ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— И наркотики, Джон. Не забудь про наркотики.

— О'кей, наркотики — откуда взялись наркотики?

— Может быть, проще проследить происхождение наркотиков. Garda утверждает, что это кокаин медицинского качества, а это означает, что кокаин получен из легальной компании, занимающейся производством наркотиков. Производство кокаина строго контролируется в каждой стране мира. Десять фунтов — это большое количество, достаточное, чтобы наполнить чемодан, потому что кокаин по своей плотности примерно равен табаку. Таким образом, объем, занимаемый десятью фунтами кокаина, примерно равен объему, который занимают десять фунтов сигарет. Скажем, им можно наполнить большой чемодан. Это чертовски большой объем наркотиков, Джон, и оставит пустое место в принадлежащем кому-то контролируемом и хорошо охраняемом складе, где бы он ни был.

— Ты считаешь, что все это прибыло из Америки? — спросил Кларк.

— Как исходный пункт, да. Самые большие фармацевтические компании мира находятся в Америке. Я могу послать наших парней проверить английскую компанию «Дистиллере, Лимитед» и другие насчет пропавшего кокаина. Полагаю, что ваше Федеральное агентство по наркотикам и опасным лекарственным препаратам могло бы сделать то же самое.

— Я свяжусь с ФБР и попрошу их принять меры, — тут же ответил Кларк. — Итак, Билл, что нам известно?

— Мы будем исходить из того, что Грэди и О'Нил говорили нам правду об этом русском парне. Таким образом, мы знаем, что бывший, предположительно бывший, офицер КГБ организовал нападение на Герефорд. По сути дела, он нанял ирландских террористов, как наемников, расплатившись с ними деньгами и наркотиками. Когда он увидел, что нападение потерпело неудачу, он просто конфисковал деньги для удовлетворения своих личных интересов, и мы можем предположить, с очень большой долей вероятности, что он оставил их себе. У русских нет таких крупных личных доходов — полагаю, есть основания считать, что это может быть русская мафия, все эти бывшие офицеры КГБ, которые узнали теперь о существовании свободного предпринимательства, но я не вижу причины, почему им вдруг захотелось нанять наемников для нападения на нас. Ведь «Радуга» не представляет для них какой-нибудь угрозы, верно?

— Нет, не представляет, — согласился Кларк.

— Таким образом, мы знаем о большом количестве наркотиков и шести миллионах долларов, доставленных русским. Пока я исхожу из того, что исходным пунктом для операции была Америка из-за крупной суммы денег и наркотиков.

— Почему?

— Я не могу объяснить. Может быть, это подсказывает мне мой нос.

— Как он оказался в Ирландии? — спросил Джон, решив довериться носу Тауни.

— Это нам неизвестно. Должно быть, прилетел в Дублин, — да, я знаю, что это не слишком разумно с таким большим количеством наркотиков. Нужно расспросить об этом наших друзей.

— Скажи копам, что это важно. Зная это, мы можем получить номер рейса и аэропорт вылета.

— Верно. — Тауни сделал пометку.

— Что еще мы упустили?

— Я собираюсь обратиться к нашим парням в «шестерке» и попросить их проверить имена всех офицеров КГБ, которые, как нам известно, работали с террористическими группами. У нас есть приблизительное описание внешности, его можно использовать для процесса устранения непохожих кандидатов. Но я по-прежнему думаю, что самым надежным для нас являются десять фунтов наркотиков.

Кларк кивнул:

— О'кей, я свяжусь с Бюро по этому вопросу.

* * *

— Ты говоришь, десять фунтов?

— Совершенно верно, Дэн, и наивысшего медицинского качества. Эта крупная поставка кокаина должна оставить пустое место в инвентарном списке чьего-то склада.

— Я позвоню в Федеральное агентство наркотиков и попрошу их проверить, — пообещал директор ФБР. — Есть что-нибудь новое на твоем конце?

— Мы пинаем по дереву в надежде, что с него что-то упадет, — сказал ему Джон. — В настоящее время мы исходим из того, что операция имела начало в Америке. — Он объяснил Мюррею, на чем он основывается, делая такой вывод.

