ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Протокол всего этого был одновременно простым и сложным. У «Радуги» была договоренность со швейцарским правительством. Если местная полиция не может справиться с ситуацией своими силами, они передадут ее вверх на уровень кантона, который затем будет решать, стоит ли передать все это еще на ступень выше — центральному национальному правительству, и там люди министерского уровня смогут связаться с «Радугой». Весь этот механизм был разработан несколько месяцев назад как часть мандата агентства, которое теперь возглавлял Кларк. Запрос о «помощи» пройдет через британский Форин офис в Уайтхолле, на берегу Темзы в центральном Лондоне. Это казалось Джону чертовски запутанной бюрократией, но избежать этого было невозможно, и он был благодарен тому, что там не было еще одного или двух дополнительных уровней согласования. После того как обращение за помощью поступит в Форин офис, все станет гораздо проще, по крайней мере в административном смысле. Но до тех пор, пока не поступит обращение за помощью, швейцарцы не скажут им ничего.

Через час после бодрствования у телевизионных экранов Чавез ушел, чтобы подготовить Группу-2 к возможной тревоге. Солдаты, увидел он, приняли сообщение спокойно и начали готовить снаряжение, которое требовало подготовки, хотя бы небольшой. Телевизионные передачи шли теперь на их индивидуальных экранах, стоящих на письменных столах, и стрелки устроились в своих вращающихся креслах, наблюдая за происходящим, а их босс вернулся в центр связи. Вертолеты неподвижно стояли на площадке недалеко от места расположения Группы-2. Группа-1 тоже приготовилась к действиям, на случай если вертолеты, перебрасывавшие Группу-2 в Гэтвик, разобьются в пути. Процедуры были полностью обдуманы и разработаны — за исключением того, подумал Джон, что касается террористов.

Было видно на экране, что полиция бродила кругом, некоторые полицейские готовы к действиям, но большинство просто стояли и смотрели. Подготовленные полицейские или нет, они не были готовы к сложившейся ситуации, и швейцарцы пока относились к этому не более серьезно, чем, скажем, полицейские в Боулдере, Колорадо. Подобное никогда раньше не происходило в Берне.

И до тех пор, пока это не случилось, такое событие не являлось частью корпоративной культуры местного полицейского управления. Для Кларка и остальных сотрудников «Радуги» эти факты были слишком пугающими, чтобы не обращать на них внимания.

Германская полиция — не менее компетентная, чем любая другая в мире, — потерпела полную неудачу при освобождении заложников в Фюрстенфельдбрюке не потому, что они были плохими полицейскими, но из-за того, что такое произошло с ними впервые, и в результате некоторые израильские атлеты так и не вернулись домой после Мюнхенской олимпиады 1972 года. Это стало уроком для всего мира, но насколько убедительным был этот урок? Кларк и все остальные в центре связи думали об этом.

— Что-то случилось, — заметил доктор Пол Беллоу, что вряд ли было сюрпризом для остальных, особенно для Эдди Прайса, который напрягся в своем кресле, но ничего не сказал, продолжая курить трубку. Переговоры с людьми вроде тех, кто захватил банк, были его маленькой специальностью, ее этому швейцарцу, полицейскому суперинтенданту — или каким был его ранг, — еще предстояло освоить. Плохие новости, подумал главный сержант, для одного или нескольких посетителей банка.

— Вы слышали выстрел? — сказал переводчик, передавая слова одного из репортеров на месте происшествия.

— Проклятие, — негромко произнес Чавез. Ситуация только что ухудшилась.

Меньше чем через минуту открылась одна из стеклянных дверей банка, и мужчина в гражданской одежде вытащил тело на тротуар. Это казалось телом мужчины, но его голова, как это было видно на экранах, потому что обе камеры резко увеличили изображение с различных углов, выглядела красной массой. Мужчина вытащил тело далеко на тротуар и замер в тот момент, когда опустил его на асфальт.

Беги направо, беги направо от себя, мысленно выкрикнул Чавез так громко, как мог. Каким-то образом мысль Динга дошла до мужчины, так как безымянный мужчина в сером пальто замер на несколько секунд, глядя вниз, затем, крадучись, направился вправо.

