ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любитель. Искусство делать то, что любишь
Марсианские хроники
Семь смертей Эвелины Хардкасл
Водоворот. Запальник. Малак
Голос
Темный эльф. Хранитель
Сердце, Мозг и Кишечник. Война без конечностей
Курганник
Ангел с черным мечом
Содержание  
A
A

В сороковых и пятидесятых годах Агентство национальной безопасности получило возможность брать на работу лучших американских математиков. Им было поручено, совместно с AT&T, разработать универсальную телефонную систему, пользуясь которой офицеры американской разведки могли вести тайные переговоры. В то время телефонная компания AT&T была единственным соперником АНБ и имела возможность брать на работу талантливых математиков. Помимо этого, компания всегда являлась главным подрядчиком практически для каждого правительственного агентства США. В 1955 году им удалось решить эту задачу, и, за удивительно небольшой гонорар, AT&T обеспечила мир образцом телефонных систем, принятых затем почти во всех странах мира. Небольшой размер гонорара объяснялся желанием американской компании сделать эти системы совместимыми для каждой страны, что поможет упростить международную связь. В семидесятых годах появились телефоны, на которых набор номеров осуществлялся нажатием кнопок. Эти телефоны направляли звонки электронным методом с помощью кодов с контролируемой частотой. Электронные системы пользовались такими кодами с ещё большей лёгкостью, их было несравненно проще содержать, чем прежние электромеханические переключатели, которые когда-то сделали владельца похоронного бюро очень богатым человеком. Кроме того, они отвечали всем требованиям, которые АНБ предъявляло компании AT&T. Действующие системы, впервые переданные телефонным компаниям мира, были разработаны в исследовательской лаборатории AT&T в Парсиппани, штат Нью-Джерси, и постоянно совершенствовались, по крайней мере, раз в год, ещё более повышая эффективность телефонных систем мира. Лаборатория работала настолько успешно, что практически не было ни одной телефонной компании в мире, которая не пользовалась её разработками. И в эту всемирную действующую телефонную систему были незаметно внесены шесть линий бинарного кода, концепция которых возникла в годы нацистской оккупации Нидерландов.

* * *

Минг закончила установку, извлекла диск и выбросила его в мусорную корзину. Самый простой способ вынести секретные материалы состоит в том, чтобы это сделал твой противник, причём через парадный вход, а не через заднюю дверь.

В течение нескольких часов ничего не происходило. Минг выполняла свою обычную канцелярскую работу, а Номури навестил три коммерческие фирмы, чтобы продать им свои мощные настольные компьютеры. Все это изменилось в 7.45 вечера.

В это время Минг была уже дома. Номури получил свободный вечер, чтобы восстановить силы; Минг нужно побыть со своей подругой по комнате, что поможет избежать подозрения – они будут смотреть местное телевидение, болтать друг с другом, а Минг будет думать о своём любовнике. Едва заметная улыбка на её лице объяснялась причиной, не затрагивающей её сознания.

Её настольный компьютер, произведённый фирмой НЭК, давно погрузился в автосон, экран монитора тёмный и чистый, лампочка индикатора в нижнем правом углу пластикового корпуса компьютера светилась янтарным светом вместо зелёного, когда включали компьютер для работы. Программа, которую Минг утром ввела в компьютер, была специально спроектирована для машин, выпускаемых компанией НЭК, и он, подобно всем таким компьютерам, имел запатентованный код источника питания, разработанный только для такого типа машин. Код источника был, однако, известен в Агентстве национальной безопасности.

Сразу после установки программа «Призрак» – так её назвали в Форт-Мид, штат Мэриленд, – спряталась в специальной нише оперативной системы НЭК, новейшей версии Майкрософт Виндоуз. Эта ниша была создана служащим компании «Майкрософт», чей любимый дядя погиб над Северным Вьетнамом, когда сидел за штурвалом истребителя-бомбардировщика Е-105. Этот программист исполнял свой патриотический долг, не поставив об этом в известность компанию, в которой работал. Она также идеально совпадала с кодом НЭК, благодаря чему была практически незаметна даже при самом тщательном осмотре программистом-экспертом всего кода внутри компьютера, строка за строкой.

