ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кларк был вынужден признать, что его сознание не в состоянии охватить событие такой величины, не воспринимая происходящее как реальность.

— Дмитрий, зачем, по вашему мнению, они хотят осуществить такое?

— Джон Кларк, эти люди — друиды, они относятся к природе как к богу, обожествляют ее. По их мнению, земля принадлежит животным, а не людям. Они утверждают, что хотят восстановить природу, а чтобы сделать это, готовы уничтожить все человечество. Я знаю, это безумие, но они говорили мне именно так. В мою комнату в Канзасе они положили журналы и видеокассеты, которые пропагандируют их убеждения. Мне никогда не приходило в голову, что такие люди могут существовать. По их мнению, природа ненавидит нас, планета ненавидит нас за то, что мы, люди, сделали с ней. Но у планеты нет разума, а природа не в состоянии выразить свое мнение. И тем не менее они утверждают, что дело обстоит именно так. Это поразительно, — закончил русский. — У меня создалось впечатление, что я открыл новое религиозное течение, чей бог требует нашей смерти, человеческих жертвоприношений, как вы это ни назовете. — Он махнул рукой, расстроенный своей неспособностью понять до конца весь ужас ситуации.

* * *

— Ты знаешь, как выглядит этот Гиэринг? — спросил Нунэн.

— Нет, — ответил Чавез. — Никто не сказал мне. Полагаю, что полковник Вилькерсон знает, но я не хотел спрашивать его.

— Боже милостивый, Динг, неужели все это может оказаться правдой? — произнес агент ФБР.

— Думаю, что мы получим ответ на этот вопрос через несколько часов, приятель. Я знаю, что нечто подобное случилось один раз в прошлом, а затем мы с Джоном приняли участие в операции, целью которой было уничтожить человека, ответственного за это. Что касается технической стороны дела, нужно спросить у Пэтси. Я не разбираюсь в биологии, а она разбирается.

— Господи, — закончил Нунэн, глядя через вход, ведущий к стадиону, на насосную станцию. Затем все трое пошли к подвижному буфету, купили по поллитровому стакану кока-колы и сели, не сводя взгляда с двери, окрашенной в синий цвет. Мимо нее проходили люди, но никто не подошел к ней.

— Тим?

— Да, Динг?

— Ты можешь арестовать его?

— Думаю, что могу, — кивнул агент ФБР. — Он будет обвинен в заговоре с целью совершить убийство, замысел преступления возник в Америке, и субъект является американским гражданином. Так что право на его арест у меня есть. Я могу даже пойти дальше. Если мы похитим его и доставим в Америку, суд не проявит никакого интереса к тому, как он оказался в зале суда. После того как он появится перед федеральным судьей Соединенных Штатов, суд даже не спросит, каким образом он попал туда.

— А как мы вывезем его из Австралии? — задал вопрос Чавез. Он включил сотовый телефон.

Кларк поднял трубку телефонного аппарата «STU-4». Потребовалось пять секунд, чтобы кодовая система Динга согласовалась с его системой. Голос компьютера наконец произнес: «Линия безопасна», — потом последовало два коротких гудка.

— Слушаю?

— Джон, это Динг. У меня возник вопрос.

— Говори.

— Если мы арестуем этого Гиэринга, что дальше? Как, черт побери, мы доставим его в Америку?

— Хороший вопрос. Дай мне время, чтобы обсудить его.

— Понял. — Связь прервалась. Логически правильно было бы обратиться в Лэнгли, но директора ЦРУ не было в кабинете. Звонок Кларка перевели к нему домой.

— Джон, что за чертовщина происходит там с твоим участием? — спросил Эд Фоули из своей постели.

Кларк рассказал директору ЦРУ о том, что было ему известно. На это потребовалось пять минут.

— Я поручил Дингу охранять единственное место на стадионе, откуда можно осуществить весь план.

— Иисусе, неужели это правда? — спросил озадаченный Фоули. Было слышно, что у него перехватило дыхание.

— Думаю, мы все узнаем, если Гиэринг покажется с контейнером, содержащим вирусы, — ответил Кларк. — Если это произойдет, как мы доставим Динга, его парней и этого Гиэринга в Штаты?

— Сейчас я займусь этой проблемой. Какой у тебя номер? — Джон назвал номер телефона в явочной квартире, и Эд записал его. — Когда ты узнал?

