ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Райли знал, что в сфере расследования преступлений русские нуждаются в помощи.

Пока они даже не сумели найти самосвал, из которого стрелял гранатомётчик. Правда, в городе несколько тысяч таких самосвалов, так что один из них могли украсть и его владелец или водитель мог пока даже не заметить исчезновения машины. Поскольку свидетели утверждали, что выстрел был направлен под углом, сверху вниз, в кузове самосвала вряд ли остались следы пуска ракетной гранаты, что могло бы помочь опознать самосвал, принимавший участие в преступлении. А такой самосвал был нужен, потому что в нём могли оказаться волосы или волокна с одежды стрелявшего. Разумеется, никто не заметил номера машины, и, как назло, в часы пик на площади не было ни одного человека с камерой – по крайней мере, пока такого фотографа обнаружить не удалось. Бывали случаи, когда такой парень появлялся через день-другой, и при важном расследовании приходилось полагаться на удачу, причём обычно такая удача заключалась в человеке, который не держал свой рот на замке. Расследование, когда все, с кем приходилось сталкиваться, предпочитали молчать, – это трудный способ заработать на жизнь. К счастью, криминальный ум редко бывает осторожным – за исключением особенно умных преступников, а в Москве, как знал Райли, таких немало.

Существует два типа умных деятелей преступного мира. Первый состоит из офицеров КГБ, ставших жертвами крупного сокращения штатов – в Америке именуемого RIF (reduction in force), – аналогичное явление произошло с американскими военнослужащими.

Эти потенциальные преступники наводят страх, потому что они обладают отличной профессиональной подготовкой и опытом проведения «чёрных» операций, знают, как вербовать людей и использовать их в своих интересах. Кроме того, они умеют действовать незаметно – люди, которые, по мнению Райли, нередко одерживали верх над ФБР, несмотря на отчаянные старания департамента контрразведки, следящего за иностранными агентами.

Второй тип – это ещё оставшееся эхо усопшего коммунистического режима. Их называли «толкачами», что в точности соответствовало американскому термину «лоббисты», и во времена рухнувшей экономической системы они являлись той смазкой, которая давала возможность продвигаться вперёд, успешно функционировать бизнесу. Это были люди, чьи связи с представителями самых разных слоёв общества помогали предпринимателям осуществлять различные операции. Они были вроде повстанцев, использующих тайные тропы в дикой местности для перемещения товаров из одного места в другое. После падения коммунизма их бизнес стал по-настоящему прибыльным, поскольку почти никто не понимал, как функционирует капитализм, и способность осуществления операций ценилась ещё больше, чем раньше, к тому же теперь она щедро оплачивалась. Талант, как всегда, направлялся в ту область, где есть деньги, а в стране, все ещё пытающейся понять, что означает власть закона, вполне естественно для людей, обладающих таким талантом, было нарушать существующие законы. Сначала они состояли на службе у тех, кто в них нуждался, но затем они довольно быстро поняли, что им более выгодно, и сами занялись предпринимательством. Бывшие толкачи стали теперь самыми богатыми людьми в стране, а с богатством пришла власть. Но с властью пришла коррупция, которая привела за собой преступность, причём преступность эта достигла такого размаха, что ФБР приходилось действовать в Москве почти с такой же активностью, как это делало ЦРУ. Для этого были серьёзные причины.

Союз между бывшими сотрудниками КГБ и бывшими толкачами создавал самую мощную и изощрённую преступную империю в человеческой истории.

Таким образом, был вынужден признать Райли, этот Распутин – его имя буквально означало «распутный человек» – вполне мог быть частью этой империи, а его смерть могла быть связана с ней. А может быть, все обстояло совсем по-другому. В общем, это будет очень интересное расследование.

– Ну что ж, Олег Григорьевич, если вам понадобится какая-нибудь помощь, я постараюсь обеспечить её, – пообещал агент ФБР.

– Спасибо, Миша.

И после этого они расстались, причём каждый думал о своём.

Глава 1

Эхо взрыва

– Итак, у него были враги? – спросил подполковник Шабликов.

