ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я должен предупредить вас, что обстоятельства вашего заключения не разрешают обращаться с обжалованием приговора, — напомнил адвокат. Для клиента это не было новостью.

— Я знаю это, мне нужно, чтобы вы позвонили по телефону.

— Кому?

Шакал назвал ему имя и дал телефонный номер.

— Скажите ему, что я хочу, чтобы меня освободили.

— Я не могу принимать участия в преступных заговорах.

— И это мне тоже известно, — холодно заметил Санчес. — Также передайте ему, что вознаграждение будет огромным.

Существовало подозрение, которое не удалось подтвердить, что у Ильича Рамиреса Санчеса была где-то спрятана крупная сумма денег, — результат его операций, когда он был еще на свободе. Эти деньги были, главным образом, получены после нападения на министров ОПЕК, собравшихся в Вене почти двадцать лет назад. Этим объяснялось и то обстоятельство, что он и его группа никогда не убивали никого, занимавшего важный пост, несмотря на то что такое убийство вызвало бы колоссальный политический скандал, из-за которого он мог завоевать огромную известность и одобрение определенных кругов. Бизнес был бизнесом, даже для людей такой профессии. А ведь кто-то оплатил его судебные расходы, подумал адвокат.

— Что еще вы хотите, чтобы я передал?

— Это все. Если у него появится немедленный ответ, передайте его мне, — сказал ему Шакал. В его глазах по-прежнему светилась ледяная уверенность, нечто холодное и отстраненное — даже здесь, в тюрьме, когда он смотрел в глаза собеседника и говорил ему, как поступить.

Что касается его самого, адвокат снова спросил себя, почему он взялся за такого клиента. У него была длинная история защиты преступников с радикальными взглядами. Из-за этой известности он завоевал обширную и приносящую немалые доходы криминальную практику. Разумеется, здесь был элемент опасности. Недавно он выступал защитником в трех крупных делах, связанных с наркотиками, и проиграл все три. Этим клиентам совсем не улыбалась перспектива провести в тюрьме двадцать и более лет, и недавно они выразили ему свое неудовольствие. Неужели они организуют его убийство? Такое случалось несколько раз в Америке и других странах. В данном случае вероятность этого была более отдаленной, подумал адвокат, хотя тогда он ничего не обещал своим клиентам, за исключением того, что сделает все от него зависящее. То же самое относилось к Карлосу Шакалу. После вынесения приговора, адвокат рассмотрел все возможности обжалования его в апелляционном суде, обратился с апелляцией и, как и следовало ожидать, проиграл дело. Французский верховный суд отказался отнестись с милосердием к человеку, совершившему убийство на территории Франции, и который потом хвастался этим. Теперь террорист изменил свою точку зрения и капризно решил, что ему не нравится в тюрьме. Адвокат знал, что он передаст полученное от Шакала поручение, поскольку дал обещание, но не сделает ли это его соучастником в преступном деянии?

Нет, решил он. Сообщение, переданное знакомому клиента, что он хочет выйти из тюрьмы, — а кто из заключенных не испытывает такого желания? И послание было двусмысленным, оно могло быть истолковано самым разным способом. Помощь в еще одной апелляции, обнаружение новых, оправдывающих доказательств — что угодно. К тому же все, что просил сделать Санчес, является важной информацией.

— Я передам вашу просьбу, месье, — пообещал он клиенту.

— Merci.

