ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Только что Доналд разговаривал по телефону с ее отцом. Отец признался, что забеспокоился, когда Сунджи не позвонила ему. Он знал, что она собирается на торжество, а если там, где была Сунджи, случалось что-нибудь непредвиденное, она всегда звонила, успокаивала отца, говорила, что с ней все в порядке. Сегодня она этого не сделала. Он позвонил ей домой, там никого не оказалось, потом обзвонил все больницы, но нигде ее не было. Отец боялся, что произошло самое страшное.

Ким Йонг Нам принял трагическое известие так, как принимал несчастья всегда, – он ушел в себя. Он выслушал Доналда, когда тот рассказывал о смерти Сунджи и о том, что он хочет похоронить ее в Америке, и тут же положил трубку, не сказав ни слова благодарности, соболезнования, утешения или скорби. Доналд привык к Киму и на этот раз тоже не ждал никаких слов, как бы нужны они ему ни были. Каждый по-своему переживает горе;

Ким переживал один, он не хотел никого видеть, не мог ни с кем говорить.

Глубоко вздохнув, Доналд заставил себя вспомнить Сунджи такой, какой он видел ее в последний раз – не своей прекрасной женой, не бесконечно милой Сунджи, а безжизненным тельцем, повисшим у него на руках. Готовясь к встрече, он напомнил себе, что похоронное бюро способно преобразить мертвое тело во внешне здорового, краснощекого человека, погруженного в мирный сон. Но никому никогда не удавалось воскресить умершего. И все же ему предстояло увидеть не только смерть, с которой он встречался не раз, он шел на встречу не только с окровавленным тельцем, которое держал...

Тяжело вздохнув, Доналд неверными шагами приблизился к гробу. В изголовье гроба, по обеим его сторонам, горели большие свечи. Не поднимая головы, Доналд прошел к ногам. Краешком глаза он увидел платье, за которым посылали солдата, то белое шелковое платье, которое было на ней в день свадьбы. Он заметил белые и красные пятна букета, который вложили ей в руки. Об этом попросил сам Доналд: хотя Сунджи не верила, что белые и красные розы приблизят душу к Богу, ее искренне верующую мать хоронили с такими розами. Если цветы не помогут ей найти Бога, в существовании которого она сомневалась меньше, чем Доналд, то, может быть, с розами она быстрее встретится со своей матерью.

Повернувшись лицом к гробу, Доналд медленно поднял глаза.

И улыбнулся. О его любимой малышке хорошо позаботились. В жизни она почти не пользовалась румянами, и сейчас на ее лице были лишь следы косметики. Ресницы Сунджи слегка подкрасили тушью, а ее кожа без обычного для покойников толстого слоя пудры и грима казалась почти живой. Должно быть, кто-то принес из дома духи Сунджи, потому что теперь, стоя рядом с ней, Доналд ощутил их слабый аромат. Он с трудом подавил желание прикоснуться к ней, настолько сильно было впечатление, что Сунджи мирно спит.

Доналд плакал, не стесняясь своих слез. Он подошел к гробу – не для того, чтобы лучше видеть Сунджи, а чтобы поцеловать ей руку и прикоснуться к золотому обручальному кольцу, на котором были выгравированы их имена и дата свадьбы.

Еще Доналд позволил себе прикоснуться к рукаву ее платья. Он вспомнил, какой юной, живой и нежной была Сунджи в день их свадьбы. Из церкви Доналд вышел более уверенным в себе. Генералу Норбому больше не придется быть свидетелем его горя.

Но Грегори Доналд не отказался от своего намерения ехать на север – с помощью своего друга или без нее.

Глава 32

Вторник, 22 часа 15 минут, Сеул

Ким Хван вошел в караульное помещение, и дежурный сержант передал ему удостоверение личности с фотографией. Хван прочел:

Ли Ки-Су. Возраст двадцать лет. Адрес – Сеул, улица Хай, 116.

– Вы проверили? – спросил Хван сержанта.

– Так точно. Квартиру снимает некто Шинг Джонг У, с которым нам не удалось связаться. Этот посетитель говорит, что он живет в комнате господина У, а тот уехал по делам. Он работает за городом, на заводе «Дженерал моторе», но там в отделе кадров никого нет, сотрудники придут на работу завтра.

