ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я не могу сделать оценку. У нас две исчезнувшие девушки, которых они, наверно, убили, жертв больше, если наш друг Попов прав, а это преступление, как федеральное, так и по законам штата, и, господи, этот другой заговор... именно для этого у нас существуют законы, мистер Кларк.

— Может быть, и так, но насколько быстро вы сможете добраться до этого места в Канзасе, причем мы не знаем его точного расположения, с ордером на арест одного из самых богатых людей Америки?

— Да, на это может потребоваться некоторое время, — был вынужден признать Салливэн.

— Пара недель уйдет только на сбор доказательств, — подсказал специальный агент Чатэм. — Нам нужно обсудить проблему с экспертами, специалисты должны подвергнуть исследованию содержимое канистры, и в течение всего этого времени субъекты будут заниматься уничтожением вещественных доказательств. Это непросто, но именно так ведутся дела в Бюро. Ясно?

— Да, пожалуй, — с сомнением заметил Кларк. — Но не будет никакого элемента неожиданности. Им наверняка уже известно, что этот Гиэринг у нас. Отсюда они узнают, что именно он сможет нам рассказать.

— Верно, — согласился Салливэн.

— Но мы можем попробовать что-нибудь другое.

— А именно?

— Я не уверен, — признался Кларк.

* * *

Запись на видеомагнитофон велась в пресс-центре Проекта, где они надеялись создавать видеокасетты с записями красот природы для тех, кто уцелеет во время чумы. Конец Проекта произвел тяжелое впечатление на его членов. Кирк Маклин был особенно расстроен, но он исправно выполнил свою роль, рассказывая про утренние прогулки, от которых они — он, Серов, Ханникатт и Киллгор — получали такое удовольствие. Затем доктор Киллгор рассказал о том, как он обнаружил в коррале расседланных лошадей, и далее последовало объяснение Маклина, касающееся находки мертвого тела, и рассказ доктора Киллгора о том, как он лично произвел посмертное вскрытие тела и обнаружил пулю калибра 0,44, которая прервала жизнь Фостера Ханникатта. Закончив с этим, они присоединились в вестибюле отеля к остальным, и автобус доставил их к самолету.

Полет до Манауса длиной в три с половиной тысячи миль продлится восемь часов, сказали им перед посадкой, что является несложным для «Гольфстрима V». В первом самолете было почти пусто. В нем разместились оба доктора Брайтлинг, Билл Хенриксен и Стив Берг, ведущий ученый в создании вируса Шивы. Реактивный самолет взлетел ровно в девять утра по местному времени. Следующая остановка — долина реки Амазонки в центральной Бразилии.

* * *

Оказалось, что ФБР все-таки знает, где находится комплекс «Горайзон Корпорейшн» в Канзасе. Машина с двумя агентами из местного отделения ФБР подъехала туда как раз в тот момент, когда взлетали реактивные самолеты. Они исправно доложили об этом в свое отделение, откуда их сообщение было передано в Вашингтон. Затем они припарковали машину на обочине дороги, пили напитки, ели гамбургеры местного «Макдоналmдса» и наблюдали за тем, как ничего не происходит в этих зданиях, почему-то построенных в центре пшеничного района.

* * *

После прилета на авиабазу Хикэм на Гавайских островах на «С-17» сменился экипаж, затем самолет дозаправили, и он взлетел, направляясь на авиабазу Трэвис в северной Калифорнии. Чавез и его группа ни разу не покинули самолет, зато наблюдали за тем, как сменный экипаж поднялся в пилотскую кабину с картонными коробками, где хранился их ленч и банки с напитками. Им предстоял шестичасовой перелет в Калифорнию. Теперь Вильсон Гиэринг пытался оправдаться, рассказывая о деревьях, птицах, рыбах и обо всем таком, подслушал Динг. Подобные аргументы не были рассчитаны на то, чтобы убедить отца только что родившегося ребенка и мужа врача, но отставной полковник продолжал свою несвязную исповедь. Нунэн вежливо слушал его и записывал разговор на магнитофон.

