ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Научное обоснование ее возражений против Хэнфорда было вполне реальным, даже Ред Лоуэлл обеспокоен относительно него, — но он хочет построить новый Хэнфорд! Даже этот президент не согласится на это!

С этой бодрящей мыслью доктор Брайтлинг налила себе чашку кофе и принялась читать «Раннюю птичку», хотя все время думала о том, как ей составить рекомендацию президенту, обреченную на неудачу.

* * *

— Итак, мистер Хенриксен, кто были эти налетчики? — спросил утренний обозреватель.

— Мы не знаем этого, за исключением имени предполагаемого главаря, Эрнста Моделя. Он был когда-то членом банды «Баадер-Майнхоф», имевшей печальную известность германской коммунистической группы террористов, активной в семидесятых и восьмидесятых годах. Он внезапно исчез, словно сквозь землю провалился, десять лет назад. Было бы интересно узнать, где он скрывался все эти годы.

— У вас было на него досье, когда вы служили в группе спасения заложников ФБР?

Краткий ответ сопровождала улыбка.

— О да. Мне знакомо его лицо, но теперь Эрнста Моделя переведут в раздел пассивных досье.

— Мистер Хенриксен, это был террористический инцидент или просто ограбление банка?

— Мы не знаем этого из статей в газетах, но я бы не отказывался полностью от попытки грабежа как мотива. Многие забывают про террористов, что им нужно есть, а для этого нужны деньги. Существует наглядный прецедент, когда якобы политические преступники нарушили закон только для того, чтобы заполучить деньги для поддержки своей организации. И произошло это прямо здесь, в Америке, когда ЗМР — Завет, Меч и Рука Господа, так они называли себя, — грабили банки, чтобы поддержать свою деятельность. Группа «Баадер-Майнхоф» в Германии прибегала к киднепингу, чтобы вымогать деньги от корпоративных и семейных связей своих жертв.

— Значит, они были простыми преступниками?

Кивок и серьезное выражение на лице.

— Терроризм является преступлением. Это твердое убеждение в ФБР, где я сделал карьеру. И эти четверо, которых убили вчера в Швейцарии, были преступниками. К несчастью для них, швейцарская полиция сумела собрать и подготовить великолепную профессиональную группу для проведения специальных операций.

— Каково ваше мнение о самом штурме?

— Очень хорошее. Судя по телевизионным передачам, они не совершили ни одной ошибки. Все заложники спасены, и все преступники убиты. Это является главной целью в операции такого рода. Говоря абстрактно, было бы неплохо захватить их живыми, если возникает такая возможность, но часто это неосуществимо — жизни заложников представляют собой абсолютный приоритет при подобной операции.

— Но террористы, разве у них нет прав...

— Принципиально говоря, да, у них есть такие же права, как и у других преступников. Мы учим этому в ФБР, и лучшее, что вы можете сделать как офицер, охраняющий закон, — это арестовать их, поставить перед судьей и коллегией присяжных, которые затем вынесут приговор. Однако не забывайте, что заложники являются невинными жертвами и их жизни подвергаются опасности из-за действий преступников. Поэтому мы даем преступникам возможность сдаться — по сути дела, пытаемся разоружить их, если это возможно.

— Но очень часто у нас нет подобной роскоши, — продолжал Хенриксен. — Основываясь на том, что я видел по телевидению об этой операции, группа швейцарских полицейских действовала точно так же, как готовили нас в Куантико.

Мы применяем смертельную силу, когда это необходимо, но тогда применяем ее без малейших колебаний.

— А кто решает, когда это необходимо?

— Решение принимает командир на месте преступления, основываясь на своем опыте и специальных знаниях. — А затем, промолчал Хенриксен, люди вроде вас будут пытаться судить о прошлом в течение двух следующих недель.

— Ваша компания готовит местную полицию, используя тактику SWAT, не правда ли?

— Да, мы прибегаем к использованию специальных знаний. У нас немало ветеранов из группы борьбы с террористами ФБР, Дельта Форс и других специальных организаций, и мы можем использовать эту швейцарскую операцию как взятую из учебника о том, как нужно поступать, — сказал Хенриксен, потому что его международной корпорации, готовящей также иностранные полицейские силы, похвала швейцарцам в заключение его выступления ничуть не повредит.

