ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Снова заговорило радио, стоявшее на пассажирском сиденье. Голос звучал четко и громко:

– Седьмой вертолет, вызывает сержант Ю-сун. Перехожу на прием.

– Седьмой слушает. Перехожу на прием.

– Около девяноста минут назад белый «БМВ» заправлялся возле стадиона Тонгдэмум. Со стоянки он направился на восток и сейчас должен был миновать Инже. Это ваш район. Конец связи.

– Проверим и сообщим. Конец связи.

Ким выругалась. Она только что миновала Инже, небольшой городок на северо-восточном берегу озера. Значит, с вертолета ее заметят через несколько минут. Южнокорейская дорожная полиция любит выдавать штрафные квитанции, и Ким не осмеливалась превышать скорость – без документов на автомобиль и со стоявшей на полу сумкой из-под радиостанции, набитой деньгами, это было бы слишком рискованно. Ким ехала даже медленнее максимально разрешенной скорости, надеясь встретить припаркованный автомобиль, но ей так и не попалось ни одной машины. В конце концов она доехала до парка, скалистые вершины и ослепительные водопады которого были видны издалека. С охраной парка дело иметь проще, чем с полицией, и Ким уже собиралась нажать на педаль акселератора, чтобы быстрее затеряться на стоянке, когда услышала приближающийся шум вертолета.

Ким вдавила педаль в пол машины, покрутила головой, выискивая место, где можно было бы свернуть с дороги. Вертолет пролетел над «БМВ», сделал разворот и вернулся. Ким решила бросить машину и уходить пешком.

Она резко затормозила.

Вертолет снизился метров до шестидесяти. Ким видела, как двое сидевших в кабине вертолета показывали на нее, потом услышала резкий свист – включили громкоговоритель.

– Вас преследует наземная полиция, – сообщили из вертолета. – Советуем оставаться на месте.

– А если я не останусь? – прошептала Ким. – Что вы будете делать?

Она бросила взгляд на дорогу. Впереди, примерно в двух милях от Ким, начинался поворот, потом дорога резко поднималась в горы. На извилистой горной дороге преследователям придется нелегко, будь они хоть на вертолете, хоть на машинах.

Пошли вы все к черту, подумала Ким. Она что было силы надавила на педаль, и «БМВ» со скрежетом рванулся с места, уносясь от вертолета, стремясь укрыться среди сиявших впереди серо-голубых пиков.

Глава 77

Среда, 06 часов 05 минут, Оперативный центр

В кабинете директора Оперативного центра Пол Худ, Энн Фаррис и Лоуэлл Коффи обсуждали, каким образом им объяснить появление генерала Роджерса в Северной Корее, если отряд «Страйкер» будет взят в плен или уничтожен. Как сказал президент, Белый дом в таком случае дезавуирует операцию. Общее мнение было таково, что Оперативному центру следует поступить так же. Правда, Энн предложила другой вариант: если дать знать миру о том, что американцы заботятся о благополучии Японии, то их репутация в средствах массовой информации только вырастет. Худ согласился, что в словах Фаррис есть доля здравого смысла, однако не был склонен принимать ее предложение.

О проблеме генерала Роджерса все моментально забыли, когда Багз сообщил Худу, что звонит генерал Шнейдер из Пханмунд-жома и просит срочно соединить его с Худом.

– Худ слушает.

– Мистер директор, – сказал генерал Шнейдер, – с прискорбием должен информировать вас о том, что несколько минут назад северокорейскими солдатами на их стороне демилитаризованной зоны был убит ваш сотрудник Грегори Доналд.

Худ побледнел.

– Но, генерал, он был приглашен северокорейской стороной...

– Убийство не было связано с предполагавшейся встречей. Доналд находился не в здании для переговоров.

– Где же он был?

– Он бежал к казармам с ножом в руке.

– Грегори? С ножом? Вы уверены?

– Так в своем рапорте сообщил дежурный офицер. И еще он сказал, что Доналд на бегу кричал что-то об отравляющем газе.

– Боже праведный, – сказал Худ и закрыл глаза. – Значит, вот как было дело. Господи, почему он не предоставил возможность военным разбираться в этом деле?

– Пол, что случилось? – не выдержала Энн.

