ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Трайас сказал, что у него в легкие попала какая-то инфекция. Он думает, что ему удастся локализовать очаг заражения, но вы же знаете Орлито – он не очень хорошо понимает людей.

– Гм-м-м, – отозвалась Энн и помрачнела еще больше. Худ подцепил вилкой ломтик помидора.

– А Матт говорил что-нибудь? Как продвигается его охота за вирусами? – спросил он.

– Я ничего не слышала. Мне проверить?

– Спасибо, не стоит. Я сам поговорю с ним, как только разберусь с Грегори. Должно быть, он прошел все муки ада. Мы настолько утонули в своей работе, что часто забываем о конкретных людях.

Телефон спецсвязи зазвонил как раз в тот момент, когда в кабинет Худа вошли Лиз Гордон и Лоуэлл Коффи. На экране появились цифры – номер телефона и шифр Доналда. Худ жестом попросил Лиз закрыть за собой дверь. Она опустилась в кресло, а Коффи встал за спиной Энн, заставив ее неловко поежиться. Худ включил усиление звука.

– Грегори, как вы?

– Все в порядке. Пол, мы говорим по защищенной от подслушивания линии?

– Да.

– Хорошо. И вы включили громкоговоритель?

– Да.

– Кто там еще? Лиз, Энн и Лоуэлл?

– Совершенно верно.

– Разумеется. Тогда давайте сразу приступим к делу. Я послал радиосообщение Хонг-ку, и северокорейский генерал ответил. Через пять с половиной часов я должен с ним встретиться. Я всегда говорил, что словесная перепалка лучше перестрелки.

– Это так, Грег, но только не с Северной Кореей.

– Именно так и сказал генерал Шнейдер. Он еще долго мне выговаривал. Он хочет, чтобы я выкручивался сам. Мне сообщили, что такого же мнения придерживаются в Вашингтоне. – Доналд помедлил. – А что считаете вы. Пол?

– Дайте подумать.

Худ отключил микрофон и повернулся к Лиз. Уголком глаза он заметил, что Энн серьезно кивнула. Лоуэлл стоял неподвижно. Лиз Гордон прикусила губу и покачала головой.

– Почему нет? – спросил Худ.

– Оставаясь союзником, вы еще сохраняете шанс повлиять на него. Если вы станете противником, он не будет вас слушать.

– А если я его выгоню?

– Это ничего не изменит. Только что он перенес тяжелейшее потрясение, он уверен, что поступает сдержанно, обдуманно. Это обычная реакция. Его не переубедишь.

– Лоуэлл, а если Шнейдер предъявит Доналду какое-нибудь обвинение, например, в незаконном использовании государственной радиостанции, и арестует его?

– Тогда нам будет угрожать чертовски трудный процесс, в ходе которого, возможно, нам придется обнародовать такую информацию о наших методах работы, что нам не поздоровится.

– А если задержать Грегори на двадцать четыре часа? По соображениям безопасности, например. Можно придумать какую-нибудь чепуху.

– Он получит право подать на вас в суд. Результат будет тем же.

– Доналд не подаст в суд, – возразила Лиз. – Когда вы принимали его на работу, я внимательно просмотрела его личное дело. Он никогда не отличался мстительностью или злопамятностью. Карьере дипломата такие качества только мешали, конечно. Он всегда был истинным христианином.

– Энн, там есть представители прессы?

– Как правило, ни одного, все они в Сеуле. Но я уверена, что репортеры уже выпрашивают аккредитацию и спешат в демилитаризованную зону. Они раскопают все сплетни, повторят все слухи. Особенно то, что касается бывшего высокопоставленного дипломата.

– А что средства массовой информации сотворят с нами, когда узнают, что Доналд собирается на встречу с северокорейским генералом и что он связан с Оперативным Центром? Нас объявят кучкой экстремистов, которые действуют в обход правительства, – сказал Лоуэлл.

– Как это ни прискорбно, – согласилась Энн, – но я вынуждена признать, что Лоуэлл прав.

– Доналд не скажет ни слова, – настаивала Лиз. – Даже если будет разгневан. Что касается международных проблем, то он действует только в интересах Общества корейско-американской дружбы.

– Но Шнейдер знает правду, – заметил Лоуэлл, – и я бы не сказал, что он доволен тем, как развиваются события.

