ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Аннйонг-хи ка-шип-шио.

Ки-Су был удивлен и польщен одновременно. Он сказал в ответ:

– Аннйонг ха-счмни-кя.

Офицеры отдали друг другу честь. Ки-Су долго держал у виска перебинтованную руку и после того, как американцы забрались в вертолет. В вертолете Скуайрз прежде всего осмотрел Пакетта, который лежал на носилках на полу, потом тяжело опустился рядом с Роджерсом.

– Кстати, что вы сказали друг другу? – спросил Скуайрз.

– Когда я говорил с Полом, я попросил его узнать у Марты Маколл, как будет по-корейски: «Прощайте, и пусть ваш дом осенит счастье».

– Отличное пожелание.

– Да, конечно, – согласился Роджерс, – только мы с Мартой не очень ладили... Поэтому, признаться, я не очень уверен, что я не сказал ему, например, что у меня аллергия к пенициллину.

– Не думаю, – успокоил генерала Скуайрз. – Кореец ответил вам почти такими же словами. Конечно, в принципе не исключено, что вы оба не переносите пенициллин, – Меня бы и это не удивило, – отозвался генерал. – С каждым днем я удивляюсь все меньше.

Дверцы «блэкхока» захлопнулись, и вертолет поднялся в светлеющее небо.

Глава 87

Среда, 10 часов 30 минут, Сеул

Ким Хван сидел на больничной койке. Матрац съехал к ногам, подушка сдвинулась в сторону. Хвану хотелось бы поправить постель, но физическое и нервное напряжение нескольких последних часов отняло у него не только все силы, но даже желание потянуться за подушкой.

Человек, только что спасший полуостров, не в силах поднять руку и подтянуть подушку. Наверно, это было смешно, но у Хвана не хватало сил даже на то, чтобы оценить нелепость ситуации.

Тупая боль в боку не давала Хвану заснуть, а плотно перевязанные раны затрудняли дыхание. Но более всего ему не давали покоя последние события. Хван не мог забыть о трагической гибели Грегори Доналда, не мог поверить в смерть Друга.

Вместе с тем Хвану почему-то казалось, что гибель Доналда была предопределена, таинственно неизбежна. Жизнь Доналда завершилась тогда, когда убили его жену. Неужели это было только вчера? Что ж, по крайней мере теперь они вместе. Сунджи и Ким верили в воссоединение душ, а Доналд не верил. Но хотел он этого или нет, старый атеист был ангелом.

Хван бездумно смотрел на кирпичную стену; кроме этой стены, из окна его палаты не было видно ничего. Ему позвонил Боб Херберт и рассказал о том, что произошло в Алмазных горах, о других заговорщиках – тех, кого отряд «Страйкер» уничтожил там. Хван понимал, что едва ли северяне быстро отдадут тела заговорщиков. Впрочем, власти Северной Кореи были готовы тотчас же выслать их отпечатки пальцев.

– До сих пор у нас нет ни намека на то, что в подпольную группу входили другие люди, – сказал Херберт Хвану. – Значит, или мы уничтожили всех заговорщиков, или они утихли до поры до времени, чтобы в один прекрасный день начать все сначала.

– Я уверен, – негромко отозвался Хван, – что в эту группу входят и другие люди, только мы не имеем о них ни малейшего представления.

– Вероятно, вы правы, – согласился Херберт. – Радикалы, как бананы, растут гроздьями.

Хван сказал, что сравнение ему понравилось, после чего Херберт от имени Худа еще раз поблагодарил КЦРУ и пожелал Киму скорейшего выздоровления.

Положив телефонную трубку, Хван решился наконец уложить подушку туда, где ей и полагалось быть, и был очень удивлен, заметив, что кто-то уже выполнил это за него. Чьи-то сильные руки осторожно приподняли Хвану голову, подложили под нее подушку и немного поправили ее с боков, чтобы голова Хвана снова не скатилась на простыни.

Хван покосился.

– Директор Юнг-Хун, – удивился он. – А где же...

– Хонгтак? Сейчас он направляется к новому месту назначения – рыболовному траулеру, который подслушивает передачи китайцев в Желтом море. Кажется, он так и не понял, что мы с нашими разными методами работы не мешаем, а помогаем друг другу.

– Возможно.., вам следовало бы зарезервировать место на траулере и для меня, – сказал Ким Хван. – Я тоже не всегда уверен, что мы хорошо срабатываемся.

