ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Дерьмо, — выразил свое отношение Юззери к этому юридическому мнению. Детская порнография являлась одной из главных проблем ФБР, и «Невинные Образы» превратились в приоритетную задачу, расследованием которой занимается отделение в Балтиморе.

О'Коннор кивнул.

— Это в точности его слова, Чак.

— Таким образом, пока никаких успехов?

— Ничего ценного. У нас осталось еще несколько друзей Мэри, которых мы собираемся допросить, — пять намечены на завтра, но, если узнаем что-нибудь интересное, готов поспорить, что это произойдет в Нью-Йорке. Кто-то должен быть знаком с ней. Кто-то ходил на свидания с ней. Но не здесь, Чак. Она уехала из Гэри и даже не оглянулась назад.

Юззери нахмурился, но у него не было никаких замечаний по методу расследования, которое вел О'Коннор. В общей сложности расследованием дела Баннистер занималось двенадцать агентов ФБР. Подобные дела шли и раскрывались сами по себе. Когда позвонит Джеймс Баннистер — а он делает это каждый день, — Юззери будет вынужден сказать ему, что Бюро продолжает вести следствие, затем спросит его о дополнительных друзьях Мэри, о которых он мог забыть, когда составлял список для агентов ФБР в Гэри.

Глава 25

Восход Солнца

— Вы пробыли у нас совсем недолго, сэр, — заметил офицер иммиграционной службы, глядя на паспорт Попова.

— Короткая деловая встреча, — сказал русский, пользуясь своим лучшим американским акцентом. — Я скоро вернусь. — Он улыбнулся офицеру.

— Возвращайтесь поскорее, сэр. — Еще одна печать на изрядно изношенном паспорте, и Попов направился в комнату для отдыха пассажиров первого класса.

Грэди осуществит операцию. Он не сомневался в этом. Вызов был слишком большим, чтобы от него отказался человек с таким самомнением. То же самое относилось и к вознаграждению. Шесть миллионов долларов было больше, чем когда-либо видела ИРА, даже когда Муаммар Кадафи финансировал их в начале восьмидесятых. Финансирование террористических организаций всегда представляло практическую проблему. Русские традиционно обеспечивали их оружием и, что было еще более ценным для ИРА, предоставляли им места для подготовки и оперативную разведывательную информацию, направленную против британских служб безопасности, но не давали значительных денежных сумм. У Советского Союза никогда не было большого количества иностранной валюты, и ее использовали главным образом для закупки технологии военного назначения. К тому же, как потом стало известно, пожилая пара — муж и жена, которых Советы использовали в качестве курьеров, выезжающих на Запад, доставляя наличные деньги советским агентам в Америке и Канаде, — почти все время работала под контролем ФБР! Попов в изумлении покачал головой. Каким бы отличным ни был КГБ, Федеральное Бюро Расследований ничем не уступало ему. Оно имело долговременное организационное превосходство в операциях с двойными агентами, как в случае с курьерами, что скомпрометировало большое количество важных операций, проводимых сотрудниками «Активных мероприятий» в службе "А" Комитета Государственной Безопасности. У американцев хватило здравого смысла не прерывать эти операции КГБ, а использовать их для того, чтобы получить полную картину того, чем занимается КГБ — цели и намерения — и узнать, таким образом, куда русским еще не удалось проникнуть.

Он снова покачал головой, идя по коридору на посадку. Ведь он по-прежнему действовал вслепую. Вопросы осаждали его и не давали покоя. Чем точно он занимается? Что хочет Брайтлинг? Зачем нападать на группу «Радуга»?

* * *

Сегодня Чавез решил отложить в сторону свой автомат «МР-10» и вместо этого сконцентрировать свое внимание на «беретте» сорок пятого калибра. Со своим автоматом он уже в течение нескольких недель не делал ни единого промаха — в смысле, что «промах» означает отклонение больше чем на дюйм от идеального попадания пули в цель, между и чуть выше глаз головной мишени человеческого силуэта. Диоптрический прицел «МР0-10» был сконструирован настолько хорошо, что если ты видишь цель сквозь прицел, то не промахиваешься. Это было так просто.

Однако с пистолетом все было не так просто, и поэтому он нуждался в практике.

