ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Да, я знаю. Мне даже не разрешено знакомиться с таким материалом, равно как и запоминать его. Итак, ты хочешь показать мне этот документ?

Ратледж кивнул и подвинул к Ганту листы бумаги.

– Как ты истолковываешь эти цифры иностранной валюты?

Гант сунул в рот кусок бекона и тут же перестал жевать.

– Черт побери, неужели они упали до такого уровня? На что китайцы растрачивают свою валюту?

– Что это значит?

– Клифф, когда-то доктор Самуэль Джонсон[50] сказал: «Сколько бы денег у тебя ни было, трать меньше». Так вот, китайцы не прислушиваются к этому совету. – Гант перевернул страницу. – Здесь не говорится, на что они тратят деньги.

– Мне говорили, они тратят деньги главным образом на военное снаряжение, – вклинился посол Хитч. – Или на продукцию, предназначенную для военного применения, в особенности на электронику. Как на готовые товары, так и на оборудование, которое выпускает электронику. Мне представляется, что инвестиции в эту область требуют денег.

– Да, вполне вероятно, – согласился Гант. Он перевернул страницы обратно и принялся читать с начала. Он увидел, что информация передана с помощью шифровальной системы «Чечётка». Значит, это действительно важное сообщение. «Чечётку» использовали только для самых серьёзных материалов из-за некоторой технической сложности в её применении… это, должно быть, разведывательный материал, подумал «Телескоп». И тут он понял почему. Кто-то, должно быть, сумел установить «жучок» в офисе очень высокопоставленного китайского чиновника, чтобы получить такую информацию… – Боже мой!

– Так что это означает, Марк?

– Это означает, что китайцы тратят деньги быстрее, чем они поступают в их казну, и они расходуют их главным образом в некоммерческих областях. Черт побери, они ведут себя подобно некоторым идиотам в нашем правительстве. Китайцы считают, что деньги появляются по мановению руки. Затем ты расходуешь их как можно быстрее и щёлкаешь пальцами, чтобы деньги появились снова… Эти люди живут в выдуманном ими самими ирреальном мире, Клифф.

Они не имеют представления, как и откуда появляются деньги. – Гант сделал паузу. Он зашёл слишком далеко. Брокеры с Уолл-стрит поймут его, но этот Ратледж – вряд ли. – Позволь мне перефразировать. Они знают, что источником денег является отсутствие торгового баланса между ними и Соединёнными Штатами. По их мнению, этот дисбаланс представляет собой естественный феномен, что-то, чем они, по сути дела, могут распоряжаться, потому что таково их положение. Они считают, что весь остальной мир в долгу перед ними. Другими словами, нам предстоят трудные переговоры.

– Почему? – спросил Ратледж. Посол Хитч, заметил Гант, уже кивает головой. По-видимому, он лучше понимает этих китайских варваров.

– Люди, которые мыслят таким образом, не понимают, что торговые переговоры состоят из уступок и предложений. Здесь они будут настаивать на том, что хотят получить всё, что им нужно, потому что все якобы должны уступать им. Это похоже на поведение Гитлера в Мюнхене. Я хочу, ты уступаешь, и тогда я доволен. Неужели мы собираемся отступить перед этими мерзавцами?

– У меня иные инструкции, – ответил Ратледж.

– Тогда попытайся догадаться: у кого такие же инструкции? Это инструкции, которые получил твой китайский коллега. Более того, их экономическое положение, по всей вероятности, намного хуже, чем нам дают понять. Передай ЦРУ, что им нужно подобрать более знающих людей в свой департамент финансовой разведки, – заметил Гант. Затем Хитч перевёл взгляд через стол на человека, который возглавлял, по-видимому, местное отделение ЦРУ.

– А они понимают, насколько серьёзно их положение?

– Да и нет. Да, они знают, что им нужна твёрдая валюта, чтобы осуществить мероприятия, которые им хочется осуществить. Нет, они считают, что могут продлить такое положение до бесконечности, что дисбаланс является естественной ситуацией для них – потому что… почему? Может быть, потому, что считают себя расой хозяев Земли? – спросил Гант.

