ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Часы показывали, что осталось две минуты две секунды. Роджерс подбежал к ракете Пакетта. Выстрелы искорежили пульт управления, зато Пакетт был жив – пуля попала ему в плечо. Врач стянул с него куртку и стер кровь возле раны.

– Полковник! – крикнул Роджерс, спрыгивая с ракеты. Он положил руку на платформу «нодонга». – Нужно развернуть эту ракету... Развернуть так, чтобы направить ее на холмы. – Он показал на склоны. – Там никого нет, никто не пострадает.

Ки-Су понял и отдал приказ. Врач оттащил Пакетта от ракеты, а тем временем десятка полтора солдат уже толкали трейлер с одной стороны. Ки-Су подошел к установке с другой стороны и прострелил шины трейлера. Роджерс побежал к третьей ракете. Время еще есть, твердил он себе, я должен успеть...

За спиной он услышал металлический скрежет. Не останавливаясь, он оглянулся: ракета сначала немного сместилась, потом вместе с платформой накренилась и заскользила быстрее. Раздались крики солдат, из сопла ракеты показался дымок, а вслед за ним вырвался сноп желто-оранжевого пламени. Платформа, наконец, перевернулась.

Этого не может быть, думал Роджерс, падая лицом в грязь и закрывая руками голову. Ракета не может запуститься оттого, что перевернулся трейлер.

Солдаты веером разбегались от испепеляющего пламени, а ракета уже выскользнула из перевернутой платформы и понеслась почти параллельно земле, срывая и воспламеняя палатки, переворачивая машины, с корнем вырывая деревья. Ракета пролетела почти полмили, уничтожив все на своем пути, и уткнулась в крутой склон холма. В этом месте возник и медленно поднялся в небо огненный шар диаметром больше тысячи футов, а всю долину сотрясла мощная взрывная волна.

Как только Роджерс почувствовал, что полоса раскаленного воздуха миновала, он вскочил и помчался к последнему «нодонгу».

Роджерс испытывал странное чувство. Ему казалось, что южнокорейский офицер в последний раз смеется над ним, даже после своей смерти. Ведь все они решили, что запуск ракет запрограммирован на одно время.

А если это не так? Да и почему это должно быть именно так? Роджерс на бегу перебирал вероятные варианты. Возможно, диверсанты хотели запустить ракеты одну за другой с минутным интервалом. Первая только что стартовала. Та, которую он обезвредил, могла быть второй или третьей. Значит, у него оставалась минута или... Когда Роджерс был всего ярдах в двадцати от ракеты, он увидел, что из сопла «нодонга» вылетела струйка дыма.

Только теперь Роджерс понял, в чем дело. Диверсанты по-разному установили таймсры. Конечно. Почему бы и нет?

Времени на то, чтобы поднять в воздух истребители или запустить ракеты типа «воздух – воздух» не оставалось, потому что «нодонги» развивают скорость больше двух тысяч миль в час. Невелики были и шансы на то, что запущенные из Японии ракеты «пэтриот» перехватят «нодонг» – на пути северокорейской ракеты могло не оказаться этих систем противовоздушной обороны.

Роджерс повернулся и бросился к Ки-Су.

– Полковник! – крикнул он на бегу.

Оставалась одна возможность не дать ракете взлететь, и американский генерал понял, что та же мысль пришла в голову северокорейскому офицеру мгновением раньше. «Нодонг», еще лежа на платформе, зашипел, из его сопла показалось пламя, а Ки-Су уже выкрикивал по радио приказы, и его солдаты торопливо укрывались за скалами и валунами.

Отличный офицер, подумал о Ки-Су Роджерс, ныряя под дымящиеся обломки джипа, который сгорел в пламени первой ракеты. Генерал больно ударил бок, закрыл голову руками, а последний «нодонг» поднялся на столбе яркого огня и, взревев, словно сорвавшийся с цепи дракон, рванулся в утреннее небо.

Потом Роджерс вспомнил о Скуайрзе и других солдатах отряда «Страйкер» и потянулся за полевым радиотелефоном. Телефон молчал, очевидно, разбился при падении. Теперь генералу оставалось только молиться, чтобы его товарищи правильно поняли то, что происходит на их глазах...

