ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Розенталь увидел снайперов. Этого следовало ожидать, хотя никому не пришло в голову. Он был старшим садовником. Газон вокруг «шлосса» был его, и странные кучи какого-то материала слева и справа от вертолета показались ему предметами, которых раньше здесь не было. Розенталь смотрел кинофильмы и телевизионные постановки. Это был террористический инцидент, и полиция каким-то образом отреагирует на него. Вооруженные люди будут там наготове, и здесь, на его газоне, появились два предмета, которых не было сегодня утром. Его глаза остановились на позиции Вебера. Там было его спасение или его смерть. Сейчас это неизвестно, и поэтому его желудок сжался в тугой комок.

* * *

— Вот они выходят, — заявил Джордж Томлинсон, когда увидел, как из дома вышли две ноги... женские ноги, за ними последовали мужские, потом еще две пары женских... наконец, пара мужских. — Один объект и два заложника вышли на газон. Осталось еще два заложника.

* * *

Фюрхтнер уже почти подошел к вертолету, направляясь в его правой стороне, к немалому удовольствию Дитера Вебера. Однако затем он остановился, увидев в открытую правую дверцу, где сидит Герхардт Денглер, и решил перейти на другую сторону.

* * *

— О'кей, парни, приготовились, — приказал Чавез, пытаясь заставить все четыре группы встрепенуться в одно мгновение, проведя бинокль по полю. Как только последний террорист выйдет на открытое пространство...

— Ты, заходи внутрь и садись, глядя назад, — Фюрхтнер подтолкнул Брауни к вертолету.

— Потерял цель, Винтовка Два-Два потеряла объект из вида, — излишне громко заявил Вебер по радиосети.

— Переведи прицел на следующую группу, — приказал Чавез.

— Понял, — сказал Вебер. — Прицел на ведущем объекте в третьей группе.

— Винтовка Два-Один, доложите!

— Винтовка Два-Один по-прежнему нацелена на объект Дортмунд, — сразу ответил Гомер Джонстон.

— Мы готовы! — тут же отозвался Луазель из кустов на тыльной стороне здания. — Перед нами сейчас четвертая группа. — Чавез сделал глубокий вдох. Все объекты находились сейчас на открытом пространстве, и пришло время действовать.

— О'кей, старший всем группам — действуйте, действуйте, действуйте!

* * *

Луазель и Томлинсон уже напрягли ноги, чтобы встать, и оба буквально вскочили, невидимые, в семи метрах позади своих целей, которые смотрели в другую сторону и не имели представления, что происходит позади. Оба солдата направили свои прицелы на объекты. Оба террориста тащили женщин, и оба были выше своих заложников, что сделало задачу намного проще. Два автомата «МР-10» были установлены на очереди из трех выстрелов, и сержанты выстрелили одновременно. Выстрелы прозвучали едва слышно. Их автоматы были снабжены глушителями, конструктивно совмещенными со стволами, и расстояние было слишком небольшим, чтобы промахнуться. Головы объектов разлетелись на части от нескольких попаданий, и два тела рухнули на пышную зеленую траву почти одновременно с гильзами, вылетевшими из автоматов, убивших их.

— Докладывает Джордж. Два объекта ликвидированы! — сообщил по радио Томлинсон, и оба побежали вслед за заложниками, которые продолжали идти к вертолету.

* * *

Гомер Джонстон сжался, когда в поле его зрения появилось неясное очертание.

Ему показалось, что это женщина, судя по бледной шелковой блузке, но цель еще не была закрыта и пересекающиеся визирные нити оставались застывшими на левом глазу Петры Дортмунд, чуть ниже его. Правый указательный палец сержанта легко нажал на спусковой крючок. Прозвучал оглушительный выстрел, пославший метровую вспышку огня из дула в ночную тьму — Петра только что заметила две бледных вспышки в направлении дома, но она не успела отреагировать — пуля попала ей в голову чуть выше левого глаза. Пуля прошла через самую массивную часть черепа, разлетелась на сотни крохотных осколков, разорвав мозг и превратив его в кашу, которая вырвалась затем из затылка, и красно-розовое облако выплеснулось на лицо Герхардта Денглера. Джонстон передернул затвор и повернул винтовку в поисках новой цели; он уже видел, что первая пуля покончила с первым объектом.