«Призрак» сразу принялся за работу, создав указатель, который рассортировал документы в компьютере Минг, сначала по дате их создания/модификации и затем по типу файла. На некоторые файлы, такие как оперативная система, он не обратил внимания. Он также не обратил внимания на созданную в НЭК программу транскрибирования, которая превращала латинские буквы, а фактически английские фонемы разговорного мандаринского наречия в соответствующие иероглифы, однако «Призрак» не игнорировал файлы с графическим текстом, возникшие на основе этой программы. Их он копировал вместе с телефонными индексами и другим текстовым файлом на своём накопителе ёмкостью в пять гигабайт. На всю эту процедуру компьютеру, действующему под руководством «Призрака», потребовалось семнадцать и четырнадцать сотых секунды, причём в результате остался большой файл, существующий сам по себе.

Машина замерла на полторы секунды, затем началась новая деятельность. Настольные компьютеры НЭК имели встроенные высокоскоростные модемы. «Призрак» привёл их в действие, причём одновременно отключил внутренние мини-динамики, для того чтобы никто не мог услышать процесс передачи. Обычно динамики оставались включёнными, что являлось мерой предосторожности. Вспыхивающие огоньки, говорящие об их работе, были спрятаны, потому что в этой модели компьютера модем находился внутри корпуса машины. Затем компьютер набрал (этот термин каким-то образом уцелел после кончины вращающихся дисков на телефонах) номер из двенадцати цифр вместо обычных семи, которыми пользовались в телефонной системе Пекина. Дополнительные пять цифр послали сигнал поиска по аппаратуре центрального коммутационного компьютера, и он появился в месте, выбранном две недели назад инженерами в Форт-Мид. Они, разумеется, не имели представления, для чего все это делалось, или где это произойдёт, или кого это касается. Зазвеневший номер – по сути дела, там не было никакого механического или электронного звонка – означал специализированный канал модема, который выходил из стены у письменного стола Честера Номури и заканчивался в обратной стороне его высокотехнологичного лэптопа. Этот портативный компьютер не был произведён компанией НЭК, потому что здесь, как и в большинстве областей применения компьютеров, лучшими аппаратами по-прежнему оставались американские.

В этот момент Номури сидел у телевизора, хотя в его случае это был канал CNN, передающий международные новости. Ему хотелось узнать, что происходит дома.

Затем он переключился на японский спутниковый канал, потому что это составляло часть его прикрытия. Сегодня вечером передавали фильм о самураях. Номури нравились такие фильмы, потому что они напоминали вестерны, заполнившие американское телевидение в пятидесятых годах. Несмотря на то что он был образованным человеком и офицером-оперативником, Номури любил бессмысленные развлечения, как и многие другие. Негромкий звук «бип» заставил его оглянуться. Несмотря на то что его портативный компьютер был снаряжён такой же программой, как и компьютер в офисе Минг, он имел звуковую подсказку, говорящую о том, что в него что-то поступило. На экране лэптопа вспыхнул код из трех цифр, информирующий Номури, что это и откуда пришло.

Да! Восторг офицера ЦРУ был неописуемым. Его правый кулак ударил по левой ладони с такой силой, что стало больно. Да. Теперь у него есть свой агент в этом проклятом месте, а в компьютере содержится информация по операции «ЗОРГЕ». Полоса в верхней части экрана сообщала ему, что данные поступают со скоростью 57 тысяч бит в секунду, то есть с очень высокой скоростью. «Остаётся надеяться, что в местной коммунистической телефонной системе нет где-то плохого контакта на пути от офиса Минг до коммутационного центра и от коммутационного центра до его квартиры», – подумал Честер. Впрочем, проблемы с этим быть не должно. Первый отрезок пути от офиса Минг должен быть первоклассным, поскольку обслуживал партийную элиту. Да и второй отрезок, от коммутационного центра до его квартиры, тоже в порядке, потому что Номури уже получал по нему многочисленные сообщения, большинство которых поступало из компании НЭК в Токио. В них его поздравляли с тем, что он уже превысил свою квоту продаж.

63
{"b":"14487","o":1}