тупик. Они категорически отказываются идти на любые уступки.

– Какие вопросы рассматриваются?

– Черт побери, Джек, ты бы лучше спросил, какие вопросы там не рассматриваются. – «Торговец» откусил от круассана, намазанного виноградным желе. – Компания по производству компьютеров, недавно созданная китайским правительством, начала просто сдирать новейшее техническое оборудование, принадлежащее и запатентованное нашей компанией «Делл» – помнишь, благодаря этому новому оборудованию стоимость их акций подскочила на двадцать процентов? Они изготовляют у себя эту аппаратуру и устанавливают её на своих компьютерах, предназначенных как для их внутреннего рынка, так и для продажи в Европе. Это является самым наглым нарушением всех торговых правил и договоров о патентах, но когда мы упоминаем об этом за столом переговоров, они просто меняют тему разговора и не обращают на нас никакого внимания. Это может стоить компании «Делл» примерно четыреста миллионов долларов – реальные деньги, потерянные для одной компании. Будь я на месте корпоративного юриста компании «Делл», то начал бы перелистывать «жёлтые страницы» в поисках параграфа «Наёмные убийцы, США». Но это ещё не все. Они предупредили нас, что, если мы поднимем шум из-за этих «незначительных» разногласий, «Боинг» может забыть о заказе на «777-е» – у них опция на покупку двадцати восьми авиалайнеров, – потому что КНР решит покупать аэробусы.

Райан кивнул.

– Джордж, каков сейчас торговый баланс с КНР?

– Семьдесят восемь миллиардов долларов, причём в их пользу, а не в нашу, как тебе известно.

– В Туманном Болоте[29] этим занимается Скотт?

Министр финансов кивнул.

– У него в Пекине собрана хорошая команда, но им требуется кое-что большее, в виде указаний исполнительной власти.

– Что все это значит для нас?

– Дело обстоит следующим образом. Наши потребители получают огромное количество дешёвых товаров, примерно семьдесят процентов которых изготовляется с помощью несложной техники, – масса игрушек, мягкие зверушки, кроссовки и тому подобное. Однако, Джек, тридцать процентов составляют высокотехнологичные товары. Их количество выросло за два с половиной года почти в два раза. Очень скоро нам придётся сокращать рабочие места, как в производстве товаров для внутреннего потребления, так и идущих на экспорт. Они продают большое количество лэптопов на внутреннем рынке – я имею в виду, у себя в стране, – но туда они нас не пускают, несмотря на то, что наши портативные компьютеры дешевле и обладают более высоким качеством. Нам совершенно точно известно, что они используют часть избыточного торгового баланса с нами для субсидирования своей компьютерной промышленности. Я полагаю, что это делается по стратегическим причинам.

– И к тому же продают оружие людям, которым, по нашему мнению, иметь его не следует, – добавил президент Соединённых Штатов. Это они тоже делают по стратегическим причинам.

– Ну что ж, разве не каждому нужен автомат АК-47, чтобы избавляться от крыс, наносящих ущерб запасам зерна? – Партия в тысячу четыреста настоящих, то есть полностью автоматических, штурмовых винтовок была перехвачена две недели назад в порту Лос-Анджелеса, но КНР отрицает свою ответственность, хотя разведывательная служба США проследила заказ до определённого телефонного номера в Пекине. Это было известно Райану, но информация об этом строго засекречена и не просочилась за пределы очень ограниченного круга лиц. Такие меры были приняты потому, что утечка могла скомпрометировать методы сбора разведывательной информации – в данном случае Агентство национальной безопасности в Форт-Мид. Новая телефонная система в Пекине не создавалась американской компанией, но значительная часть проектирования была отдана по контракту фирме, которая имела выгодное соглашение с одним из федеральных агентств США. Это не было, строго говоря, законным, но при охране вопросов национальной безопасности такие вещи допустимы.

– Значит, они не хотят играть по правилам, я не ошибаюсь?

Уинстон хмыкнул.

– Да уж.

– У тебя есть предложения? – спросил президент Райан.

– Нужно напомнить косоглазым ублюдкам, что они нуждаются в нас намного больше, чем мы нуждаемся в них.

– Прошу тебя быть осторожным в разговоре о государствах, особенно обладающих ядерным оружием, – напомнил Райан своему министру финансов. – И не употреблять расистские выражения.

– Джек, это или ровное поле для игр, или нет. Или мы играем в справедливую игру, или не играем. Если они удерживают у себя гораздо больше наших денег, чем мы – их, это означает, что они должны начать вести с нами справедливую игру. О'кей, я знаю, – он поднял руки, словно защищаясь, – они оскорблены тем, что мы признали Тайвань, но это был правильный поступок, Джек. Ты действовал совершенно правильно, наказав их. Эти желтомордые твари убили множество людей, и они же, скорее всего, являются соучастниками наших врагов в Персидском заливе, а также молчаливо поддерживали нападение с применением Эболы. Так что наказание вполне справедливо. Однако не-е-е-ет, мы не можем наказать их за соучастие в вооружённом нападении на Соединённые Штаты и гибель тысяч людей. Верно? Мы слишком большие и сильные, чтобы проявлять мелочность. Мелочность, проклятие! Прямо или косвенно, эти мерзавцы помогли фанатику Дарейи убить семь тысяч наших граждан, так что установление дипломатических отношений с Тайванем стало ценой, которую они заплатили, причём чертовски малой ценой, если тебя интересует моё мнение. И они должны понять это. Нужно, чтобы они узнали наконец, что у мира есть определённые правила. Таким образом нам нужно продемонстрировать Китаю, какую боль придётся им испытать, если они продолжат нарушать правила, а мы должны сделать так, чтобы эта боль была чувствительной. До тех пор, пока они не поймут этого, у нас будут неприятности. Рано или поздно, но они обязаны научиться. Мне кажется, что мы ждали достаточно долго.

– О'кей, но запомни следующую точку зрения: кто мы такие, чтобы учить их правилам?

– Это дерьмо, Джек! – Уинстон принадлежал к тем немногим людям, которые могли – хотя вряд ли имели право – так говорить в Овальном кабинете. Отчасти это объяснялось его собственными достижениями, отчасти тем, что Райан уважал людей, говоривших правду, даже если слова, употребляемые Уинстоном, не всегда относились к разряду литературных. – Запомни, это они обманывают нас. Мы ведём справедливую игру. У мира есть правила, и эти правила соблюдаются мировым сообществом. Если Пекин хочет стать частью этого сообщества, ну что ж, они должны подчиняться тем же правилам, как и все остальные. Если ты хочешь поступить в клуб, тебе придётся сначала заплатить вступительный взнос, и даже после этого ты не сможешь ездить на своём гольф-карте по зелёному полю для гольфа. Никто не имеет права в одиночку жрать пирог под одеялом.

«Проблема, – думал Райан, – заключается в том, что люди, стоящие во главе целых стран – особенно больших, могущественных и важных, – не относятся к числу тех, кому можно говорить, как и почему они должны поступать. Это тем более относится к диктаторским странам. В либеральных демократиях идея главенства закона применяется практически ко всем. Райан является президентом, но он не имеет права ограбить банк только потому, что у него нет карманных денег».

вернуться

28

ФДР – Франклин Делано Рузвельт (президент США в 1932 – 1944 годах).

вернуться

29

Туманное Болото – район в Вашингтоне, где находится Государственный департамент США (Министерство иностранных дел).

54
{"b":"14487","o":1}