ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Правильно, — был вынужден согласиться Билл Тауни, несмотря на свое разочарование. — Ничего из других источников?

Под «другими источниками» подразумевался некто, кто мог работать в российском посольстве по заданию Секретной службы. Там почти несомненно находился кто-то, но Холт отказывался говорить на эту тему по телефону, является ли телефонный канал шифрованным или нет, потому что приоритетом всегда была личность источника. Раскрытие личности источника противником влекло за собой опасность, что его просто убьют.

— Нет, Билл, ничего. Иван не говорил по телефону с Москвой по этому вопросу. Не пользовался он и факсом. У нас нет ни единого подтвержденного факта, ничего, кроме разговора Кириленко в пабе с этим парнем, а это может оказаться пустышкой. Три месяца назад я поручил одному из моих ребят завязать разговор с ним в этом пабе, и они говорили о футболе — Кириленко оказался серьезным болельщиком, хорошо знакомым с игрой, и он даже не открыл свою национальность. У него идеальный акцент. Так что этот парень на фотографии может вполне оказаться никем, всего лишь еще одно случайное совпадение. Кириленко — профессионал, Билл, он не делает ошибок. Какую бы информацию он ни получил, он, несомненно, записал ее и послал с курьером.

— Таким образом у нас, вероятно, по-прежнему остается отставной офицер КГБ, который продолжает бродить по Лондону с информацией о нашем мистере Кларке, полученной из Москвы, и чем он занимается, нам неизвестно.

— Совершенно верно, Билл, — согласился Холт. — Не могу сказать, что мне это тоже нравится, но такова ситуация.

— Что тебе удалось узнать о контактах КГБ с ИРА?

— У нас есть кое-что. Одна фотография кого-то, сделанная на встрече в Дублине восемь лет назад, и устные доклады о других контактах, с описанием внешности. Некоторые походят на нашего парня на фотографии, но письменное описание внешности соответствует трети мужской половины человечества, и мы не решаемся в настоящий момент показывать эти фотографии. — Тауни не требовалось объяснять причину. Было вполне вероятно, что некоторые осведомители Холта действительно являются двойниками, и демонстрация фотографии мужчины в пабе может привести только к тому, что встревожит объект расследования и поставит его в известность, что кто-то висит у него на хвосте и знает, кто он такой. Это заставит его проявить предельную осторожность, может быть, изменить внешность, и конечным результатом будет то, что ситуация ухудшится, вместо того чтобы стать лучше. Тауни напомнил себе — это самая сложная из игр. А что, если все это всего лишь любопытство со стороны русских, просто слежка за офицером-разведчиком, известным другой стороне? Черт возьми, все занимаются этим. Это всего лишь обычная часть их работы.

Окончательным результатом было то, что они знают, что ничего не знают — нет, поправил себя Тауни. Они не знают даже этого. Они знают, что не знают что-то, но не знают даже, было ли это тем, что они хотели узнать.

* * *

— А это для чего? — с невинным выражением лица спросил Хенриксен.

— Система охлаждения туманом. Мы получили ее от ваших парней, — сказал Окленд.

— Да? Мне она не совсем понятна, — ответил американец.

— Один из наших инженеров увидел ее, по-моему, в Аризоне. Она разбрызгивает тончайшие капельки воды, образующие туман. Крошечные капельки поглощают тепловую энергию и испаряются в атмосфере, действуя, подобно кондиционированию воздуха, но с ничтожной затратой энергии.

— Ага, — сказал Хенриксен, изо всех сил стараясь выглядеть удивленным. — Насколько широко распространена эта система?

— Мы установили ее в туннелях и залах. Архитектор намеревался установить ее над стадионом, но возникли протесты, говорили, что туман будет мешать работе камер и тому подобное, — ответил Окленд. — Слишком походит на настоящий туман.

— О'кей, думаю, что мне нужно посмотреть на нее.

— Почему?

— Видите ли, сэр, это чертовски хороший способ распространения отравляющего химического вещества, не правда ли? — Вопрос застал полицейского врасплох.

— Ну... я думаю, что это возможно.

— Отлично. В моей компании работает парень, бывший офицер в Химическом корпусе США, эксперт в таких делах, получил степень доктора в Массачусетском технологическом институте. Я поручу ему проверить это как можно быстрее.

— Да, это отличная идея, Билл. Спасибо, — сказал Окленд, мысленно ругая себя за то, что сам не подумал об этом. Ничего страшного, ведь он нанимает опытных специалистов. А этот янки, несомненно, кажется экспертом.

— Здесь бывает жарко?

