ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Где наш самолет? — спросил Первый.

— Примерно в часе и десяти минутах, — ответил доктор Беллоу. — Когда подогнать автобус?

— Ровно за сорок минут до посадки самолета. К тому моменту, когда мы поднимемся на борт, он будет заправлен.

— Куда вы летите? — спросил затем Беллоу.

— Мы скажем пилоту, когда поднимемся на борт.

— О'кей, автобус выехал. Он будет в парке через пятнадцать минут. Куда ему подъехать?

— Прямо к замку, мимо «пикирующего бомбардировщика».

— О'кей, я скажу им сделать это.

— Merci. — Связь снова прервалась.

— Толково придумано, — заметил Нунэн. — Они будут держать две камеры наблюдения на автобусе, чтобы мы не воспользовались им для прикрытия группы спасения. Наверно, прибегнут к технике альпинистов при посадке заложников в автобус. — Несчастные ублюдки, подумал он, но промолчал.

— Медведь, это Шесть, — вызвал Кларк.

— Медведь слушает, Шесть, конец.

— Начинаем через пять минут.

— Понял, вечеринка через пять.

* * *

Мэллой повернулся в кресле. Чавез услышал разговор и поднял руку с раздвинутыми пальцами.

— Радуга, это Шесть. Приготовиться, повторяю, приготовиться. Начинаем операцию через пять минут.

Под землей Ковингтон вел троих своих людей на восток, к лестнице замка. Тем временем инженер отключил камеры наблюдения. Подрывник группы прикрепил небольшой заряд к нижней части пожарной двери и кивнул боссу.

— Группа-1 готова.

— Винтовка Два-Один готова и на цели, — сказал Джон-стон.

— Винтовка Два-Два готова, но цели пока нет, — сообщил Вебер Кларку.

— Третий, это Первый, — донеслось из сканера в командном центре.

— Слушаю, Первый, — ответил часовой на крыше замка.

— Что-нибудь происходит?

— Нет, Первый, полиция остается на прежнем месте. Вертолет где-то летает, но ничего не делает.

— Автобус подъедет через пятнадцать минут. Смотри повнимательнее.

— Буду смотреть, — обещал Третий.

— О'кей, — произнес Нунэн в командном центре. — Это отметка времени. Мистер Первый вызывает мистера Третьего примерно каждые пятнадцать минут. Никогда не больше восемнадцати и не меньше двенадцати. Итак...

— Да, — кивнул Кларк. — Приступаем?

— Почему бы нет, — сказал Стэнли.

— Радуга, это Шесть. Вперед и действуйте. Повторяю, действуйте сейчас!

* * *

На борту «Ночного ястреба» сержант Нэнс двигался налево и направо, отодвигая боковые двери. Он показал стрелкам большой палец, и они вернули знак, показывая, что понимают. Каждый стрелок прицепил конец троса к кольцу на своем поясе. Затем все повернулись лицами внутрь, опираясь на носки башмаков, так что тела висели снаружи вертолета.

— Сержант Нэнс, я дам знак, когда мы будем на месте.

— Понял, сэр, — ответил механик, присев на корточки в пустой теперь середине пассажирского отсека, с руками, распростертыми к людям на обеих сторонах.

* * *

— Андре, спустись вниз и посмотри на дворе, — приказал Рене. Андре сразу пошел вниз, держа свой «узи» в обеих руках.

— Кто-то только что вышел из комнаты, — сказал Нунэн.

— Радуга, это Шесть, один объект вышел из командного центра.

* * *

Восемь, подумал Чавез. Нужно убить восемь объектов. Остальные двое будут добычей снайперов.

* * *

Последние двести метров самые трудные, подумал Мэллой. Он ощущал покалывание в руках, сжимающих рычаг управления, и сколько бы раз он ни проделывал это, сейчас не учение. О'кей... Он опустил нос вертолета, направляясь к замку, и теперь, без ходовых огней, машина будет всего лишь тенью, немного темнее ночи — еще лучше то, что четырехлопастный несущий винт издавал ненаправленный шум. Кто-то может услышать его, но определить источник шума нереально — и ему требовалось всего несколько секунд.

* * *

— Винтовка Два-Один, приготовиться.