– У Григория Филипповича было много врагов. Он не стеснялся открыто высказывать свои мысли и оскорблял слишком многих людей.

– Что ещё? – потребовал Шабликов. – Ведь не могли же его взорвать на середине площади только из-за того, что он оскорбил чувства какого-то преступника!

– Он начинал строить планы о ввозе наркотиков в Россию, – сообщил осведомитель.

– Вот как? Расскажи об этом поподробнее.

– У Гриши были контакты с колумбийцами. Три месяца назад он встретился с ними в Швейцарии и в настоящее время разрабатывал план доставки кокаина из Колумбии в Одессу. До меня доходили слухи, что он собирался создать канал транспортировки наркотиков из Одессы в Москву.

– А как он намеревался платить им за кокаин? – спросил подполковник милиции. Русские деньги были, по сути дела, почти бесполезными бумажками.

– Твёрдой валютой. Гриша располагал крупными суммами валюты. Западные клиенты щедро платили ему, да и русские клиенты мало в чём уступали. Он знал, как сделать людей счастливыми – за высокую цену.

«Распутин», – подумал подполковник. Авсеенко действительно был распутным человеком. Ублюдок поставлял желающим тела красивых русских девушек – а иногда и мальчиков. Это было известно Шабликову. Ему платили такие деньги, что он смог приобрести огромный германский автомобиль (за иностранную валюту, его люди уже проверили сделку), а теперь намеревался заняться ввозом наркотиков. За наркотики колумбийцы наверняка потребуют предоплату, а это означало, что Распутин собирался продавать кокаин за иностранную валюту, потому что колумбийцев вряд ли интересовали русские рубли. Авсеенко не был потерей для его страны. Скорее наоборот, тот, кто его убил, должен получить награду за такой подвиг… Но ведь освободившееся место во главе организации сутенёра наверняка займёт кто-то другой, а этот человек может оказаться умнее и хитрее. Такой всегда была проблема с преступниками. В преступном мире действовал сформулированный Дарвиным процесс естественного отбора – выживали сильнейшие. Милиция арестовывала много преступников – иногда слишком много, – но в её сети попадались только тупые и глупые, в то время как умные преступники становились ещё хитрее и изворотливее. Создавалось впечатление, что милиция попусту старается угнаться за преступниками, потому что те, кто нарушал закон, всегда обладали инициативой.

– Понятно. Кто ещё занимается ввозом наркотиков?

– Этого я не знаю. Разумеется, ходят слухи, и мне известны имена некоторых уличных торговцев, но кто стоит за их спиной и снабжает их наркотиками – это мне неизвестно.

– Выясни, – холодно приказал Шабликов. – Вряд ли это окажется слишком трудным при твоих способностях и связях.

– Сделаю всё, что в моих силах, – пообещал осведомитель.

– И сделай это побыстрее, Павел Петрович. Ты также узнаешь для меня, кто займёт место Распутина в его империи.

– Слушаюсь, товарищ подполковник. – Осведомитель покорно кивнул.

«Такова власть высокопоставленного милиционера», – подумал Шабликов. Настоящая власть, благодаря которой он мог подчинить себе других людей, и это доставляло ему удовольствие. В данном случае его осведомителем был человек, за которым тянулся длинный след преступлений, известных милиции. Он занимал не последнее место в преступном мире, и подполковник приказал ему раздобыть необходимую информацию. Этот приказ будет выполнен, в противном случае его арестуют, он отправится в тюрьму и потеряет источник своего дохода. Обратной стороной медали являлась определённая защита, которую обеспечивал ему Шабликов. Пока преступник-осведомитель не совершал слишком серьёзных проступков, подполковник защищал его от судебного преследования. То же самое происходит и во многих других странах мира, говорил себе Ефим Константинович Шабликов, один из самых опытных следователей московской милиции. А как иначе он сможет получить информацию о людях, совершивших действительно серьёзные преступления? Ни одно полицейское ведомство в мире не имеет достаточно сил и средств, чтобы расследовать все преступления, так что использование преступников для раскрытия преступлений было самым простым и дешёвым способом сбора информации.

8
{"b":"14487","o":1}