— Кто-то кричит из банка, — проговорил переводчик. Но что бы ни кричал голос, его крик не был правильным.

Мужчина упал направо, в сторону от стеклянных дверей банка и ниже уровня зеркальных стекол. Теперь он находился на тротуаре, с тремя футами гранитного блока над головой, невидимый из здания.

— Отлично, старина, — негромко заметил Тауни. — Теперь увидим, сможет ли полиция оттащить тебя в безопасное место.

Одна из камер направила объектив на старшего среди полицейских, который вышел на середину улицы со своим мобильным телефоном в руке и лихорадочно размахивал им, убеждая мужчину лечь на тротуар. Смелый или глупый, трудно сказать, но коп медленно пошел затем к линии полицейских автомобилей. Удивительно, но в него не стреляли. Камеры повернулись к спасшемуся мужчине. Полицейские осторожно подошли к краю здания банка, давая мужчине знак ползти, не поднимая головы, к месту, где они стояли. Полицейские в форме держали автоматы в руках. Их движения были напряженными и отчаянными. Лицо одного из полицейских повернулось к телу на тротуаре, и люди в Герефорде с легкостью прочитали его мысли.

— Мистер Тауни, вам звонят на линии четыре, — донеслось из интеркома. Начальник разведки подошел к телефону и нажат на соответствующую кнопку.

— Тауни слушает... а, да, Деннис...

— Кто бы это ни был, они только что убили мужчину.

— Мы наблюдали за этим, пиратским способом снимаем сигнал со спутника связи. — Это означало, что поездка Гордона в Берн была напрасной тратой времени — однако нет, не была. — Этот Армитадж с тобой?

— Да, Билл, он только что отошел поговорить с их полицией.

— Отлично, я подожду, когда он вернется.

Словно услышав эти слова, одна камера показала мужчину в гражданской одежде, который подходил к старшему полицейскому. Он достал из кармана удостоверение личности, коротко поговорил с начальником полиции и ушел прочь, скрывшись за углом здания.

— Это Тони Армитадж, с кем я говорю?

— Билл Тауни.

— Ну что ж, если вы знакомы с Деннисом, полагаю, что вы человек «Шести». Чем я могу помочь вам, сэр?

— Что сказал вам начальник полиции? — Тауни нажал на кнопку селектора на телефоне.

— Он не знает, что делать, совсем не знает. Сказал, что посылает запрос в кантон.

— Мистер К.? — спросил Чавез со своего кресла.

— Передай вертолетчикам, чтобы они заводили свои машины. Динг, ты летишь в Гэтвик. Жди там дальнейших указаний.

— Понял вас, мистер К. Группа-2 выходит.

Чавез спустился по лестнице, за ним последовал Прайс, затем он прыгнул в автомобиль, доставивший их к зданию Группы-2 меньше, чем за три минуты.

— Парни, если вы следили по своим телевизорам за происходящим, то знаете все. Седлайте коней, мы летим на «вертушках» в Гэтвик.

Едва они выбежали из дверей, как смелый швейцарский полицейский сумел вытащить мужчину в безопасное место. Телевидение показало, как мужчину подвели к автомобилю, который тут же умчался прочь.

И снова характер движений красноречиво говорил, о чем думают полицейские.

Собравшиеся полицейские, которые раньше бесцельно стояли и смотрели на здание банка, теперь стояли по-другому, главным образом присев за прикрытием своих автомобилей и стиснув в руках пистолеты, напряженные, но по-прежнему не знающие, как им поступать.

— Идет прямая передача по коммерческому телевидению, — доложил Беннетт. — Через несколько секунд начнется трансляция по «Sky News».

— Полагаю, именно в этом причина, — сказал Кларк. — Где Стэнли?

— Он сейчас в Гэтвике, — сказал Тауни. Кларк кивнул. — Стэнли развернется вместе с Группой-2 в качестве полевого командира. Доктор Пол Беллоу вылетит вместе с Чавезом на «вертушке» и будет давать советы ему и Стэнли по психологическим аспектам тактической ситуации. — Ничего другого не оставалось, как заказать кофе и бутерброды. Кларк так и поступил, взял кресло и поставил его перед телевизором.

18
{"b":"14489","o":1}