Динг вытащил пистолет из зеленой «техасской» кобуры, быстро поднял его, обхватив левой рукой правую на рукоятке «беретты», одновременно сделав полшага назад правой ногой, и повернул тело, заняв позицию Вивера, которой его научили много лет назад на ферме в виргинской Тайдуотер. Его глаза смотрели вниз, не на цель, замкнувшись на прицеле пистолета, только когда он поднялся до уровня глаз, и когда это произошло, его правый указательный палец легко нажал на спусковой крючок. Но недостаточно легко, выстрел попал в челюсть цели и, возможно, рассек главный кровеносный сосуд, но это не приводит к мгновенной смерти. Второй выстрел, раздавшийся через полсекунды, был бы мгновенно смертельным. Динг фыркнул, недовольный собой. Он поставил пистолет на предохранитель, спустил курок и опустил «беретту» в кобуру. Снова. Он посмотрел вниз, в сторону от мишени, затем перевел взгляд на мишень. Вот он, террорист, с автоматом, направленным в голову ребенка. Молниеносно пистолет вылетел из кобуры, прицелы совместились, и Чавез нажал на спусковой крючок. Лучше. Пуля прошла через левый глаз ублюдка, а второй выстрел, тоже через полсекунды, послал пулю точно между глаз, превратив результат в забавную восьмерку.

— Великолепная двойка, мистер Чавез.

Динг повернулся и увидел Дейва Вудса, начальника стрельбища.

— Да, мой первый был в сторону и низко, — признался Динг. — Пуля снесла бы половину лица преступника, но все-таки выстрел не был достаточно точным.

— Меньше кисти, больше внимания пальцу, — посоветовал Вудс. — И позвольте мне еще раз посмотреть на вашу хватку. — Динг повернулся к нему. — А-а, да, понятно. — Его руки чуть переместили левую руку Чавеза. — Вот так лучше, сэр.

Проклятие, подумал Динг. Неужели все так просто? Сдвинув два пальца меньше чем на четверть дюйма, пистолет занял положение, при котором рукоятка была словно сделана по заказу для его рук. Он попробовал новую хватку несколько раз, затем снова опустил пистолет в кобуру и выполнил свой вариант быстрого выхватывания пистолета.

На этот раз первая пуля попала точно между глаз противника в семи метрах от Динга, а вторая пробоина оказалась рядом с ней.

— Великолепно, — сказал Вудс.

— Сколько лет вы обучаете стрелков, главный сержант?

— Довольно долго. Здесь, в Герефорде, девять лет.

— А почему вы не в составе SAS?

— Травмированное колено. Повредил его в 1986 году, во время парашютного десанта. Я не могу пробежать больше двух миль, потом оно перестает разгибаться. — Рыжие усы Вудса были вытянуты в стороны, и концы, натертые воском, казались двумя великолепными пиками, а серые глаза сверкали. Этот сукин сын мог учить стрельбе самого Дока Холлидея[28], понял Чавез в этот момент. — Прошу вас, продолжайте, сэр.

Начальник стрельбища отошел в сторону.

— Ну попробуем, — прошептал Чавез. Четыре раза он быстро выхватывал пистолет из кобуры. Больше внимания пальцу, меньше кисти, опустить левую руку чуть-чуть при хватке... Бинго! Еще через три минуты в середине лба цели образовалась дыра диаметром в два дюйма. Надо запомнить этот маленький урок, сказал себе Динг.

Тим Нунэн стоял на соседней полосе и пользовался собственной «береттой», стреляя медленнее Чавеза, его группы попаданий не были такими кучными, как у него, но все пули до единой пробивали нижнюю часть мозга и проходили через его основание. Это вызывало мгновенную смерть, потому что именно там спинной мозг входил в головной.

Наконец у обоих кончились патроны. Чавез снял наушники и постучал Нунэна по плечу.

— Сегодня стреляю чуть медленнее, — заметил технический эксперт, нахмурившись.

— Да, но вы прикончили этого негодяя. Вам довелось служить в группе спасения заложников, верно?

вернуться

28

Док Холлидей — легендарный стрелок Среднего Запада США.

143
{"b":"14489","o":1}