Глава 83

Среда, 07 часов 35 минут, Оперативный центр

– Плохие новости, Пол, – сказал по телефону Стивен Вайенз из Национального бюро аэрофотосъемки. – Кажется, от них ушел-таки один «нодонг».

– Когда?

– Несколько секунд назад. Мы видели вспышку... Теперь ждем следующего изображения.

– Спутник «Гефест» ведет наблюдение? – спросил Худ.

– Да. Мы дадим вам знать, куда направляется ракета.

– Я не прерываю связи, – сказал Худ и включил усиление звука, потом обвел взглядом сидевших в его кабинете Даррелла Маккаски и Боба Херберта.

– В чем дело, шеф? – спросил Херберт.

– Одна ракета «нодонг» все же запущена, – объяснил Худ.

– Она летит в сторону Японии. Боб, выясните, нет ли в том регионе АВАКСа, и сообщите в Пентагон, что им с базы в Осаке нужно поднять в воздух все истребители.

– Они ни за что не перехватят ракету, – возразил Херберт.

– Это все равно, что искать иголку в стоге сена размером с Джорджию.

– Я знаю, – сказал Худ, – но мы должны хотя бы попытаться. Возможно, летчикам повезет, и они выйдут прямо на ракету. Даррелл, Национальное бюро аэрофотосъемки будет следить за тепловым излучением ракеты со спутника «Гефест». Мы узнаем траекторию и сообщим летчикам хотя бы приблизительно, где и когда ждать ракету. – Худ несколько секунд помолчал. В любом случае, подумал он, нужно немедленно поставить в известность президента, чтобы он успел позвонить премьер-министру Японии. – Может быть, нам удастся предупредить людей за несколько минут, чтобы они попытались найти укрытие, – сказал Худ. – Это будет хоть что-то.

– Правильно, – согласился Маккаски.

Худ уже собирался вызывать по прямой линии Белый дом, когда его остановил Вайенз.

– Пол... Теперь у нас на экране что-то новое.

– Что?

– Вспышки, – ответил Вайенз. – Больше, чем я видел над Багдадом в первую ночь «Бури в пустыне».

– Что за вспышки?

– Не знаю. Нужно дождаться следующего изображения. Но это что-то совершенно непонятное!

Глава 84

Среда, 09 часов 36 минут, Алмазные горы

Подполковник Скуайрз не мог оторваться от бинокля. «Нодонг» медленно поднимался в небо, а все зенитные установки открыли ураганный огонь.

Первой мыслью Скуайрза было, что зенитчики отражают атаку с воздуха, и он уже было принял решение поднимать отряд и атаковать пункты противовоздушной обороны. Но почему северокорейские зенитчики стреляют в одну точку? Если бы радиолокаторы сообщили, что к ним приближаются вражеские самолеты, то корейцы развернули бы орудия туда, откуда должен был появиться враг. Потом Скуайрз заметил, что постепенно зенитчики уменьшают угол обстрела, и все понял.

Тридцатисемимиллиметровые снаряды прорезали небо со всех сторон периметра базы. Стреляли все восемь скорострельных пулеметов, создавая огненный щит на высоте около тысячи футов над пусковыми установками. Направляемые радиолокатором снаряды сталкивались друг с другом, ежесекундно каждый пулемет выпускал два снаряда.

Северокорейские зенитчики создали огненный барьер, который должен был прервать полет их собственной ракеты. «Нодонг» поднимался с ускорением, довольно медленно преодолев первые сто футов, он быстрее прошел следующие сто и постоянно набирал скорость, стремясь к центру перекрестного огня. Снаряды с прежней интенсивностью прорезали утреннее небо, а стволы орудий продолжали опускаться. Громкие хлопки разрывов звучали, как запущенный в бочке фейерверк. По мере того как поднималась ракета и снижалась траектория снарядов, картина все больше напоминала Скуйрзу гигантскую свечу бенгальского огня.

С момента старта «нодонга» прошло не больше трех секунд, а ракету отделяли от сверкающего огненного щита считанные ярды. Конечно, никто не мог гарантировать, что огонь противовоздушной обороны сможет остановить «нодонг», возможно, небольшие снаряды лишь поцарапают корпус ракеты или собьют ее с курса, и она упадет на какую-нибудь деревню Северной или Южной Кореи.

71
{"b":"14488","o":1}