— О да, очень. Мы ожидаем, что температура будет больше девяноста градусов — по Фаренгейту, разумеется. Нам полагается теперь измерять температуру в градусах Цельсия, но я так и не научился этому.

— Да, я тоже, — заметил Хенриксен.

— Как бы то ни было, архитектор сказал, что это недорогой способ уменьшить жару, зрителям это понравится, и установка такой системы — разумный способ решения проблемы. Она питается водой из пожарных спринклеров, да и расходует ее очень мало. Мы установили ее больше года назад и периодически испытываем. Занималась этим американская компания, я не помню названия.

«Прохладный спрей», Феникс, Аризона, мысленно сказал себе Хенриксон. Планы такой системы лежали у него в сейфе кабинета. Это будет играть важную роль в планах Проекта. Задача очень даже упростилась. Система уже установлена этими остолопами, настоящая удача, ниспосланная небесами. Здесь было место. Скоро наступит время.

— Получили какие-нибудь сообщения от британцев?

— Мы послали запрос, но пока не получили ответа, — сказал Окленд. — По-видимому, это очень секретная организация.

Хенриксен кивнул.

— Как всегда, вмешивается политика.

— Совершенно верно, — согласился Окленд.

* * *

Детектив лейтенант Марио д'Аллессандро включил компьютер и вывел на экран центральный файл нью-йоркского департамента полиции. Действительно, здесь были Мэри Баннистер и Анна Претлоу. Затем он выбрал «поиск», ограничил объем поиска полом «женщины», возрастом от восемнадцати до тридцати лет и установил мышкой иконку «действие». В результате на экране появился список из сорока шести имен, и он сохранил все сорок шесть в файле, созданном для этой цели. В систему не входили фотографии женщин, но у него для этого существует доступ к бумажным файлам. Лейтенант перевел в отдельный файл женщин из районов Квинса и Ричмонда, ограничив пока свой поиск исчезнувшими девушками из Манхэттена. Список сократился до двадцати одной. Далее он удалил из списка афроамериканок, потому что, если вы имеете дело с серийным убийцей, такие преступники обычно выбирают в качестве жертв один тип. Самым знаменитым таким преступником являлся Теодор Банди, который почти всегда выбирал жертв из числа женщин, расчесывающих волосы на пробор точно посредине. В новом деле также были заметны характерные черты предполагаемых жертв. Например, Баннистер и Претлоу были белыми, одинокими, достаточно привлекательными, возраст от двадцати пяти до двадцати шести лет, темноволосыми. Таким образом, возраст от восемнадцати до тридцати будет хорошей рамкой, решил лейтенант, и он далее удалил из списка имена, которые не соответствуют этой модели.

Затем он открыл файл департамента на «Джейн Доу» и принялся искать найденные тела женщин, которые не были опознаны. Он уже был знаком со всеми подобными случаями по своей предыдущей работе. Две соответствовали параметрам поиска, но ни та, ни другая не были Баннистер или Претлоу. Так что пока поиски ни к чему не привели. Это было одновременно и хорошей новостью и плохой. Две исчезнувшие женщины не были определенно мертвыми, и это была хорошая новость. Но их тела могли быть хитроумно скрыты — поблизости находились болота Джерси, и этот район уже более ста лет считался самым удобным для того, кто хотел избавиться от тела.

Далее он напечатал свой список исчезнувших женщин. Ему придется изучить все бумажные файлы, включая фотографии, вместе с двумя агентами ФБР. Обе — Баннистер и Претлоу — имели каштановые волосы примерно одинаковой длины, и это, может быть, было достаточной обшей чертой для серийного убийцы. Но нет, Баннистер жива, по крайней мере, если судить по письму, посланному по электронной почте... но у серийного убийцы могла быть болезненная привычка дразнить семьи погибших девушек, посылая им письмо якобы от их имени. Лейтенанту еще ни разу не попадались подобные случаи, но серийные убийцы — психически больные ублюдки, и никогда нельзя предсказать поступки, которые они могут совершить для собственной забавы. Если один из таких упырей действует сейчас в Нью-Йорке, то поисками его задницы будет заниматься не только ФБР. Хорошо, что в штате Нью-Йорк наконец-то принят закон о смертной казни...

130
{"b":"14489","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Университет прикладной магии. Попаданкам закон не писан!
Мысли, творящие здоровую систему дыхания
Азбука вязания
Мебель для дома своими руками. Приемы работы и подробные чертежи
Секреты спокойствия «ленивой мамы»
Все сказки старого Вильнюса. Начало
Взлом маркетинга. Наука о том, почему мы покупаем
Легкий способ бросить курить
Князь Холод