И снова кивнул посол Хитч.

– Это называется комплексом Среднего Царства. Да, господин Гант, именно так они смотрят на себя, ожидают, что люди придут к ним и дадут им все, в чём они нуждаются. Они не хотят обращаться к другим людям в качестве просителей. Наступит время, когда это приведёт к их краху. У них существует профессиональное… скорее расовое высокомерие, которое трудно описать и ещё труднее определить количественно. – Затем Хитч посмотрел на Ратледжа. – Клифф, тебе предстоит интересный день.

Гант сразу понял, что это не было благословением для заместителя Государственного секретаря по внешней политике.

* * *

– Сейчас они, наверно, завтракают, – сказал Государственный секретарь Адлер в Восточной комнате, держа в руке бокал с брэнди «Хеннесси».

Приём прошёл хорошо – вообще-то Джек и Кэти Райан считали подобные приёмы скучными и утомительными, вроде повторных показов кинофильма «Остров Гиллигена», но они являлись такой же неотъемлемой частью обязанностей президента, как речь о состоянии нации, произносимая каждый год. По крайней мере, ужин был превосходным – на что всегда можно положиться в Белом доме, так это на качество кухни, – однако приглашённые были людьми из Вашингтона. Даже это, подумал Райан, значительно улучшилось за последние годы. В своё время конгресс был населён главным образом людьми, чьей целью в жизни была «служба обществу», фраза, благородный смысл которой был узурпирован теми, кто считал жалованье в 130 тысяч долларов в год «королевским», хотя на самом деле это было намного меньше, чем зарабатывал студент, бросивший учёбу в колледже ради разработки программного обеспечения в компании, выпускающей компьютерные игры, и уж несравнимо с тем, что получали брокеры на Уолл-стрит. Подлинная цель жизни таких конгрессменов заключалась в том, чтобы применить их стремления к законам своей нации. Теперь многие из них, главным образом благодаря речам президента, произнесённым в разных уголках страны, были людьми, которые действительно служили обществу, занимаясь полезной работой до тех пор, пока, устав от махинаций правительства, не принимали решения уйти от политической деятельности на несколько лет, чтобы исправить катастрофическое положение, в котором находился Вашингтон, перед тем как вернуться в реальный мир продуктивной работы.

Первая леди провела почти весь вечер за разговором с младшим сенатором из Индианы, который в обычной жизни был хирургом-педиатром с хорошей репутацией. Теперь его усилия были направлены на совершенствование государственной программы здравоохранения ещё до того, как эскулапы убьют слишком много граждан, которым они должны помогать.

Его самой тяжёлой задачей было убедить средства массовой информации в том, что врач может знать ничуть не меньше о том, как лечить больных людей, чем вашингтонские лоббисты. Этой теме он посвятил почти весь вечер, склонившись к уху «Хирурга».

– Информация, которую мы получили от Мэри-Пэт, должна помочь Ратледжу.

– Я рад, что там находится Гант, способный растолковать ему трудные места. Клиффу предстоит интересный день, пока мы отсыпаемся от твоей пищи и алкоголя, Джек.

– Он справится? Я знаю, что он поддерживал близкие отношения с Эдом Келти. Это не является хорошей характеристикой.

– Клифф – неплохой профессионал, – сказал Адлер, сделав ещё один глоток прекрасного бренди. – И он получил недвусмысленные инструкции, которые должен выполнить, и к нему поступает исключительно полезная разведывательная информация, что не может не помочь ему. Это походит на материал, который предоставил нашим парням Джонатан Ярдли во время переговоров в Вашингтоне о заключении морского договора. Нельзя сказать, что мы читаем их карты, но мы знаем ход их мыслей, а это почти так же хорошо. Так что он, по моему мнению, справится с этим заданием, в противном случае я не послал бы его в Китай во главе делегации.

вернуться

50

Самуэль Джонсон (1709 – 1784) – британский философ, поэт и критик. Оказал огромное влияние на культуру восемнадцатого века.

99
{"b":"14487","o":1}