ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Душа Дракона
Никола Тесла
Бабочка
Книга Жизни
Джонни в большом мире
Тайна трех четвертей
Прекрасная буря
Диетология. Руководство
Ведьма
Содержание  
A
A

– Валяй.

– Что тебе известно о специальной антитеррористической группе, базирующейся в Англии?

– Ты имеешь в виду «людей в чёрном»?

Провалов кивнул.

– Да. Тебе известно что-нибудь о них?

Райли знал, что ему нужно тщательно выбирать слова, хотя ему и было известно очень мало.

– Понимаешь, я не знаю ничего, кроме того, что появилось в газетах. По-моему, это что-то вроде многонациональной группы НАТО, состоящей отчасти из военнослужащих и отчасти из полицейских. В прошлом году они провели несколько успешных операций. Почему это интересует тебя?

– Ко мне поступил запрос с самых верхов, потому что я знаком с тобой. Мне сказали, что они приезжают в Москву, чтобы помочь в подготовке наших людей – групп спецназа, решающих аналогичные задачи, – объяснил Провалов.

– Неужели? Понимаешь, я никогда не состоял в исполнительных группах ФБР, всего один раз принимал участие в действиях местной группы SWAT. Гас Вернер знает, наверно, гораздо больше. Раньше он руководил группой спасения заложников и был старшим агентом в целом регионе – командовал большим отделением ФБР в крупном городе. Я встречался с ним только один раз, мы просто поздоровались. У Гаса отличная профессиональная репутация.

– Репутация?

– Это значит, что он хорошо проявил себя. У рядовых агентов высокое мнение о нем. Но, как я уже сказал, это исполнительная часть Бюро. Я же всегда работал с шахматистами.

– Ты имеешь в виду, занимался расследованием.

Райли кивнул.

– Совершенно верно. Вообще-то такова была первоначальная задача ФБР, но со временем появились и другие функции. – Американец замолчал. – Значит, ты следишь за этим Коневым/Суворовым очень внимательно?

– Моим людям дано указание соблюдать предельную осторожность, но, ты прав, мы не спускаем с него глаз.

– Ты знаешь, если он действительно сотрудничает с китайскими разведчиками… тебе не кажется, что они могут попытаться убить Головко?

– Я не знаю, но мы должны рассматривать и такой вариант.

Райли кивнул. Он подумал, что новость может заинтересовать Вашингтон. Пожалуй, следует обсудить вопрос с резидентом ЦРУ в Москве.

* * *

– Мне необходимы досье на всех, кто когда-нибудь работал с ним, – распорядился Сергей Николаевич. – И мне нужно, чтобы ты сам принёс его личное дело.

– Слушаюсь, товарищ директор, – ответил майор Шелепин и кивнул.

Утренний инструктаж, проведённый полковником милиции, не удовлетворил ни директора СВР, ни его личного телохранителя. На этот раз, в виде исключения, удалось обойти легендарную русскую бюрократию, и информация с необычайной быстротой поступила к тем, кого она действительно интересовала. Это включало человека, который был сегодня ещё жив, возможно, только чудом. Потому что кто-то имел такую же машину и оказался в ненужное время в ненужном месте.

– И мы создадим специальную группу активных действий, которая будет работать с этим молодым Проваловым.

– Конечно, товарищ директор.

«Странно, – подумал Сергей Николаевич, – как быстро может меняться мир». Он отчётливо помнил утро, когда произошло убийство, – такие вещи не забываются. Но после нескольких дней шока, сопровождаемого страхом, он позволил себе успокоиться, поверить, что именно Авсеенко был подлинной целью покушения, совершенного преступным миром, пожелавшим стереть сутенёра – Головко нравилось это архаичное американское выражение, – и что жизнь его самого не подвергалась опасности. После того как он заставил себя поверить в это, происшествие на площади Дзержинского начало походить на ДТП, мимо которого он проезжал. Даже если в результате несчастного случая погиб какой-нибудь автомобилист, вы выбрасываете это из головы, как нечто не имеющее отношения к вам. Такое не могло случиться с вами, потому что вы едете в дорогом служебном автомобиле и за рулём сидит Анатолий. Но теперь Головко начал думать о том, что он уцелел в результате простой случайности.