– Конечно, – согласился Худ.

– Вот в том-то и дело! И он вполне может шепнуть пару слов газетчикам – просто для того, чтобы сорвать встречу.

– Не думаю, что нам грозит такая опасность, – возразил Худ. – Едва ли генерал пойдет на то, чтобы поставить под удар организацию, которая была создана по инициативе президента.

Худ снова включил микрофон:

– Грег, вы отложите встречу, если я уговорю кого-нибудь из посольства присоединиться к вам?

– Пол, умоляю вас. Посол Холл никогда не пойдет на это без указания президента, а указания вы не добьетесь в любом случае.

– Все же отложите встречу и дайте мне возможность хотя бы попытаться. Майк Роджерс сейчас на пути в Японию. Он приземлится в Осаке около шести часов. Я могу уговорить его принять участие в переговорах.

– Благодарю вас за все, но вы же понимаете, что если я перенесу встречу хотя бы на минуту, северокорейские генералы заподозрят неладное. Они решат, что я играю с ними в какие-то странные игры. На такие вещи они реагируют очень болезненно и ни при каких условиях не согласятся на вторую попытку. Я пойду. У меня только один вопрос: вы со мной или против меня?

Худ с минуту сидел неподвижно, потом обвел взглядом лица сотрудников и ответил:

– Я с вами, Грег.

На другом конце линии долго молчали, потом Доналд произнес:

– Вы меня удивили, Пол. Я был уверен, что вы прикажете меня расстрелять.

– Несколько минут назад я об этом действительно подумывал.

– Благодарю уже за то, что вы отменили приказ.

– Я взял вас за ваш огромный опыт. Посмотрим, насколько верен был мой выбор. Если у вас возникнут вопросы, я буду на месте.

Худ положил трубку. Заметив, что на его вилке еще висит ломтик помидора, он отправил его в рот. Лиз ободряюще кивнула Худу. Энн и Лоуэлл непонимающе смотрели на босса.

Худ включил интерком:

– Багз, будьте добры, узнайте, что нового у Матта, и сообщите мне.

– Я как раз составляю доклад о ходе работ. Лоуэлл наконец решился высказать свое мнение:

– Пол, эта встреча будет концом карьеры Доналда.., и нашим концом.

– Что же вы прикажете мне делать? Он пойдет на встречу в любом случае, а я не могу оставить своего человека без поддержки. – Худ задумался. – Кроме того, он может чего-то добиться. Доналд – хороший человек.

– Вот именно, – сказала Энн. – И это всем известно. Когда сегодня в вечернем выпуске новостей появятся снимки северокорейских генералов и Доналда, человека, который потерял жену и все же готов простить убийц, то всем нам придется искать другую работу.

– С этим проблем не будет, – заметил Коффи. – Поработаем на Северную Корею. Они – наши должники.

– Блажен, кто верует, – сказал Худ. – Вы, Энн, и вы, Коффи, подготовьте, план отступления на тот случай, если Грегори потерпит неудачу.

Зазвонил телефон, и Худ поднял трубку. Это был Матт Столл.

– Пол, – сказал он, – прошу прощения за беспокойство, но думаю, все же лучше зайти ко мне и своими глазами посмотреть, что я обнаружил. Худ уже вставал.

– Скажите в двух словах.

– Если в двух словах, то мы против нашей воли стали участниками грандиознейшего спектакля.

Глава 55

Среда, 02 часа 35 минут, Алмазные горы

Одноступенчатые ракеты «нодонг», состоящие на вооружении северокорейской армии, представляют собой немного модифицированные русские «скады».

Как и у «скадов», дальность полета «нодонгов» составляет девятьсот километров при полезной нагрузке до ста килограммов и почти тысячу сто километров при полезной нагрузке тридцать пять килограммов. Разумеется, в последнем случае имеет смысл применять только очень мощные взрывчатые вещества. Точность попадания «нодонга» не превышает километра.

Подобно «скадам», «нодонги» можно запускать из шахт и с мобильных пусковых установок. Шахтные системы позволяют запускать ракеты с интервалом в час, но они практически беззащитны перед ответным ударом. Мобильная установка несет только одну ракету, перезарядка установок производится лишь на секретных, тщательно охраняемых складах.

49
{"b":"14488","o":1}