— Ну что ж, мистер Хенриксен, я благодарю вас за то, что вы этим утром согласились высказать свою точку зрения. Перед вами выступал известный эксперт по борьбе с терроризмом Уилльям Хенриксен, президент «Глобал Секьюрити, Инк», международной консалтинговой фирмы. Сейчас двадцать четыре минуты после часа. — В студии Хенриксен сохранял спокойное профессиональное выражение на лице до тех пор, пока красная лампочка на ближайшей камере не погасла. В штаб-квартире его корпорации это интервью уже записано и будет добавлено к огромной библиотеке подобных материалов.

ГБИ была известна почти во всем мире, и ее рекламный ролик включал отрывки из многих таких интервью. Директор утренней смены проводил Хенриксена в комнату, где ему сняли грим, и затем он пошел к выходу, где его ждала машина.

Все прошло хорошо, думал он, пробегая в памяти по сказанному им. Нужно выяснить, кто готовил швейцарских полицейских. Он решил, что поручит одному из своих людей узнать это. Если этим занималась частная компания, то появился серьезный конкурент, хотя, скорее всего, это была швейцарская армия, может быть, даже военное подразделение, замаскированное под полицейских, возможно, с технической помощью со стороны германской службы GSG-9. Пара телефонных звонков поможет решить эту проблему.

Четырехмоторный аэробус «А-340» Попова совершил посадку по расписанию в международном аэропорту Кеннеди. Швейцарцы всегда точны, в этом на них можно положиться. Полицейская группа, возможно, даже имела расписание своей деятельности прошлым вечером, неожиданно подумал он. Его кресло в первом классе находилось рядом с выходом, и это позволило ему быть третьим пассажиром, покинувшим авиалайнер, затем получить свой багаж и пройти через испытание американской таможней. Он уже давно узнал, что Америка — самая трудная страна для въезда иностранца, хотя его небольшой багаж и проход через коридор «предъявлять нечего» сделали этот процесс несколько проще. Таможенники проявили доброту и пропустили его прямо к стоянке такси, где за обычную невероятную плату он нанял пакистанского шофера, чтобы тот отвез его в город, заставив задуматься, а не заключают ли водители такси сделку с таможенниками? Но Попов оплачивал все за счет фирмы, — имея в виду, что ему нужна квитанция от таксиста, — и к тому же вчера он получил гарантию того, что сможет позволить себе такие веши даже без квитанции, не правда ли? Он улыбнулся, глядя на проносившиеся мимо городские здания. Они становились теснее и теснее друг к другу, по мере того как он приближался к Манхэттену.

* * *

Таксист высадил его у дома, в котором находилась квартира Попова, за нее тоже платил наниматель, для него квартирная плата вычиталась из оплачиваемых им налогов как расходы на ведение бизнеса — Попов учился американским налоговым законам — и потому обходилась для него бесплатно. Он потратил несколько минут, выкладывая грязное белье и развешивая свои костюмы, перед тем как спуститься вниз и сказать швейцару, чтобы тот вызвал такси. Еще за пятнадцать минут он доехал от своего дома до офиса.

— Ну как все прошло? — спросил босс. В кабинете раздавалось странное жужжание, мешающее «жучкам» подслушивать разговоры, которые могли показаться интересными для соперничающей корпорации. Промышленный шпионаж был важным фактором в деятельности корпорации этого человека, применяемые им защитные устройства ни в чем, по крайней мере, не уступали тем, которые использовалась в КГБ. А ведь Попов раньше верил, что у правительств имеется лучшее во всем. Это, несомненно, не было таким в Америке.

— Все произошло именно так, как я предполагал. Они оказались глупцами, — по сути дела, настоящими дилетантами, несмотря на всю подготовку, которую они получили у нас в восьмидесятых годах. Я сказал им, что они могут воспользоваться ограблением банка в качестве прикрытия для настоящей миссии...

32
{"b":"14489","o":1}