ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В кабинет Худа вкатился Боб Херберт, за ним вошли Марта, Коффи, Маккаски и Энн Фаррис. Худ подозревал, что Энн пришла не столько для того, чтобы следить за развитием событий, сколько чтобы присмотреть за ним. Ее беспокойство за Худа приносило и ей и ему странное неловкое удовлетворение, хотя сейчас Худ пытался не замечать этой неловкости. Несколькими часами раньше он с удовольствием ощущал на плече тепло руки Энн.

– Даррелл, – начал Худ, – почему Хонг-ку все сидит в машине? Сейчас он уже должен знать обо всем, что там произошло.

– Это не имеет значения, – ответила Марта, и Даррелл покосился на нее. – Корейцы с севера полуострова будут отмечать день рождения, даже если именинника пристрелят. Они всегда хотят казаться невозмутимыми. Пережиток провозглашенного президентом Ким Ил Сунгом принципа «джуче» – во всем полагаться только на себя.

– Возможно, он воспользуется случаем, чтобы сделать какое-нибудь заявление политического характера, – добавила Энн.

– Например, расскажет о том, как на них дерзко напали, но они, проявив фантастическую выдержку, не ответили ударом на удар, – продолжила Марта.

Даррел взмахнул руками и сел.

Худ пристально следил за изображениями, появлявшимися в верхнем левом и нижнем правом квадратах экрана. Каждое новое изображение сопровождалось секундным жужжанием твердого диска, записывавшего его. Справа под изображением располагалось его кодовое наименование – порядковый номер, затем символы IS, что означало первую развертку. Потом по коду можно будет мгновенно вызвать любой снимок. Компьютер мог также улучшить качество изображения, повысить его четкость или даже экстраполируя информацию, имеющуюся на снимке, изменить кажущийся угол наблюдения.

– Задержите снимок 17-1S, – вдруг рявкнул Худ, приподнимаясь в кресле. – Меня интересует вот этот человек за деревом в ста с лишним ярдах от джипов...

К Худу подошли Боб и Даррелл.

– Его лицо скрывает листва, – сказал Вайенз. – Я немного сдвину камеру.

«Немного» означало тысячную долю дюйма, что при умножении на расстояние, отделяющее спутник от Земли, позволит наблюдателю взглянуть на объект под другим углом.

На экране возникло новое изображение, на котором одиночную фигуру человека тотчас охватил бледно-голубой контур.

– Вот он! – крикнул Вайенз. – Теперь я схвачу его с другого спутника.

– Нет. Мне нужен общий вид площади – дайте мне его с расстояния в четверть мили.

– Понял, – отозвался Вайенз.

Не отрывая взгляда от экрана, Худ поднял другую телефонную трубку. Следующий снимок показал, что майор Ли медленно поворачивается к машине генерала. Худ испытывал такое же странное ощущение, что и каждый раз, когда он смотрел фильм Запрудера об убийстве Кеннеди, – совершается нечто ужасное, но он не в силах предотвратить несчастье.

Появилось следующее изображение Ли. Теперь ни у кого не оставалось сомнений в том, что южнокорейский майор выходит из-за дерева.

– Госпожа Чонг, вы слышите меня? – спросил Худ.

– Да!

– Скажите своим, что террорист выходит из-за большого дуба в ста тридцати – ста сорока ярдах к северу от площади перед центром переговоров. Мы полагаем, он намерен напасть на генерала Хонг-ку. Скажите, чтобы ваши остановили его любыми способами.

– Я поняла, – отозвалась Ким и передала информацию в Пхеньян.

Тем временем Худ попросил Багза соединить его с генералом Шнейдером. Багз торопливо набирал номер, а Худ не сводил взгляда с Ли, который, очевидно, не оставил своего намерения В руке Ли сжимал пистолет. Сопровождавшие генерала военные стояли спинами к Ли – они повернулись к Хонг-ку, который встал, вероятно, собираясь выйти из джипа. На крупноплановом изображении Худ видел весь район вокруг центра переговоров, северную и южную границы демилитаризованной зоны. То, что Худ надеялся увидеть, он нашел к югу от зоны, примерно в трехстах ярдах к юго-западу от Ли.

– Генерал Шнейдер на линии! – сказал Багз. Он соединил Худа с полевым телефоном Шнейдера в тот момент, когда генерал наблюдал, как разворачиваются войска.