Теперь он был напуган больше, чем тем ясным московским утром, когда смотрел из окна своего бронированного автомобиля на дымящийся остов соседнего «Мерседеса».

Это означает, что ему по-прежнему угрожает опасность, и он боялся этого, как и любой человек.

Но что ещё хуже, за ним может охотиться один из своих, бывший офицер КГБ, связанный со спецназом. А если у него имеется связь с китайцами…

…Однако с какой стати китайцам понадобилось готовить покушение на его жизнь? Более того, зачем нужно китайцам совершать такое преступление в другой стране? Это было более чем дерзко.

Все происходящее выходило за пределы здравого смысла, но Головко, будучи профессиональным офицером разведывательной службы, уже давно избавился от иллюзии, что все творящееся в мире подчиняется здравому смыслу. Сейчас ему было необходимо собрать больше информации, и он находился по крайней мере в таком месте, где собирать её не так уж трудно. Если он и не обладал той властью, которая была у него в прошлом, всё равно власть, которой он обладает сейчас, достаточна для решения этой задачи, сказал себе Головко.

Наверно.

* * *

Он не пытался часто ходить в министерство. Это было обычной мерой предосторожности, но разумной мерой. После того как ты завербовал агента, тебе не следует часто встречаться с ним или с ней из-за опасения скомпрометировать агента. Во время обучения на Ферме ему растолковали это. Если ты скомпрометируешь одного из своих агентов, тебе будет трудно спать ночью. Это объяснялось тем, что ЦРУ обычно активно действовало в тех странах, где предупреждение о действии правила Миранды[48] осуществлялось ножом, или пистолетной пулей, или чем-то ещё хуже, – полицейское государство может сделать твою жизнь трудной, говорили ему на Ферме, а это значит, что твоя жизнь может стать очень неприятной. Особенно в данном случае, когда он вступил в интимные отношения со своим агентом и разрыв с ней может заставить её прекратить сотрудничество, которое, как сообщило ему Лэнгли, приносило чертовски хорошие плоды, и они хотели получать как можно больше такой информации. Стереть программу, введённую ею в свой компьютер по его просьбе, будет трудно даже для гения, получившего образование в Калифорнийском технологическом институте. Впрочем, можно решить эту проблему путём уничтожения всего жёсткого диска и внесения новых файлов поверх старых, потому что ценный, тайно внесённый файл спрятан в системе программного обеспечения и запись, произведённая на его месте, уничтожит файл.

Поэтому ему не хотелось приходить в министерство, но он, кроме работы разведчика, исполнял обязанности бизнесмена, и клиент обратился к нему за помощью. У девушки, сидящей на расстоянии двух столов от Минг, возникли проблемы с компьютером, а он был представителем фирмы НЭК в офисах министерства.

Проблема оказалась незначительной – некоторых женщин просто не следует допускать к компьютерам. «Все равно что предоставить полную свободу четырехлетнему мальчишке в оружейном магазине», – подумал Номури, но не осмелился произнести вслух, это слишком походило на дискриминацию, а такие вещи в эпоху равноправия полов не приветствуются даже в Китае. К счастью, он не увидел Минг, когда вошёл в офис. Он подошёл к столу, где сидела вызвавшая его девушка, и справился с проблемой за три минуты. Затем он объяснил секретарше, в чём заключалась неисправность, пользуясь самыми простыми выражениями, которые она, несомненно, поймёт. Теперь она станет экспертом всего офиса по исправлению этой часто случающейся ошибки.

С улыбкой и вежливым японским поклоном он направился к выходу, и в этот момент дверь личного кабинета открылась и вышла Минг с министром Фангом, смотрящим в какие-то бумаги, позади неё.

– О, привет, Номури-сан, – с удивлением произнесла Минг. Фанг произнёс имя «Чаи» и сделал знак другой девушке следовать за ним. Если Фанг и увидел Номури, он не подал вида, просто исчез за дверью своего кабинета.

вернуться

48

Правило Миранды – принятое Верховным судом США постановление, гласящее, что полицейский при аресте должен зачитать подозреваемому его конституционные права.

92
{"b":"14487","o":1}