ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Из-за коттеджа появился Майк Роджерс, и Скуайрз улыбнулся. Подполковник рад был видеть этого высокого генерала с большим, умным лбом, со светло-карими глазами, которые на солнце казались почти золотистыми. У генерала был нос с заметной горбинкой – в колледже он играл в баскетбол и ему четыре раза его перебивали.

– Надеюсь, вы с хорошими вестями, – сказал Скуайрз, приветствуя генерала. Роджерс отдал подполковнику честь, и они обменялись рукопожатием.

– Это зависит от того, не устали ли вы бездельничать.

– Мы всегда готовы к работе, сэр.

– Отлично. Я уже вызвал вертолет. Берите с собой одиннадцать человек, и пусть Кребс захватит еще одну сумку. Мы вылетаем через пять минут.

Скуайрз понимал, что сейчас, когда их могут услышать жены и дети, не время спрашивать, куда они летят или почему потребовалось только двенадцать человек, а не вся чертова дюжина. Невинное на первый взгляд замечание, брошенное женой другу или родственнику во время разговора по обычному телефону, может иметь катастрофические последствия. Понимал Скуайрз и то, что сейчас не время интересоваться содержимым небольшой черной сумки, которая была в руках у Роджерса и к которой был прикреплен странный рисунок – что-то вроде травы, пробивающейся сквозь бетон. Когда генерал решит, что настало время посвятить Скуайрза, – если вообще решит, – то он скажет сам.

Скуайрз ответил лишь «Слушаюсь, сэр», и бегом вернулся к столу. Все двенадцать мужчин уже забыли радости и разочарования утреннего соревнования и были готовы отправляться на задание.

Скуайрз отдал приказ, и одиннадцать человек разбежались по домам, чтобы одеться и прихватить экипировку. Никто из них не остановился, не стал прощаться с женами и детьми – долгие проводы, полные слез глаза могут вспомниться в тот момент, когда им придется рисковать жизнью, могут вызвать секундное колебание. Лучше уйти не прощаясь. Рядовой Джордж остался за столом, над бумажной тарелкой – сегодня был не его день.

Как и все его одиннадцать подчиненных, Скуйарз схватил свою сумку. Через четыре минуты все уже бежали по лужайке к забору, где приземлился вертолет «Джетрейнджер», готовый отправиться в получасовой полет до базы ВВС США Эндрюз.

Глава 14

Вторник, 15 часов 30 минут, Сеул

Фургон с акустической аппаратурой напоминал выпотрошенный плод авокадо. Взрывной волной разворотило и разметало все оборудование, лишь в центре того, что недавно было фургоном, остались обгорелые детали приборов.

Больше часа люди майора Хвана копались в этих обломках. На обратной стороне искореженного стального листа, который был кожухом приборной панели, обнаружили следовые количества пластичного взрывчатого вещества, которое немедленно отправили в лабораторию. Больше ничего найти не удалось. Тем временем число жертв росло с каждой минутой – все больше имен приходилось переносить из списка раненых в список убитых. Наблюдатели на крышах не заметили ничего необычного, одна из двух видеокамер, установленных ими, была разбита осколками, а другая в момент взрыва была направлена на трибуну, а не на зрителей. Собрали видеокамеры и у зрителей, просмотрели все записи на тот случай, если хоть одна из них записала что-то необычное. Хван сомневался, что из любительских видеозаписей удастся извлечь какую-то информацию – очевидно, все камеры были направлены не на фургон, а от него. Эксперт Хвана не верил даже, что хотя бы одна камера запечатлела отражение фургона в каком-нибудь окне, достаточно крупное и полное, чтобы его можно было увеличить и изучить.

Грегори Доналд стоял неподалеку от взорванного фургона. Стиснув зубами потухшую трубку, он прислонился к обгорелому фонарному столбу. Доналд не произнес ни слова и не поднимал взгляда, но уже не плакал и, казалось, у него уже прошел шок. Впрочем, Хван не мог даже предположить, какие мысли пробегали в тот момент в голове Доналда.

– Сэр! Хван оглянулся. К нему подбежал его помощник Чой У Джил.

– Ри сообщил, что он нашел что-то интересное.

– Где?