* * *

Эдди Прайс увидел длинный язык огня, и его руки уже двигались, выполняя команду «Действуйте!», услышанную им полсекунды назад. Он вытащил пистолет из кармана для карт и выпрыгнул через дверцу вертолета, целясь пистолетом, который держал в одной руке, в голову Фюрхтнера. Прайс сделал первый выстрел, целясь чуть ниже левого глаза террориста. Пуля вошла в голову, развернулась там, подобно цветку, и вылетела из макушки. За ней последовала вторая, попавшая выше. Это был, честно говоря, не очень хороший выстрел, но Фюрхтнер был уже мертв, падал на землю и сжимал плечо Эрвина Остерманна, таща его за собой, пока безжизненные пальцы не разжались.

* * *

Оставалось двое. Стив опустился на колено и тщательно прицелился, но в этот момент его цель прошла за головой старика, одетого в жилет. «Проклятие!» — прошипел Линкольн. Вебер покончил с другим, голова которого взорвалась при попадании пули, как арбуз. Розенталь увидел, как разлетелась голова террориста, подобно чему-то из фильма ужасов, но большая, покрытая щетиной волос голова рядом с ним была еще здесь, глаза террориста широко открыты и автомат по-прежнему в руках, — и никто в него не стрелял, хотя он стоял совсем рядом. Затем эти глаза встретились с его взглядом и в них был страх, шок, желудок Розенталя внезапно превратился в кусок льда. Время остановилось. Разделочный нож прыгнул из рукава ему в ладонь, он взмахнул и всадил лезвие ножа в левую кисть террориста. Глаза террориста со щетиной на голове открылись еще шире, старик отпрыгнул в сторону, и левая рука с застрявшим в ней ножом соскользнула с приклада автомата.

Это был шанс для Стива Линкольна, который выстрелил короткой очередью из трех патронов, попавшей в голову террориста одновременно со второй пулей снайперской полуавтоматической винтовки Вебера, и голова террориста, казалось, исчезла.

* * *

— Чисто! — крикнул Прайс. — Чисто в вертолете!

— Чисто в доме! — откликнулся Томлинсон.

— Чисто на поле! — голос Линкольна был последним.

* * *

У «шлосса» Луазель и Томлинсон подбежали к своей паре заложников и оттащили их к востоку, в сторону от дома, из опасения, что какой-нибудь уцелевший террорист откроет по ним огонь.

Майк Пирс поступил так же, пока Стив Линкольн прикрывал его.

Проще всего была работа Эдди Прайса, который сначала пинком выбил пистолет из мертвой руки Фюрхтнера, и быстро осмотрел изуродованную голову своей цели. Затем запрыгнул внутрь вертолета, чтобы убедиться, что первая пуля Джонстона сделала свое дело. Нужно только увидеть массивное красное пятно на задней переборке, чтобы понять, что Петра Дортмунд отправилась в то самое место, куда улетают души террористов. Далее Эдди осторожно вынул гранату из оцепеневшей левой руки Петры, убедился, что чека по-прежнему на месте, и сунул гранату в карман. В последнюю очередь он взял пистолет из правой руки женщины, поставил на предохранитель и выбросил из вертолета.

— Mein Herr Gott! — воскликнул первый пилот, оглянувшись назад.

Герхардт Денглер тоже выглядел мертвым, его лицо с левой стороны покрыто красной капающей маской. Зрелище на мгновение потрясло Прайса, пока он не увидел, что глаза Денглера мигнули, но рот оставался широко открытым, и мужчина, казалось, не дышал. Прайс протянул вниз руку, расстегнул ремень, удерживающий Денглера в кресле, затем Джон-стон вытащил мужчину из вертолета. Маленький Мужчина сделал шаг и упал на колени. Джонстон достал фляжку и вымыл ему лицо. После этого снайпер разрядил винтовку и положил на землю.

— Отличная работа, Эдди, — сказал он Прайсу.

— А ты сделал превосходный выстрел, Гомер. Сержант Джонстон пожал плечами.

53
{"b":"14489","o":1}