Юнг-Хун несколько раз моргнул.

– Согласен, иногда могло показаться, что мы решали разные задачи. Но теперь этому будет положен конец, подобное больше не повториться.

Может быть, кто-то из высоких правительственных чинов узнал о том, как директор КЦРУ руководил расследованием. Кима нисколько не удивило бы, если бы Юнг-Хуну позвонили Боб Херберт или Пол Худ, а Юнг-Хун никогда не оставлял такие звонки без последствий.

Директор Корейского ЦРУ осторожно положил руку на плечо Хвану.

– Когда вы выйдете из больницы, мы подумаем о том, как нам реорганизовать нашу работу. Мы предоставим вам такие права, такие полномочия, что вам не придется отчитываться передо мной...

Определенно, кто-то ему позвонил.

– ., и вы сможете работать так, как сочтете нужным. Я также рекомендовал президенту установить стипендию господина Доналда для студентов Сайгонского университета. Наверное, ее лучше всего назначать тем, кто специализируется в политологии.

– Спасибо, – сказал Хван. – И не забудьте вдову Чо. Ей нужно будет помочь.

– Уже сделано, – сказал Юнг-Хун. Прежде чем задать следующий вопрос, Хван долго изучал лицо директора КЦРУ.

– А что с госпожой Чонг?

Юнг-Хун покрутил головой, словно воротник сорочки вдруг стал ему тесен.

– Она скрылась. Как вы просили, мы позволили ей скрыться.

– Она спасла мне жизнь. Я перед ней в долгу. Впрочем, вы, очевидно, следили за ней?

– Э-э-э, да, – неохотно признался Юнг-Хун. – Нам было важно знать, куда она направится.

– И что же вы узнали?

– Она остановилась в Янгянге, – ответил директор. – В доме вашего дяди.

Хван улыбнулся. Они никогда ее не найдут. Дядюшка Пак вывезет ее на своем катере, который никто не осмелится проверять, и каким-нибудь образом переправит Ким в Японию.

– Вы думаете, она больше не будет работать на Северную Корею? – спросил Юнг-Хун.

– Нет, – убежденно ответил Хван. – Она никогда не хотела заниматься шпионажем. Я рад, что в конце концов она найдет то, что ей по душе.

Юнг-Хун потер руки.

– Что ж, если вы, господин Хван, так уверены... – сказал он и встал. – Я оставил здесь одного из ваших сотрудников, Парка. Если вам что-нибудь потребуется, дайте ему знать или позвоните мне.

Хван поблагодарил директора, и Юнг-Хун ушел. Вместе с ним ушли и призраки последних двух дней – горькие воспоминания о Сунджи и Грегори, о несчастном шофере Чо и о неуловимой госпоже Чонг. Хван был уверен, что дядя Пак не скажет даже ему, где он спрятал госпожу Чонг, но он знал, что так или иначе найдет эту молодую, чем-то так привлекшую его женщину. Как показали эти два дня, часто дружба и взаимопомощь пренебрегают политическими границами и условностями. Просто у Ким Хвана раньше не всегда хватало времени на эти простые человеческие чувства.

Теперь наступило время подумать о том, чтобы возобновить человеческие отношения. Ведь, в конце концов, мы судим о людях и помним о них по тому, что они хранят в своих сердцах, а не в досье.

Глава 88

Среда, 21 час 00 минут, Оперативный центр

Президент прибыл в Оперативный центр без предупреждения. Он приехал в своем длинном бронированном лимузине с двумя телохранителями и шофером – больше не было никого, ни помощников, ни советников, ни репортеров.

– Без репортеров? – не поверила своим ушам Энн Фаррис, когда часовой, стоявший у ворот военной базы Эндрюз, сообщил о прибытии высокого гостя Полу Худу. – Тогда это должен быть прежний президент.

– Вы слишком циничны, – отозвался Пол Худ.

Он только что провел совещание со всеми руководителями отделов – Бобом Хербертом, Мартой Маколл, Дарреллом Маккаски, Маттом Столлом, Лоуэллом Коффи, Лиз Гордон, Филом Катценом и Энн Фаррис – и позволил себе откинуться на спинку кресла. Он поблагодарил всех за высокий профессионализм, изобретательность и готовность помочь друг другу. Худ сказал, что никогда не видел более единой, более эффективной команды и что он горд той работой, которую они проделали.., и гордится каждым из своих сотрудников.

73
{"b":"14488","o":1}