– В переулке возле отеля «Саконг». Мне радировать директору? Он просил информировать его обо всем. Хван отошел от взорванного фургона.

– Не будем торопиться, давайте прежде посмотрим сами. Не сомневаюсь, что у директора хватает дел и без нас. – В том числе и советовать президенту, как тому выкручиваться, добавил он про себя.

Хван последовал за Чоем к Национальному музею, примыкавшему к дворцу с юга, и, оглянувшись, с удивлением увидел, что за ними идет и Доналд. Хван не стал ждать друга, он был рад, что Доналд, очевидно, решил подключиться к расследованию, и не хотел его торопить. Лишь напряженная работа отвлекала самого Хвана от горьких мыслей о невозвратимой утрате.

Зигзагообразный рисунок на отпечатках подошвы в засохшей грязи был оставлен ботинками, в которые была обута вся армия Северной Кореи. В этом не было ни малейших сомнений. Профессор Ри сразу узнал рисунок, и Хвану оставалось лишь подтвердить его догадку.

– Следы ведут от здания бывшего отеля, – сказал худощавый седовласый эксперт.

– Я направил в отель бригаду, – сообщил Хвану Чой.

– Очевидно, преступники пили из этого, – Ри показал на раздавленную пластиковую бутылку, валявшуюся на земле, – а потом направились к фургону.

Грязь в переулке высохла и превратилась в пыль, но в безветренную погоду следы сохранились хорошо. Хван опустился на колени и внимательно осмотрел четыре полных и два частичных отпечатка подошв.

– Все сфотографировано? – осведомился Хван. Чой кивнул.

– И отпечатки и бутылка. Сейчас мы фотографируем подвал отеля. Похоже, там тоже что-то делали.

– Хорошо. Отошлите бутылку в лабораторию, пусть поищут отпечатки пальцев и любые следы на горлышке – слюну, остатки пищи, все что угодно.

Молодой помощник Хвана побежал к автомобилю, извлек из портфеля большой пластиковый пакет и металлические щипцы, вернулся, осторожно взял щипцами бутылку, опустил ее в мешок и записал на ярлычке время, дату и место. Потом он достал бланк заказа в лабораторию, заполнил его, убрал все в портфель и спустился в окно отеля, возле которого стоял военный полицейский.

Хван продолжал изучать отпечатки подошв. Он отметил, что на носке следы не были углублены. Следовательно, террористы не бежали.

Он попытался также оценить, насколько сношены подошвы и принадлежат ли все отпечатки одному человеку или нескольким. На первый взгляд казалось, что в переулке оставлены следы по меньшей мере двух разных правых ботинок. Хвана удивило, что ни на одном не было заметно ни малейших следов износа. В северокорейской армии новую обувь обычно выдавали в начале весны, а не в середине лета.

– Если из этой бутылки пили террористы, то никаких отпечатков вы не найдете, – без выражения произнес чуть слышный знакомый голос.

Хван бросил взгляд на Доналда. Тот был бледен, как полотно, а его трубка нелепо торчала из кармана жилета, но Доналд был снова в деле, снова настороже, и это радовало Хвана.

– Конечно, – согласился майор. – Я и не рассчитываю что-то здесь найти.

– Не потому ли террористы и не забрали с собой бутылку? Потому что знали, что она к ним не приведет?

– Такой вывод напрашивается сам собой, – заметил Ри.

Безвольно опустив руки и сгорбившись под тяжестью обрушившегося на него горя, Доналд сделал несколько шагов в глубь тенистого переулка. Наблюдая за ним, Хван особенно остро ощущал свое бессилие.

– Этот переулок и так близко к отелю, – сказал Доналд. – Прочесывая переулок, вы не могли не заметить пустую бутылку. А заметив ее, вы должны были увидеть и отпечатки подошв.

– Мне в голову пришла та же мысль, – подхватил Хван. – Кто-то хотел сделать так, чтобы мы узнали рисунок на подошвах и сразу поняли, кто стоит за взрывом.

– Возможно, – пожал плечами Ри. – Но не исключено, что бутылку бросил случайный прохожий, а преступники даже не обратили на нее внимания.

– В таком случае на ней должны быть какие-то отпечатки пальцев, – сказал Хван.

11
{"b":"14488","o":1}