ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Я был на том же самолёте, – напомнил Барри Вайс.

– Ну, может быть, ты легче переносишь такие перелёты, – заметил Ратледж. – Давай отложим этот разговор на день-другой, а?

– Если вы так считаете, – согласился репортёр CNN. Ему не нравился этот высокомерный сукин сын, но он был источником информации, а Вайс занимался информационным бизнесом. Как бы то ни было, но поездка оказалась короткой. Официальная делегация осталась в посольстве, а сотрудники службы новостей вернулись на посольских автомобилях в свои отели.

Посольство могло разместить всех членов официальной делегации у себя, главным образом чтобы их разговоры не были записаны «жучками» Министерства государственной безопасности, которые находились в каждом номере всех отелей Пекина.

Нельзя сказать, что комнаты в посольстве были роскошными, хотя для Ратледжа нашлась весьма комфортабельная комната. В этом протокол подвёл Марка Ганта, но у него тоже была удобная кровать в его маленькой комнате, а туалет и душевую ему пришлось делить с соседом. Вместо этого он отыскал ванную комнату и принял горячую ванну, после чего проглотил таблетку снотворного, которую получил от врача, сопровождавшего делегацию. Предполагалось, что он проспит целых восемь часов, что позволит ему к утру согласовать свои биологические часы с местным временем. Затем будет большой рабочий завтрак, похожий на тот, который получают астронавты перед стартом «шаттла», и являющийся такой же американской традицией, как звёздно-полосатый флаг над Фортом МакГенри.

* * *

Номури увидел прибытие торговой делегации по китайскому телевидению, которое он смотрел главным образом для того, что отточить своё знание языка. Постепенно ему удавалось овладеть языком, хотя тональный характер мандаринского наречия сводил его с ума. Когда-то ему казалось, что трудно овладеть японским языком, но по сравнению с мандаринским наречием японский язык был лёгкой прогулкой в парке. Он смотрел на лица, пытаясь понять, кто приехал для участия в переговорах. Ему помог китайский переводчик, хотя и он с трудом выговорил имя Ратледжа. Ничего странного, американцы тоже уродуют китайские имена, за исключением простых, таких как Минг и Ванг. Номури едва не стошнило, когда он как-то увидел, как американский бизнесмен пытается объяснить что-то местному жителю. Комментатор продолжал говорить о китайской позиции на торговых переговорах, о том, что Америка должна пойти на целый ряд уступок КНР – в конце концов, разве Китай не проявил неслыханную щедрость, позволив американцам покупать ценные товары Китайской Народной Республики за бесполезные доллары?

При этом мнение Китая звучало очень похоже на то, которое когда-то выдвигала Япония, пока новое японское правительство не открыло свои рынки для американских товаров. Несмотря на то что торговый баланс все ещё оставался в пользу Японии, справедливое соревнование на игровом поле торговли ослабило американскую критику, хотя японские автомобили по-прежнему не пользовались такой популярностью в Америке, как раньше. Но это пройдёт, не сомневался Номури. Если у Америки и была слабость, она заключалась в том, что американцы слишком быстро забывали и прощали причинённое им зло. В этом отношении Номури восхищался евреями. Они все ещё не забыли Германию и Гитлера. И они совершенно правы, подумал он. Его последняя мысль перед тем, как лечь в постель, была о том, как действует новое программное обеспечение на компьютере Чаи, сумела Минг установить его или нет. Затем он решил проверить это.

Встав с кровати, Номури включил свой лэптоп и… да! У системы, установленной на компьютере Чаи, отсутствовала программа транскрибирования, как на компьютере Минг, но она передавала то, что было в ней. Отлично, в Лэнгли есть лингвисты, способные разобраться в этом. Что до него, то Номури просто загрузил информацию и лёг в постель.

