ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Для чего, черт возьми, генералу Шнейдеру понадобился отравляющий газ?

– Это не генералу Шнейдеру, сэр. Военная разведка сообщила, что северокорейская армия зарывает барабаны с отравляющими веществами возле границы, а из Пхеньяна везут еще больше газов. Мы будем держать эти барабаны в Паньмыньчжоне – на всякий случай.

– Боже мой, – вздохнул Доналд. – Хауард, я тебе говорил, что ситуация грозит выйти из-под контроля.

Стоя рядом с Доналдом, Ли бесстрастно следил, как Норбом изучает документ.

– Итак, вы забрали газ, – обратился генерал к Ли. – Куда вы его доставите?

– У меня приказ генерала Сама, сэр. Майор извлек из кармана бумаги и протянул их Норбому. Генерал бегло просмотрел их, потом включил интерком:

– Шутер!

– Да, сэр?

– Разрешите майору Ли вывоз и соедините меня с генералом Самом.

– Слушаюсь, сэр.

Норбом вернул бумаги майору Ли.

– Я должен сказать вам только одно, майор. Во-первых, везите барабаны очень осторожно. Во-вторых, в Паньмыньчжоне тоже примите все меры предосторожности. В таких случаях лучше перестраховаться.

– Разумеется, сэр, – ответил Ли.

Он отдал честь генералу и коротко поклонился Доналду. Майор Ли ненадолго задержал взгляд на лице дипломата, и от этого взгляда у Доналда по коже пробежал холодок. Майор ловко повернулся и вышел.

* * *

Внешне майор Ли оставался бесстрастным, но внутри у него все ликовало. Значит, недаром он потратил столько времени и денег, чтобы убедить сержанта Кила присоединиться к ним. Адъютант генерала Сама подписывался за начальника столько раз, что его подпись невозможно было отличить от подлинной. Адъютант ответит Норбому по телефону и найдет способ устроить так, чтобы с генералом Самом было невозможно связаться до тех пор, пока не будет слишком поздно или пока стареющий Норбом не забудет о своем желании поговорить с корейским генералом. В любом случае Ли и его сообщники получат то, что им нужно – возможность приступить к выполнению второго и самого опасного этапа их операции.

Трое солдат ждали майора Ли у старого «Доджа Т214» с крытым брезентом кузовом. Американские солдаты называли эту машину «бином» – «большим джипом». Она весила три четверти тонны, имела надежные амортизаторы и низкий центр тяжести, что для предстоявшей поездки по бездорожью с опасным грузом было просто необходимо.

Солдаты отдали майору Ли честь. Он сел на пассажирское сиденье, водитель занял свое место, а два солдата устроились под брезентом кузова.

– Когда мы покинем территорию базы, – сказал майор водителю, – поезжайте к городу, на улицу Чонггичонго. – Он повернулся к кузову. – Рядовой, заместитель директора Корейского ЦРУ не верит, что сегодняшний взрыв – дело рук врага. Побеспокойтесь о том, чтобы он не слишком долго пребывал в этом заблуждении. Сделайте так, чтобы Ким Хван завтра не вышел на работу.

– Слушаюсь. Провидение?

– Нет-нет, никакого провидения, никаких несчастных случаев. Вернитесь в отель, переоденьтесь в гражданское, возьмите подходящее удостоверение личности и украдите машину из гаража. Узнайте, как он выглядит, дождитесь его и подрежьте, Джанг. Не миндальничайте, подрежьте так, как это делали северокорейские солдаты, когда они на глухих дорогах охотились на американцев. Как они безжалостно убили семнадцать человек при бомбардировке Янгона. Как они убили мою мать. Покажите всем, Джанг, какие звери эти северяне, покажите, что им нет места в цивилизованном мире.

Джанг кивнул, а Ли откинулся на спинку сиденья и взялся за телефон. Нужно было позвонить капитану Боку в демилитаризованную зону. У ворот майор остановил машину и предъявил документы американскому часовому. Часовой обошел машину, проверил груз, вернул документы майору и разрешил выехать с базы. Возле бульвара Джанг спрыгнул и поспешил в «Савой», где начинался этот долгий и насыщенный событиями день.

