ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Авиалайнеры были наполнены пассажирами, и все направлялись к международному аэропорту Кингсфорд Смит рядом с Сиднеем. Там они приземлялись на посадочной дорожке, вытянутой словно палец в Ботани-Бей. Этот залив прославился тем, что был местом высадки для преступников и других нежелательных жителей Англии, которых выслали на другой край света на деревянных парусных кораблях, чтобы они создали там новую страну. К изумлению тех, кто послал их сюда, эти ссыльные справились с задачей удивительно успешно. Многие пассажиры авиалайнеров, летящих в Австралию, были молодыми мускулистыми атлетами, отборными представителями своих стран, пославших их сюда, гордостью наций. Они были одеты в красочные тренировочные костюмы с надписями, провозглашающими имена своих стран. Но большинство являлись туристами с пакетами, содержащими названия забронированных для них отелей и билетами на соревнования олимпийских атлетов. Все это было куплено за огромные деньги в туристских бюро или получено в качестве подарков от политических деятелей их родных стран. В руках у многих были миниатюрные национальные флажки. Немногочисленные деловые пассажиры слушали самые разные предсказания, полные энтузиазма, о предстоящей славе, которая будет завоевана атлетами на Олимпийских играх, до начала которых оставалось всего несколько дней.

После прибытия атлетов принимали как почетных гостей и вели к автобусам, которые доставят их по шоссе 64 в город и затем в олимпийскую деревню, построенную австралийским правительством, не жалевшим для этого денег. Там они будут жить на протяжении всего периода Олимпийских игр. Отсюда был виден великолепный стадион, и атлеты думали и гадали, сумеют ли они достигнуть здесь славы.

* * *

— Итак, полковник, что вы думаете об этом?

— Это чертовски красивый стадион, можно не сомневаться, — ответил полковник в отставке Вильсон Гиэринг, служивший раньше в химическом корпусе армии США. — Но здесь наверняка очень жарко летним днем, приятель.

— Это опять фокусы Эль Ниньо. Океанские течения у берегов Южной Америки снова изменили направление, чем и объясняется необычно жаркая погода в Сиднее. Температура будет достигать тридцати пяти — тридцати восьми градусов, по-вашему, далеко за девяносто, на протяжении всей Олимпиады.

— Ничего страшного, надеюсь, что система, создающая прохладные туманы, будет работать исправно, иначе, если она выйдет из строя, у вас окажется много пострадавших от тепловых ударов.

— Она действует, — успокоил его австралийский коп. — Ее тщательно проверили.

— Можно посмотреть на нее? Билл Хенриксен просил меня убедиться в том, что она не будет использована террористами для разбрызгивания химических отравляющих веществ.

— Конечно. Пройдем вот сюда. — Через пять минут они вошли в центр управления туманными системами. Подаваемая в них вода поступала из собственного помещения, закрытого надежными замками. Коп достал ключ и позволил полковнику войти внутрь.

— О, вы хлорируете здесь воду? — спросил Гиэринг, делая изумленный вид. — Вода поступает из системы, питающей весь город, не правда ли?

— Да, мы не хотим, чтобы к нашим гостям попали какие-нибудь микробы.

— Это верно, — согласился полковник Гиэринг, глядя на пластиковый контейнер с хлором, висящий на распределительных трубах позади насосов. Вода проходила фильтрацию через него, прежде чем поступить в насадки, образующие прохладный туман, которые находились во всех залах и рампах, ведущих непосредственно к чаше стадиона. Полковник подумал о том, что ему придется промыть систему нехлорированной чистой водой, перед тем как приступить к распространению вируса, но это несложная задача, а фальшивый контейнер у него в гостиничной комнате был точной копией этого.

Даже содержимое его контейнера почти походило на хлор, хотя находящиеся там нано-капсулы содержали нечто другое, носившее название Шива. Гиэринг думал об этом, скрывая свои чувства за взглядом равнодушных карих глаз. Всю свою профессиональную жизнь он был экспертом по химическому оружию, работал в Эджвудском арсенале в Мэриленде и на испытательном полигоне в Дагуэе, штат Юта. Но сейчас он занимался не химическим оружием, нет, в его распоряжении находились биологические боевые вещества, близкие родственники того, чем он занимался более двадцати лет, находясь на службе в армии.

