ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Беспокоишься?

— Ну как тебе сказать, — ответила Пэтси Кларк Чавез, доктор медицины, — я знаю, что будет немного больно, и потому хочу, чтобы это осталось позади и побыстрее, понимаешь?

— Да, — кивнул Динг. Ожидание неприятных вещей обычно хуже, чем их осуществление, по крайней мере с физической стороны. Он знал это из опыта, тогда как она еще не знала. Может быть, именно по этой причине вторые роды всегда проходят легче, чем первые. Вы уже знаете, что ожидать, понимаете, что хотя это не совсем безболезненно, все кончится благополучно, в конце родов вы получите младенца. Это было ключом всего для Доминго. Он станет отцом! Иметь ребенка, начать величайшее из приключений, вырастить новую жизнь, сделать лучшее, что только можешь, делая ошибки, но извлекая уроки из всех, и, в конечном итоге, представить обществу нового хорошего гражданина. Он не сомневался, что это и значит, какой ты мужчина. Да, конечно, держать в руках оружие и выполнять свой долг тоже важно, потому что теперь он охраняет общество, наказывает виновных и защищает невинных, стал одной из сил охраны порядка, из чего и возникла сама цивилизация. Все это верно. Однако рождение ребенка является его шансом стать лично вовлеченным в развитие цивилизации, выращивать детей должным образом, обучать и направлять их по Правильному пути, даже если это произойдет в три часа утра и он почти спит. Может быть, ребенок вырастет и станет разведчиком, оперативником или солдатом вроде него, или, что еще лучше, врачом, как Пэтс, важной и полезной частью общества, на службе у других. Все это произойдет лишь в том случае, если он и Пэтс сделали свою работу хорошо, и эта ответственность является самой большой, какую только может выполнить человек. Доминго заранее предвкушал это, мечтал, как он будет держать в руках своего ребенка, целовать и ласкать, менять пеленки и мыть попку. Он уже собрал кроватку, украсил стены детской розовыми и голубыми зайчиками, купил игрушки, чтобы отвлекать маленького «зверя». Пусть все эти поступки кажутся плохо сочетаемыми с его повседневной жизнью, но ведь он, как и другие солдаты «Радуги», знал, что это не так, поскольку все тоже имели детей, и для них обязательство было таким же. У Эдди Прайса рос сын четырнадцати лет, до некоторой степени непокорный и определенно упрямый — по-видимому, таким же был его отец, — но достаточно умный, чтобы сомневаться во всем и искать собственный ответ на все вопросы, которые он найдет в должное время, как это сделал его отец. На парне было прямо-таки написано «солдат», подумал Динг, но, если повезет, он сначала закончит школу, станет офицером, как это должен был сделать Прайс, и сделает это в Америке. Здесь система, правда, несколько иная, и парень станет великолепным главным сержантом, самым доверенным подчиненным Динга, всегда готовым высказать свои мысли и затем точно выполнить приказы. Да, так много предстоит в будущем, сказал себе Динг, все еще держа руку Пэтси в своей.

— Боишься?

— Не боюсь, просто немного нервничаю, — призналась Пэтси.

— Милая, если бы это было так трудно, каким образом в мире появилось столько людей?

— Типичное мужское утверждение, — заметила доктор Патриция Чавез. — Тебе легко говорить. Ведь не ты будешь делать это.

— Я буду рядом и приду на помощь, — пообещал ее муж.

— Попробуй не прийти!

Глава 23

Наблюдение

Хенриксен прибыл в международный аэропорт Кеннеди с поганым чувством, будто его прокрутили через мясорубку, перед тем как бросить в мусорную корзину, но этого следовало ожидать. Он пролетел буквально половину земного шара за один день, и его внутренние биологические часы барахлили и наказывали его за все, сотворенное с ними. В течение примерно целой следующей недели он будет засыпать и просыпаться в самое неожиданное время, но ничего, с этим можно примириться. Снотворное и несколько стаканов виски помогут ему отдыхать, когда требуется отдых. Служащий компании ждал его в конце коридора, без единого слова взял кейс и провел к отделению получения багажа. К счастью, его дорожный чехол, вмещающий два костюма, оказался пятым, появившимся на вращающейся карусели, что позволило им быстро выйти из терминала и сесть в автомобиль, тут же направившийся по хайвэю в Нью-Йорк.