— Меньше чем два часа назад. Русский сидит рядом. Мы находимся на явочной квартире ФБР в Нью-Йорке.

— Кэрол Брайтлинг замешана?

— Я не уверен. Ее бывший муж определенно замешан.

Фоули закрыл глаза и задумался.

— Ты знаешь, не так давно она звонила мне и расспрашивала о вас, задала пару вопросов. Это она добилась, чтобы новые радио переслали вам из «Е-системз». Она говорила со мной, словно была посвящена во все детали деятельности «Радуги».

— Но ее нет в моем списке, — напомнил Джон. Он лично одобрил имена тех, кого ознакомили с «Радугой».

— Хорошо, я займусь и этим тоже. О'кей, дай мне время, чтобы выяснить обстановку. Я позвоню тебе.

— Понял. — Кларк положил трубку. — У нас там, в Сиднее, есть агент ФБР. Он приехал вместе с моими парнями.

— Кто? — спросил Салливэн.

— Тим Нунэн. Знаешь его?

— Он занимался техническим обеспечением группы по спасению заложников?

Кларк кивнул:

— Да, это он.

— Я слышал о нем. Говорят, очень умный парень.

— Это верно. Он спас нас в Герефорде, по-видимому, спас также мою жену и дочь.

— Тогда он может арестовать этого мерзавца Гиэринга на законном основании.

— Ты знаешь, я никогда особенно не задумывался относительно соблюдения законов — мне приходились осуществлять главным образом политику, а не законы.

— Полагаю, в Агентстве ситуация в отношении законов несколько иная, верно? — улыбнулся Салливэн. Фактор Джеймса Бонда никак не хочет исчезнуть, даже у тех, кому полагалось бы относиться к этому по-другому.

— Да, в некотором отношении.

Гиэринг вышел из отеля, неся заплечную сумку, как и многие прохожие на улице, и сразу у подъезда остановил такси. Оставалось около получаса до конца марафона. Полковник смотрел на переполненные улицы и на идущих по ним прохожих. Австралийцы показались ему дружелюбным народом, и то, что ему удалось увидеть в Австралии, было весьма приятным. Он подумал об аборигенах, о том, что может произойти с ними, о бушменах, живущих в пустыне Калахари, и о других племенных группах, разбросанных по всему свету. Они находятся так далеко от цивилизации, что ни в коей мере не подвергнутся воздействию Шивы. Если судьба улыбнется им, ну что ж, подумал он, у него нет возражений. Эти племена не наносят никакого вреда Природе. К тому же их так мало, что даже если бы им захотелось этого — а они ничуть не хотят, — это будет выше их сил. Пусть продолжают боготворить деревья и гром, как это делают члены Проекта. А не окажется ли, что их слишком много, чтобы превратиться в проблему? Скорее всего, нет. Бушмены могут расселиться на более обширной территории. Но свойственные им традиции не позволят значительно изменить племенной характер их жизни, и даже если их число увеличится, то, по всей видимости, и в этом случае они не смогут оказать сколько-нибудь заметного влияния. То же самое относится к племени або в Австралии. К тому времени, когда в Австралию прибыли европейцы, их было немного, и в распоряжении або были тысячелетия, в течение которых они могли бы заполнить континент. Так что Проект не коснется многих. Отставного полковника смутно утешало, что Шива убьет только тех, чья цивилизация превратилась в угрозу для Природы. То, что в эту категорию попадали все, кого он видел через окно такси, его мало беспокоило.

* * *

Такси остановилось на обычном месте высадки пассажиров рядом со стадионом. Гиэринг заплатил таксисту, добавил щедрые чаевые, вышел из машины и направился к массивной бетонной чаше. У входа Гиэринг предъявил свой пропуск сотрудника Службы безопасности, и его пропустили на стадион. И тут его охватила дрожь, которую он ожидал. По сути дела, сейчас он проведет испытание эффективности вакцины В, инъекцию которой получил еще в Америке. Сначала он введет вирус Шивы в туманную систему, действующую по всему стадиону, а затем пройдет сквозь туман, вдыхая те же самые нано-капсулы, как и каждый из сотни тысяч людей, заполнивших стадион. Если инъекция вакцины В окажется бесполезной, он будет обречен на ужасную смерть, но его уже давно проинструктировали и по этому вопросу.

220
{"b":"14489","o":1}