— Эта дверь охраняется? — спросил он.

— Нет, но она подключена к автоматической системе охраны. Как вы заметили, требуется несколько минут, чтобы войти в это помещение. Тревожная сигнализация сообщает на командный пункт о всех попытках проникнуть сюда, а в пункте находится надежная охрана, реагирующая на подобные попытки.

— Насколько надежная? — спросил отставной полковник.

— Двадцать солдат SAS плюс двадцать полицейских констеблей все время находятся там, и еще десять солдат SAS ходят парами по стадиону. Люди, находящиеся в командном пункте, вооружены автоматическим оружием. У патрулей — пистолеты и радио. Кроме того, в километре от стадиона располагается дополнительная группа количеством до взвода, мгновенно реагирующая на вызов, в ее распоряжении бронетранспортеры и тяжелое оружие. Далее, в двадцати километрах отсюда, находится пехотный батальон с вертолетами и другими средствами.

— Мне кажется, вы позаботились обо всем, — согласился полковник Гиэринг. — Вы не могли бы сообщить мне код тревоги для этого помещения?

Они ничуть не колебались. В конце концов, он высший офицер армии США и старший член группы консультантов, ответственных за безопасность во время Олимпийских игр.

«Восемь-девять-пять-семь-девять-ноль», — сказал ему полицейский чин. Гиэринг записал код в свой блокнот, затем нажал на соответствующие кнопки кодового устройства, которое ставило на охрану и снимало с охраны дверь, ведущую в это помещение. Он сможет очень быстро заменить канистры. Система была предназначена для быстрого обслуживания. Это осуществится просто и быстро, в точности как на модели, на которой они практиковались в Канзасе. Они довели время замены канистры до четырнадцати секунд. Любой промежуток, не превышающий двадцати секунд, означает, что никто не заметит ничего странного в системе, образующей прохладный туман, потому что сохранившееся давление будет поддерживать туманное облако, вырывающееся из насадок.

Полковник Гиэринг впервые увидел место, где он осуществит поставленную перед ним задачу, и его кровь похолодела. Планирование — это одно, а видеть место, где все это произойдет на самом деле, — совсем иное. Отсюда он распространит чуму, жертвами которой будет такое количество людей, что его просто невозможно сосчитать, и в конце живыми останутся только избранные. Это спасет планету, конечно, дорогой ценой, но он уже несколько лет готовился к осуществлению этой миссии. Он был свидетелем того, что делают люди для уничтожения природы. Еще молодым лейтенантом он видел, что произошло в результате хорошо известного несчастного случая на испытательном полигоне в Дагуэе, когда нервно-паралитический газ был слишком далеко унесен ветром и погибло несколько сотен овец, а такой газ вызывает ужасную смерть, чего не заслуживают даже овцы. Средства массовой информации и не побеспокоились сообщить о том, какая смерть постигла все живое, начиная от насекомых и кончая антилопами. Он был потрясен тем, что его собственная организация, армия США, могла допустить столь серьезную ошибку, причинившую такую боль животным. Позднее он узнал об еще более ужасных вещах. «Бинарные агенты», над созданием которых он работал много лет, — это была попытка создать «безопасные» отравляющие вещества для использования на поле боя. Безумие заключалось в том, что все это началось в Германии в двадцатых и тридцатых годах как исследования в области инсектицидов. Большинство химических веществ, использованных для уничтожения вредных насекомых, представляли собой нервные агенты, самые простые, которые нападали и уничтожали рудиментарные нервные системы муравьев и жуков, но германские ученые натолкнулись в ходе исследований на самые смертельные химические соединения, когда-либо созданные человеком. Значительная часть карьеры Гиэринга проходила в контакте с разведывательным сообществом, где он оценивал информацию о возможном использовании боевых отравляющих веществ в странах, которым не доверяли создание таких опасных веществ.

184
{"b":"14489","o":1}