— Как была поездка?

— Мы получили контракт, — сказал Хенриксен служащему, который не был частью Проекта.

— Хорошо, — сказал служащий, еще не знавший, насколько это было хорошо для других и насколько плохо это будет лично для него.

Хенриксен застегнул ремень и откинулся назад, чтобы немного соснуть по дороге, закончив, таким образом, разговор.

* * *

— Итак, чего мы добились? — спросил агент ФБР.

— Пока ничего, — ответил лейтенант д'Аллессандро. — У меня есть еще одна возможно исчезнувшая девушка, ее квартира в том же районе, тоже привлекательная, примерно того же возраста и так далее, пропала в то же время, как ваша мисс Баннистер. Зовут ее Анна Претлоу, юридический секретарь. Она просто исчезла с лица земли.

— "Джейн Доу"? — спросил другой агент ФБР.

— Нет никаких общих черт. Парни, мы должны рассматривать возможность, что в этом районе действует серийный убийца.

— Но тогда почему пришло это письмо по электронной почте?

— Насколько схоже то первое письмо с остальными электронными письмами, которые мисс Баннистер послала своему отцу? — спросил нью-йоркский детектив.

— Сходства не много, — признал старший агент ФБР. — Первое письмо, которое принес в офис ФБР ее отец, выглядит так, словно... понимаете, у меня создалось впечатление, что оно написано под влиянием наркотиков.

— Согласен, — кивнул д'Аллессандро. — Вы принесли остальные?

— Вот. — Агент передал ему шесть копий электронных писем, переданных по факсу в отделение ФБР Нью-Йорка. Детектив осмотрел их. Все шесть были с отличной грамматикой, хорошо сформованные, и ни в одном из них не было грамматических ошибок.

— Что, если они были посланы не ею? А вдруг их послал кто-то другой?

— Серийный убийца? — спросил второй агент ФБР. Затем он подумал над этим, и его лицо отражало, о чем он думал. — Тогда он по-настоящему психически больной человек, Марио.

— Да, конечно, ведь серийные убийцы не бойскауты, верно?

— Писать, чтобы мучить семьи? У вас когда-нибудь было нечто похожее? — удивился старший агент.

— Я никогда не слышал об этом, Том, но, как сказал твой напарник...

— Дерьмо, — заметил старший агент Том Салливэн.

— Давай обратимся к психиатру, а? — высказал свое мнение младший агент Фрэнк Чатэм.

Салливэн кивнул:

— Да, так и поступим. Я позвоню Пэту О'Коннору. А теперь следующий шаг здесь. Я считаю, нам нужно размножить фотографии Мэри Баннистер и начать раздавать их на Вест-Сайде. Марио, ваши люди могут помочь нам?

— Никаких проблем, — ответил д'Аллессандро. — Если это то, на что походит, я хочу взять ублюдка до того, как он попытается установить рекорд. Только не в моем городе, парни, — закончил лейтенант детективов.

* * *

— Собираешься снова попробовать интерлейкен? — спросила Барбара Арчер.

— Да. — Киллгор кивнул. — Предполагается, что этот Три-а укрепляет иммунную систему, но они не знают, каким образом. Я тоже не уверен, но, если он оказывает какое-то воздействие, нам нужно знать об этом.

— Как относительно осложнений на легкие? — Одна из проблем с интерлейкеном заключалась в том, что он нападает на ткани легких, тоже по неизвестной причине, и потому может представлять опасность для курильщиков и других людей с болезнями дыхательной системы.

Новый кивок:

— Да, я знаю, похож на интерлейкен-2, но субъект F4 не курит, а мне хочется быть уверенным, что Три-а не сделает ничего, способного повлиять на чистоту эксперимента с Шивой. Мы не можем рисковать, Барб.

— Согласна, — заметила доктор Арчер. Как и Киллгор, она не думала, что эта новая версия интерлейкена окажется хоть немного полезной, но надо проверить.

134
{"b":"14489","o":1}