– Грегори Доналд убит. Он пытался предотвратить газовую атаку, – ответил Худ и вернулся к разговору со Шнейдером:

– Генерал, насколько я понял, майор Ли каким-то образом переправил отравляющий газ на север, а Грегори, очевидно, преследовал майора.

– Мы тоже так думаем, но это было бы чертовски непростительной глупостью. Доналд не мог не знать, что северокорейские солдаты сначала стреляют, а потом задают вопросы.

Нет, это была не глупость, подумал Худ. В этом поступке был весь Доналд.

– Какова ситуация в эту минуту?

– Наши наблюдатели сообщают, что северокорейские солдаты, очевидно, застрелили какого-то диверсанта, который хотел пустить табун в казармы. Я уже говорил министру Колону, что там сейчас невообразимая суета, все бестолково бегают, как безголовые цыплята. С одной из наших башен смотрят за генералом Хонг-ку. Он сидит, как истукан, в своем джипе у входа в здание для переговоров.., и ждет неизвестно чего. Он должен знать, что Доналд не придет.

– Хонг-ку может не знать, что убит именно Доналд. Возражение Худа прозвучало не очень убедительно. Худ покосился на Энн и увидел на ее лице ту же тревогу, какую ощущал и сам.

– Если и не знает, то скоро ему доложат. Но у нас другая проблема. Из Пентагона связались с Пхеньяном; так вот, северокорейские генералы не верят, что Ли и его сообщники действовали по собственной инициативе, северяне полагают, что все это – часть большого заговора, разработанного в Сеуле на правительственном уровне. С этими кретинами невозможно разговаривать, они не хотят прислушаться к голосу разума.

– Что мы предприняли в ответ?

– Каков вопрос, таков и ответ. Генерал Норбом направляет к нам все и вся, что у него есть. Это приказ самого президента. Здесь кто-то чихнул, а в результате, похоже, нам предстоит нешуточная война.

Генерал Шнейдер сказал, что его ждут неотложные дела, и положил трубку. Худ был зол и немного растерян. Он чувствовал себя капитаном команды, которая дошла до финала, не потеряв ни одного очка, а в финале проиграла вчистую. Будет еще хуже, размышлял Худ, если Майк Роджерс и отряд «Страйкер» сделают нечто такое, что послужит последней каплей и бесповоротно разожжет настоящий конфликт. Худ подумал было, что лучше, пока не поздно, отозвать отряд, но тут же отказался от этой мысли – он был уверен, что Роджерс не станет действовать необдуманно и предпочтет не торопиться. К тому же северокорейские ракеты еще были нацелены на Японию, а если по Японии будет нанесен удар, то независимо от того, кончится дело войной или нет, ремилитаризацию этой могучей страны не удастся остановить. В ответ будут наращивать свою военную мощь и Китай, и обе Кореи, а результатом станет такая гонка вооружений, с которой сравнится разве только безумная всеобщая милитаризация шестидесятых годов.

Сообщив последние" новости Энн Фаррис и Коффи, Худ попросил их ознакомить с ситуацией руководителей отделов Оперативного центра. Когда они вышли. Худ схватился за голову...

И в этот момент ему пришла в голову мысль. В Пхеньяне не верят ни слову официальных представителей властей Южной Кореи, но если их заявления подтвердит кто-то из северокорейских агентов?

Худ вызвал помощника:

– Багз, в Сеуле, в больнице Национального университета лежит Ким Хван. Если он уже не в операционной и не спит, я хотел бы с ним поговорить.

– Слушаю, сэр. По защищенной от подслушивания линии?

– У нас нет времени ждать, когда она будет установлена. И еще одно, Багз. Позаботьтесь о том, чтобы нам не мешал никто из врачей или ребят из КЦРУ. Если возникнет такая необходимость, действуйте непосредственно через директора Юнг-Хуна.

В ожидании звонка Худ вызвал Херберта.

– Боб, нам нужно установить надежную радиосвязь на той частоте, которой пользовались северокорейские шпионы в Янгу.

– Установить радиосвязь, – повторил Херберт.

– Правильно. Попробуем затеять по телефону игру, которая, возможно, поможет нам предотвратить войну.

66
{"b":"14488","o":1}