* * *

– Проклятье! – выругалась Мэри-Пэт. Почти весь материал не поддавался чтению, но это был второй источник информации в операции «ЗОРГЕ». Это было очевидно по магистрали, по которой прошла информация через Интернет. Она подумал, а не пытается ли Номури похвалиться своими достижениями, или ему удалось залезть в трусы ещё одной секретарши китайского министра? Нельзя сказать, что такое случилось впервые с оперативником, ведущим весьма активную сексуальную жизнь, но, с другой стороны, это происходило не так уж часто. Она отпечатала переданный материал, сохранила его на жёстком диске и вызвала лингвиста, чтобы тот поднялся к ней в кабинет и перевёл полученную информацию. Затем она загрузила в память компьютера текущую информацию, полученную по каналу «Певчей птички». Этот материал поступал так же регулярно, как «Вашингтон Пост», и был намного интереснее. Мэри-Пэт поудобнее устроилась в кресле и начала читать перевод последних заметок Минг, полученных ею от министра Фанг Гана. Она надеялась, что он будет говорить о торговых переговорах, сейчас посмотрим, действительно он говорит…

«Это кажется важным», – подумала заместитель директора ЦРУ. Скоро она будет удивлена тем, каким ошибочным было это впечатление.

Глава 23

Ближе к делу

Яичница с беконом, поджаренный хлеб и жареная картошка, а также колумбийский кофе. Гант был евреем, но не соблюдал кошерный закон и любил бекон. Все уже встали и выглядели очень бодрыми. Чёрные капсулы, розданные врачом Госдепа (все называли их чёрными и выпускаемыми правительством, по-видимому, это была какая-то традиция, о которой Гант ничего не знал), благоприятно подействовали на всех, потому что у всех канцелярских крыс были яркие глаза и пышные хвосты. Он заметил, что главной темой разговора были матчи Национальной баскетбольной ассоциации. «Лейкерс» снова набрали форму. Ратледж увидел, как Гант сидел во главе стола и дружески беседовал с послом Хитчем, который казался образцом американского гражданина. Затем появился взволнованный сотрудник посольства с папкой, на краях которой красовались белые и красные полосы. Он передал папку послу Хитчу, тут же открывшему её.

Гант сразу понял, что в папке секретные материалы. В Министерство финансов секретные материалы попадали редко, но всё-таки попадали, и у него был допуск к совершенно секретной информации и специальному ознакомлению. Это составляло часть его работы как личного помощника министра Уинстона. Значит, из Вашингтона поступает разведывательная информация, связанная с торговыми переговорами. Что содержится в папке, Гант не знал и не был уверен, что его ознакомят с её содержимым. Он подумал, а не стоит ли ему напрячь свои профессиональные мускулы и потребовать допуска к поступившему материалу, но решение об этом будет принимать Ратледж, и ему не хотелось дать шанс этому госдепартаментскому хмырю продемонстрировать, кто является главным быком в этом стаде. Гант привык пользоваться терпением как одной из основных добродетелей и решил снова прибегнуть к нему. Он вернулся к своему завтраку, затем встал и пошёл к буфетной стойке за добавкой. Ланч в Пекине вряд ли будет особенно вкусным, даже в здании китайского Министерства иностранных дел, где хозяева вылезут из кожи вон, чтобы продемонстрировать свои самые экзотические национальные блюда, а жареный пенис панды со сладким бамбуком не был его любимым блюдом. По крайней мере, вкус чая, предлагаемого после ланча, не такой уж плохой, но даже в самом лучшем случае чай – это не кофе.

– Марк? – Ратледж поднял голову и помахал рукой, приглашая к себе сотрудника Министерства финансов. Гант подошёл к начальству со своей тарелкой, снова наполненной яичницей с беконом.

– Да, Клифф?

Посол Хитч подвинулся, чтобы освободить место для Ганта, и стюард тут же подошёл с новым столовым прибором. Правительство могло относиться к человеку подобострастно, когда в этом возникала необходимость. Гант попросил стюарда принести ещё картошки и кофе. Свежий кофе появился как по мановению волшебной палочки.

– Марк, это только что поступило из Вашингтона. Информация с допуском по «кодированному слову» и…

98
{"b":"14487","o":1}