* * *

Это было великолепное зрелище, даже в темноте. Вертолет «МН-60» «Ночной ястреб» приближался к зданию с юга, навстречу ветру, со скоростью около тридцати миль в час, почти в двух сотнях футов от земли. Он летел плавно, это ничуть не походило на маневр тактического развертывания. Однако под вертолетом висел темный нейлоновый трос, примерно ста пятидесяти футов длиной, едва заметный даже с помощью очков ночного видения. Питер Ковингтон, Майк Чин и еще один член Группы-1 свободно висели на конце троса в своих черных комбинезонах «ниндзя». Вертолет летел ровно и плавно, словно по рельсам, до тех пор, пока нос вертолета не пересек стену здания. И тут его нос резко поднялся вверх, вертолет начал зависать, быстро теряя скорость. Люди под вертолетом, висящие на тросе, качнулись вперед, словно на детских качелях, и затем, когда дуга достигла предела, они качнулись обратно. Движение назад остановило их в воздухе, их скорость почти точно соответствовала движению вертолета вперед, и тут они оказались на крыше, словно сделали шаг вниз с неподвижной ступеньки. В то же мгновение Ковингтон и его люди расстегнули свои быстро отстегиваемые крепления и сошли вниз. Ничтожная разница в скорости между их ногами и неподвижной крышей позволила им коснуться крыши совершенно беззвучно. Едва они оказались на крыше здания, как вертолет опустил нос и возобновил полет. Люди, стоящие на земле, вряд ли обратили бы внимание на короткую остановку и пришли бы к выводу, что вертолет просто пролетел с постоянной скоростью над зданием. А ночью он был практически невидим, даже с помощью очков ночного видения.

— Чертовски здорово! — воскликнул Ал Стэнли. — Ни единого звука!

— Да, он летает так хорошо, как говорил, — заметил Кларк.

Словно услышав их замечания, Мэллой развернул вертолет, просунул в окно руку с поднятым большим пальцем, давая знак людям на земле, и начал описывать круги до конца упражнения. В реальной ситуации такие маневры нужны, чтобы увидеть, понадобится ли он для срочной эвакуации. Кроме того, он помогает людям на земле привыкнуть к вертолету над головой, сделать его присутствие такой же частью ландшафта, как растущие внизу деревья, так что он исчезнет на привычном фоне ночи, не более заметный, чем песня соловья, несмотря на опасность, связанную с его полетом. Это удивило всех, связанных с проведением специальных операций, что такое возможно, но это было всего лишь применением человеческой природы к специальным операциям. Если танк будет ежедневно становится на парковку в одном и том же месте, то спустя несколько дней на него перестанут обращать внимание, и он превратится в еще один обычный автомобиль. Тройка стрелков из группы Ковингтона в течение нескольких минут ходила по крыше, затем они исчезли по лестницам внутри и через несколько секунд вышли через переднюю дверь.

— О'кей, Медведь, это Шесть. Упражнение завершено, возвращайся на куриную ферму, полковник.

— Понял, Шесть. Медведь возвращается на базу, разговор закончен, — прозвучал короткий ответ. «Ночной ястреб» покинул район патрулирования и направился обратно на посадочную площадку.

— Как твое мнение? — спросил Кларк у майора Ковингтона.

— Отлично. Подобно тому, как сходишь с поезда на платформу. Мэллой знает свое дело. Старший машинист?

— Включите его в платежную ведомость, сэр, — подтвердил «старший машинист». — Это парень, с которым можно работать.

* * *

— Вертолет хорошо подготовлен, — сказал Мэллой через двадцать минут в клубе. Он был одет в свой зеленый летный костюм из номекса, с желтым шарфом вокруг шеи, как подобает настоящему авиатору. Это показалось Кларку странным.

— Что это у тебя за галстук?

— А, этот? Это шарф эскадрильи А-10. Один из парней, которого я спас в Кувейте, подарил его мне. Я решил, что он приносит счастье, да и «бородавочник», как мы называем эту модель вертушки, мне всегда нравился. Так что теперь я надеваю его, когда вылетаю на операции.

— А трудно делать маневр высадки? — спросил Ковингтон.

— Нужно точно рассчитать нужный момент и принять во внимание ветер. Ты знаешь, что помогает мне приготовиться к нему?

— Расскажи, — сказал Кларк.

— Игра на пианино. — Мэллой глотнул пива из своей кружки и усмехнулся. — Не спрашивай меня почему, но я всегда летаю лучше, после того как немного поиграю. Может быть, это помогает размять пальцы. Как бы то ни было, но вертолет, который нам дали взаймы, отлично подготовлен. Контрольные тросы имеют нужное натяжение, дроссельные клапаны в норме. Эта наземная команда техников ВВС, когда встречусь с ними, угощу всех кружками горького пива. Они действительно знают, как подготовить «вертушку». Отличная команда механиков.

68
{"b":"14489","o":1}