Глава 28

Вторник, 7 часов 57 минут, Оперативный центр

На столе Пола Худа зазвонил телефон. Такое случалось не часто. Обычно сообщения поступали к нему по электронной почте или по телефонам спецсвязи, связанным с терминалом его компьютера.

Еще более странным было то, что по интеркому его не предупредили о звонке. Значит, звонил тот, кто имел достаточно власти, чтобы обойти коммутатор Оперативного центра.

Худ взял трубку.

– Алло?

– Пол, это Майкл Лоренс.

– Слушаю, сэр. Здравствуйте.

– Пол, мне сообщили, что утром вашего сына забрали в больницу.

– Да, сэр.

– Как он себя чувствует?

Худ насторожился. Иногда президенту нужно было говорить приятное, иногда – правду. В этом случае лучше было сказать правду.

– Не очень хорошо, сэр. Врачи не знают в чем дело, лечение не дает результата.

– Очень сочувствую вам, – сказал президент. – Но, Пол, мне нужно знать, в какой мере болезнь сына отвлечет вас?

– Простите, сэр?

– Пол, вы мне нужны. Мне необходимо, чтобы в разгар корейского кризиса вы контролировали ситуацию. Или кто-то другой. Выбор за вами, Пол. Вы хотите, чтобы я поручил это кому-то другому?

Смешно! Пол думал о том же самом каких-то пять минут назад, но теперь, когда президент задал вопрос без обиняков, у Худа не осталось ни малейших сомнений.

– Нет, сэр, – ответил он. – Я остаюсь.

– Отлично. И еще одно.

– Да, сэр?

– Держите меня в курсе, как дела у вашего мальчика.

– Хорошо, сэр. Благодарю вас.

Пол положил трубку, задумался, потом нажал клавишу F6, чтобы поговорить с Багзом Бенетом.

– Багз, – сказал Худ, – при случае свяжитесь с нашими компьютерными гениями. Мне нужна новая кодовая последовательность для «Смертельных схваток», такая, чтобы у Александра, когда он выйдет из больницы, дух захватило...

– Будет сделано, – сказал Багз.

Пол улыбнулся, кивнул, подвинул очередной документ и принялся за работу.

Глава 29

Вторник, 22 часа 00 минут, Сеул

Сразу за Кванджу недавно появилось новое современное четырехэтажное здание из белого кирпича и стали. Здание стоит в центре длинного прямоугольного двора, обнесенного высокой железной оградой. Если бы не эта ограда и не плотно зашторенные окна, случайный прохожий мог бы принять здание за офис крупной корпорации или за университет. Едва ли кому-то пришло бы в голову, что здесь располагается штаб-квартира Корейского Центрального разведывательного управления, в которой хранятся самые сокровенные секреты Востока.

Снаружи здание Корейского ЦРУ защищено видеокамерами, хитроумными сенсорами, которые регистрируют любое движение возле окон и дверей, и электронной системой подавления подслушивающих устройств. Лишь оказавшись в ярко освещенном холле, где за пуленепробиваемыми стеклами стоят двое часовых, посетитель поймет, что здесь планируются и совершаются очень щекотливые операции.

Кабинет заместителя директора Кима Хвана находился на втором этаже. От кабинета директора Юнг-Хуна его отделял просторный холл. В этот момент бывший шеф полиции сидел в кафе на четвертом этаже за дружеским обедом с представителями прессы, пытаясь выведать у них все, что им удалось разнюхать. Хван'и'Юнг-Хун предпочитали разные методы работы, и в этом смысле хорошо дополняли друг друга. Юнг-Хун придерживался мнения, что если следователь задает правильно сформулированные вопросы подходящим людям, то он непременно получит все нужные ему ответы. Хван же полагал, что преднамеренно или непреднамеренно люди слишком часто лгут или ошибаются и поэтому факты лучше всего узнавать объективными научными методами. Никто из них не отрицал обоснованность подхода другого, но у Хвана не доставало терпения для улыбок и непринужденной болтовни, которые являлись непременными атрибутами методов Юнг-Хуна. Когда Хван курил, он относился к праздной болтовне примерно так же, как к сигаретам «кэмел» без фильтра. Теперь же это чувство если и изменилось, то лишь усилилось.

26
{"b":"14488","o":1}