— Этот русский, Серов, ты говоришь, бывший офицер КГБ, ранее был посредником в отношениях с террористами. Таких офицеров не может быть много, и у нас есть некоторая информация по этой специальности.

— Билл просил «шестерку» тоже покопаться, и я уже говорил с Эдом Фоули. У меня также состоялся разговор с Сергеем Головко.

— Ты действительно думаешь, что он поможет нам? — спросил директор ФБР.

— Худшее, что он может сделать, — это сказать «нет», Дэн, а это и есть то место, где мы сейчас находимся, — напомнил Радуга Шесть.

— Это верно, — согласился Дэн. — Мы можем сделать еще что-нибудь на нашем конце?

— Если у меня будет что-нибудь новое, сразу сообщу, приятель.

— О'кей, Джон. Ты следишь за Олимпийскими играми?

— Да. Вообще-то там находится группа моих людей.

— Вот как?

— Да, Динг Чавез и несколько сержантов. Австралийцы попросили нас последить за действиями их службы безопасности. Динг позвонил мне и сообщил, что они отлично справляются со своими обязанностями.

— Бесплатная поездка на Олимпиаду, совсем неплохо, — заметил директор ФБР.

— Это верно. Так ты сообщишь нам, если тебе удастся узнать что-нибудь?

— Можешь не сомневаться, Джон. До встречи, дружище.

— Да. До свидания, Дэн.

Кларк положил трубку кодированного телефона и откинулся на спинку кресла, думая о том, что он мог упустить. Он проверял все, что приходило ему в голову, хватался за каждую ничтожную нитку, надеясь, что где-то кто-нибудь может обнаружить какой-то, на первый взгляд невинный, факт, от которого можно перейти к другому. Он никогда раньше не думал о том, как трудно быть полицейским, расследующим крупное преступление. Цвет автомобиля, на котором уехали преступники, может оказаться важным доказательством, и надо не забыть задать этот вопрос. Но это было работой, к которой он не был подготовлен, и ему приходилось надеяться на то, что полицейские справятся со своим делом.

* * *

Они занимались этим. В Лондоне полиция привела Тимоти О'Нила в специальную комнату для допроса. Детектив предложил ему чашку чаю, и Тимоти принял ее.

Все это было совсем непросто для О'Нила. Ему не хотелось отвечать ни на какие вопросы, но потрясение, испытанное им, когда полиция сообщила ему информацию, которая могла поступить только от Шона Грэди, оказало огромное влияние на его убеждения, и былая решительность поколебалась. В результате ему пришлось рассказать о некоторых вещах, а этот процесс, раз начатый, уже не может повернуться вспять.

— Этот русский парень, Серов, ты сказал, так его зовут, — начал инспектор. — Он прилетел в Ирландию?

— Иначе ему пришлось бы плыть очень долго, приятель, — пошутил О'Нил.

— Да, и ехать на автомобиле тоже непросто, — согласился инспектор. — На чем он прилетел?

Ответом было молчание. Разочарование, но ничего неожиданного.

— Я могу рассказать тебе что-то, о чем ты не имеешь представления, Тим, — предложил инспектор, чтобы возобновить прерванный разговор.

— И что же это такое?

— Этот русский парень Серов открыл для вас номерной счет в швейцарском банке и положил на него все деньги, которые привез. Так вот, мы недавно узнали от швейцарцев, что он снял все деньги со счета.

— Что?

— В день операции в Герефорде кто-то позвонил в банк и перевел деньги с этого счета на другой. Таким образом, ваш русский друг дает одной рукой и забирает обратно другой.

Вот, — инспектор передал ирландцу лист бумаги, — это номер счета, а это активационный номер для перевода денег. Там было шесть миллионов долларов минус та сумма, которую вы сняли для покупки грузовиков и других расходов. Он перевел все оставшиеся деньги на свой собственный счет, я готов побиться об заклад. Вы, ребята, нашли себе плохого друга, Тим.

— Проклятый вор! — воскликнул в ярости О'Нил.

— Да, Тим, я знаю. Ты никогда не был таким. Но этот парень Серов — вор, и такой факт невозможно опровергнуть, приятель.

203
{"b":"14489","o":1}