Хван кивнул. Сержант приготовился записывать, а заместитель директора КЦРУ рассматривал посетителя. Невысокий, но крепкий и сильный – это было заметно по мускулистым запястьям и мощной шее. Он был в сером комбинезоне заводского рабочего. Когда в комнате появился Хван, посетитель, вертя в руках черный берет и неловко переминаясь с ноги на ногу, несколько раз поклонился. В то же время он не спускал с Хвана жесткого, холодного, безжизненного, как у акулы, взгляда. Странное сочетание, странный человек, подумал Хван. Но сегодняшний взрыв подействовал на многих, возможно, и на этого посетителя тоже.

Хван подошел к круглой металлической решетке в стеклянной стене.

– Я – заместитель директора Ким Хван. Вы хотели меня видеть?

– Вы занимаетесь расследованием этого.., страшного происшествия?

– Я.

– Я их видел. Я уже говорил сержанту, что я видел трех мужчин. Они вышли из фургона и направились к старому городу.., с сумками.

– Вы разглядели их лица? Посетитель резко мотнул головой.

– Я был слишком далеко от них. Я стоял вон там... – он боком подался к двери и ткнул куда-то большим пальцем. – Возле скамеек. Я искал.., понимаете, иногда для публики там устанавливают туалеты. А сегодня их не было. Пока я искал туалет, я их и увидел.

– Вы уверены, что сможете их опознать? Цвет волос...

– Черный. Все трое – брюнеты.

– Борода, усы? Форма носа? Толстые или тонкие губы? Оттопыренные уши?

– Прошу прощения, я не обратил внимания. Я же говорил, у меня были другие заботы.

– Вы помните, в чем они были?

– В одежде. То есть, в обычной одежде, как и все на улице. И в ботинках. Кажется, они были в ботинках. Хван несколько секунд рассматривал посетителя.

– Что-нибудь еще помните? Посетитель покачал головой.

– Вы не будете возражать, если мы попросим вас подписать ваши показания? Они будут готовы через несколько минут. Посетитель отчаянно замотал головой и попятился к двери.

– Нет, господин, этого я не могу. Когда все это произошло, я должен был быть на рабочем месте. Мне захотелось там побывать, понимаете? Если мой босс узнает, меня накажут...

– Они ничего не узнают.

– Прошу прощения. – Посетитель потянулся к дверной ручке.

– Я хотел вам помочь, но только вы меня не впутывайте. Пожалуйста... Я надеюсь, что хоть чем-то вам помог, но теперь мне надо идти.

Едва договорив, посетитель толкнул дверь и исчез в темноте улицы. Хван и дежурный сержант обменялись взглядами.

– Кажется, он перебрал пива, – заметил сержант.

– Или недобрал, – отозвался Хван. – Будьте добры, перепечатайте его показания и пришлите мне неподписанными. В них есть кое-какая полезная информация.

Во всяком случае, подумал Хван, эти показания подтверждают некоторые улики, которые мы обнаружили в переулке. Хван подумал было, не проследить ли за странным коротышкой, но решил, что у него и без того не хватает людей и их лучше использовать по прямому назначению – для опроса свидетелей, просмотра видеофильмов и фотографий, обследования места преступления, а особенно заброшенного отеля в поисках других улик.

Поднявшись по лестнице (если у него было время и оставалось достаточно сил, он предпочитал не пользоваться лифтом), Хван вернулся в свой кабинет и задумался, что же ему делать дальше.

Скоро вернется директор, и его не обрадует состояние расследования – улики лишь косвенные, кое-что указывает на участие Северной Кореи, но не найдено ни одной ниточки, которая вела бы к непосредственным исполнителям.

Ким связался по радио с бригадами, работавшими на местах, узнал, что они ничего нового не обнаружили, и принял решение. Чтобы быстро завершить расследование, придется пойти на то, что ему ужасно не хотелось делать, действовать методами, которыми можно не только выиграть, но и очень многое проиграть.

Ким с неохотой потянулся к телефонной трубке...

Глава 33

Вторник, 22 часа 20 минут, Косой, Северная Корея

Четырехместный «Лэйк» LA-4-200 летел низко над морем, направляясь к берегам Северной Кореи. Ровно гудел двигатель 0-360-А1А, установленный над коротким, длиной всего двадцать пять футов, фюзеляжем изящной современной машины. Пилот отчаянно пытался удержать самолет на высоте ниже тысячи футов, что в ветреную погоду было совсем не просто. Он не хотел угробиться, особенно с этими двумя пассажирами. Боясь даже подумать о том, что они собираются делать, раз ему приказано сесть на воду в пятидесяти милях от берега, пилот платком вытер пот со лба.

28
{"b":"14488","o":1}