— Винтовка Два-Один на цели, Шесть, — доложил Джонстон. Его дыхание успокоилось, и локти слегка сдвинулись, так что теперь только кость, а не мышцы, находились в контакте с ковриком, на котором он лежал. Даже прохождение крови по артериям могло помешать прицеливанию. Перекрестие телескопического прицела застыло чуть впереди уха часового. — На цели, — повторил он.

— Огонь, — донеслось из крошечного наушника. Скажи спокойной ночи, Грейси, пронеслось у него в мозгу.

Указательный палец легонько потянул за спусковой крючок, который внезапно двинулся назад, и струя белого пламени выплеснулась из дула винтовки. Вспышка на мгновение закрыла изображение, затем исчезла в тот момент, когда он увидел попадание пули. Легкое облачко сероватого пара вылетело из дальней стороны головы, и тело опустилось прямо вниз, словно это была марионетка с перерезанными нитями. Никто внутри здания не услышит выстрела сквозь окна с толстыми стеклами и каменные стены, с расстояния больше трехсот метров.

— Винтовка Два-Один. Цель поражена. Цель поражена. Центр головы, — доложил Джонстон.

— Это смерть, — выдохнул лейтенант в интерком. Из вертолета уничтожение головы часового выглядело очень впечатляюще. Это была первая смерть, которую он видел, и она показалась ему как что-то из фильма, не из реальной жизни. Цель не была для него живым существом и не будет теперь никогда.

— Да, — согласился Мэллой, потянув на себя ручку управления. — Сержант Нэнс — время!

В хвостовом отделении руки сержанта двинулись к бортам. Вертолет замедлил полет, Мэллой идеально выполнял свой маневр кресла-качалки.

Чавез оттолкнулся ногами от борта вертолета и соскользнул по тросу. Прошло меньше двух секунд не совсем свободного падения, прежде чем он сжал руки, чтобы замедлить спуск, и его черные сапоги с резиновыми подошвами легко коснулись плоской крыши замка. Он немедленно отпустил трос и увидел, что остальные стрелки сделали то же самое. Эдди Прайс подбежал к телу часового, пнул сапогом его голову и повернулся, показывая командиру поднятый большой палец.

— Шесть, это старший Группы-2. Мы на крыше. Часовой мертв, — произнес он в микрофон. — Приступаем. — Сказав это, Чавез посмотрел на своих людей и указал на периферию крыши. «Ночной ястреб» исчез в темноте, словно совсем не останавливался над крышей.

Крыша замка была окружена низкой стеной с амбразурами, обычной для таких строений. За каждым бойцом был закреплен один такой выступ, и они сосчитали их на пальцах, так что каждый прошел к своему выступу. Этой ночью каждый стрелок надел петли альпинистских веревок на выступ, затем ступил в амбразуру. Когда все были готовы, они подняли руки. Чавез сделал то же самое, потом опустил руку, оттолкнулся от крыши и соскользнул вниз по веревке, остановившись в метре, справа от окна, встав ногами на стене. Пэдди Конноли опустился с другой стороны окна и начал прикреплять центритовый детонирующий шнур вокруг краев, и на одном крае вставил радиодетонатор. Затем Пэдди перешел на левую сторону, раскачиваясь на веревке, словно это была лиана в джунглях, и сделал то же самое на другом окне. Остальные солдаты достали шумовые и ослепляющие гранаты и подняли их в руках.

— Старший Два-Шесть. Свет!

В командном центре инженер снова отключил питание от замка.

Солдаты Группы-2, находящиеся снаружи окон, увидели, как окна потемнели, затем, через одну-две секунды загорелись аварийные лампы, закрепленные на стене. Они походили на автомобильные фары, их света было недостаточно, чтобы осветить комнату. Телевизионные мониторы тоже потемнели.

— Merde, — выругался Рене, сел и протянул руку к телефону. Если они хотят продолжать свои игры, то он... Рене показалось, что видит какое-то движение за окном, и он повернулся, чтобы рассмотреть повнимательнее.

— Группа-2, это старший. Пять секунд... четыре... три — На счет «три» солдаты, которые держали ослепляющие гранаты, выдернули чеки, положили гранаты к окнам и отвернулись. — Два... один... огонь!

99
{"b":"14489","o":1}