– Худ, – резко бросил Шнейдер, – я вообще не стал бы с вами говорить, если бы президент не назначил вас главой Группы по разрешению...

– Майор Ли находится за центром переговоров. К северу от здания.

– Что?

Худ настойчиво продолжал:

– Вы должны его видеть с тех наблюдательных вышек, которые находятся к юго-западу от центра. У вас там есть часовой?

– Да...

– Тогда отдайте ему приказ. Немедленно!

– Вы хотите, чтобы я приказал расстрелять нашего офицера.., да еще на территории Северной Кореи? – искренне недоумевал Шнейдер.

– А вы разве этого не хотите? Ли вооружен, он собирается убить Хонг-ку. Вы должны остановить его, иначе через минуту вы утонете к чертовой матери в реках крови!

– А что будет с моим солдатом на вышке? Они откроют ответный огонь...

– Будем надеяться, что не откроют. Сейчас мы с ними ведем переговоры.

– Будем надеяться! – фыркнул Шнейдер. – Послушайте, я отдам приказ, но отвечать за последствия будете только вы.

Шнейдер отключил связь, и Худ попросил Вайенза держать под наблюдением одного спутника майора Ли, а другого – вышку.

Второе изображение увеличилось, все предметы как бы приблизились к Худу. В Оперативном центре было хорошо видно, как один солдат поднял трубку полевого телефона, другой рассматривал в бинокль местность к северу от демилитаризованной зоны.

На первом изображении Ли уверенно шагал к северокорейскому генералу.

На втором изображении солдат опустил бинокль.

Ли уже подошел к намеченной жертве настолько близко, что теперь они умещались в одном кадре. Хонг-ку вышел из машины, сопровождающие его офицеры расположились полукругом, как бы встав в почетный караул. Немного в стороне суетились репортеры и фотографы.

Солдат на наблюдательной вышке поднял карабин.

Рука, Ли с пистолетом двинулась вверх.

Солдат прижал приклад карабина «кольт» М16 к плечу.

У Худа внутри все горело, во рту пересохло. Опоздай мы на секунду, скажи одно лишнее слово – и весь полуостров, может быть ввергнут в войну...

Засверкали фотовспышки, пламя вырвалось из ствола пистолета Ли. У Худа перехватило дыхание. Солдат на вышке все прицеливался. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем поступили следующие изображения.

Ли отвернулся – очевидно, уклоняясь от ослепляющих вспышек фотографов. Хонг-ку падал на спину, на его правой руке появилось пятнышко, похожее на световой блик.

Из ствола М16 вилась струйка дыма.

Почему-то Худ вспомнил, как еще ребенком однажды спрятался в родительском кедровом шкафу. Тогда его напугала густая, почти ощутимая тишина. Почти такая же зловещая тишина воцарилась сейчас в его кабинете.

На следующем изображении с северной стороны от демилитаризованной зоны генерал Хонг-ку лежал на спине, придерживая одной рукой другую. Рядом еще стоял майор Ли, и из ствола его пистолета еще вился дымок... Но вместо лица у Ли было кровавое пятно.

– Они его шлепнули! – негромко выкрикнул Херберт и стукнул кулаком по подлокотнику инвалидного кресла.

Маккаски похлопал Худа по спине.

Поступили следующие изображения, на них Ли падал, а Хонг-ку вставал. Солдаты на наблюдательной вышке с южной стороны границы укрывались от возможных ответных выстрелов.

– Господин Худ? – прозвучал в телефонной трубке голос Ким Чонг. – Я передала ваше сообщение. Теперь его должны переслать из Пхеньяна в Пханмунджом.

– Вы полагаете, вам поверили?

– Конечно, – ответила Ким. – Я – шпионка, а не политический деятель.

Худ встал. Подбежавшая Энн обняла его.

– Пол, вы – молодец! – Коффи обвел всех мрачным взглядом.

– Конечно. Мы убили офицера южнокорейской армии. Последствия непредсказуемы, но они будут.., будут обязательно.

– Это был сумасшедший, – возразил Херберт. – Мы пристрелили бешеную собаку.

– Но у этой бешеной собаки, возможно, есть семья. В отличие от собак, солдаты и их ближайшие родственники имеют определенные права.

68
{"b":"14488","o":1}