* * *

Во время полета на юг во всех самолетах было тихо. Те, кто не слышал о событиях в Сиднее, догадались, что произошло нечто непредвиденное, но они не могли поддерживать связь с самолетом, летевшим впереди, не обращаясь к экипажам. Подобно большинству служащих «Горайзон Корпорейшн», их не посвятили в цели Проекта. Им просто платили за то, что они выполняли свою работу, для которой были подготовлены. Сейчас они летели южным курсом к месту назначения где-то за экватором. Им уже доводилось совершать подобное путешествие в прошлом, когда год назад были построены здания Альтернативного Проекта. Там тоже была собственная взлетно-посадочная полоса, способная принимать частные реактивные самолеты, но только в светлое время суток, поскольку она не была оборудована навигационными устройствами как в Канзасе. В случае каких-либо неприятностей они могли лететь дальше, к городскому аэропорту Манауса, расположенному в девяноста восьми милях к востоку от их места назначения. Этот современный аэропорт был полностью оборудован всем, что могло потребоваться совершившим посадку самолетам, включая ремонтный цех. В мастерской Альтернативного Проекта имелись все необходимые запчасти, и в экипаж каждого самолета входил отличный механик, но они предпочитали доверить крупный ремонт другим. Через час они «замочили ноги» над Мексиканским заливом, затем повернули на восток, чтобы лететь по международному коридору над Кубой. Прогноз погоды был благоприятным до самой Венесуэлы, там им придется увернуться от нескольких грозовых облаков, но больше ничего серьезного. Высокопоставленные пассажиры в самолете, летящем впереди, считали, что они покидают страну с предельной быстротой, исчезая с лица планеты, которую они надеялись спасти.

* * *

— Что это? — спросил Салливэн. Затем он повернулся. — Четыре реактивных самолета только что взлетели из Канзаса и направились на юг.

— Можно как-нибудь проследить за ними?

Салливэн пожал плечами.

— Может быть, ВВС?

— Как, черт возьми, мы сделаем это? — поинтересовался вслух Кларк. Затем он позвонил в Лэнгли.

— Я могу попробовать, Джон, но заставить военно-воздушные силы сделать что-то так быстро — нелегкая задача.

— Попробуй, Эд, а? Четыре частных реактивных самолета типа «Гольфстрим» летят на юг из центрального Канзаса. Место назначения неизвестно.

Это было нетрудно для директора Центрального Разведывательного Управления. Старшим дежурным офицером Национального Центра Военного Командования был генерал-майор ВВС с двумя звездами на погонах, недавно переведенный на канцелярскую работу после окончания срока командования еще оставшимся истребительным соединением ВВС США в НАТО.

— Что мы должны сделать, сэр? — спросил генерал.

— Примерно полчаса назад из центрального Канзаса вылетели четыре частных реактивных самолета типа «Гольфстрим». Мы хотим, чтобы за их полетом велось наблюдение.

— Каким образом, сэр? Все наши истребители, входящие в состав воздушной обороны страны, сосредоточены на канадской границе. Вызывать их оттуда бесполезно, они никогда не смогут догнать эти самолеты.

— А как относительно «АВАКСов»? — задал вопрос Фоули.

— Они принадлежат Боевому командованию военно-воздушных сил в Лэнгли — нашему, а не вашему — и сейчас один из них, возможно, находится в воздухе и ведет наблюдение за самолетами, совершающими контрабандную доставку наркотиков, или, может быть, совершает тренировочный полет. Я могу проверить.

— Сделайте это, — ответил Эд Фоули. — Я останусь на связи.

Двухзвездный генерал в синем мундире поступил даже лучше: он позвонил в Северо-Американское Командование обороны воздушного пространства в горе Шайенн (НОРАД), радиолокационные установки которой вели наблюдение за всей территорией страны, и приказал им опознать четыре «Гольфстрима», стремительно летящих на юг. На это потребовалось меньше минуты, и затем компьютер командования НОРАД послал запрос в Федеральную авиационную администрацию, чтобы там проверили летные планы, которые обязаны предоставлять все самолеты, совершающие международные рейсы.

225
{"b":"14489","o":1}