ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Сегодня вечером мы возвращаемся обратно. Есть и хорошие новости — там, куда мы направляемся, заметно прохладнее, — произнёс капитан Рамирес, обращаясь к своему отделению. Чавез приподнял бровь, глядя на Вегу.

* * *

Авианосец «Рейнджер» вышел из порта во время высшей точки прилива, от причала к выходу в океан его направляла целая флотилия буксиров. Корабли сопровождения, уже раскачивающиеся на плавных воинах Тихого океана, готовились выстроиться вокруг авианосца и прикрыть его. Не прошло и часа, как «Рейнджер» шёл впереди, делая двадцать узлов. Ещё через час начались лётные операции.

Первыми на палубу авианосца опустились вертолёты. Один из них заправился и снова взлетел, заняв позицию над правым бортом корабля. Затем один за другим начали совершать посадку ударные бомбардировщики «Интрудер» во главе, разумеется, с командиром эскадрильи капитаном третьего ранга Дженсеном. По пути к авианосцу с берегового аэродрома он увидел корабль с боезапасом «Шаста», поднимающий пары и готовящийся к выходу в море. «Шаста» присоединится к группе кораблей, которым предстоит доставить припасы, — эта группа выйдет в море через два часа после боевых кораблей авианосной группы. На борту «Шасты» будут находиться бомбы для «Интрудера» под командой капитана третьего ранга Дженсена — он должен сбросить их в соответствии с полученным приказом. Лётчик уже знал, какой будет цель. Ему ещё не было известно её местоположение, но он примерно догадывался о нём. Спускаясь из кабины бомбардировщика, он решил, что не стоит больше гадать, — и этого достаточно. Строго говоря, «попутный ущерб» не должен затрагивать капитана, как предупредили его несколько часов назад. Какой странный термин, подумал Джейсен. Попутный ущерб. Так небрежно называть людей, обречённых на смерть лишь потому, что судьба выберет для них роковое место в момент операции. Ему было жалко этих людей, но не слишком...

Кларк прилетел в Боготу в конце дня. В аэропорту его никто не встречал, и он, как всегда, арендовал машину. В часе езды от аэропорта Кларк свернул на просёлочную дорогу и остановился. Сдерживая раздражение, он подождал несколько минут, пока рядом не встала ещё одна машина. Водитель, сотрудник ЦРУ, служащий в местной резидентуре, передал ему пакет и тут же, не произнося ни единого слова, уехал. Пакет был небольшой, весил около двадцати фунтов, и половина веса приходилась на массивный треножник. Кларк осторожно положил пакет на пол перед задним сиденьем и тронулся с места. В своё время ему поручали «передать» множество предупреждений, но такое категорическое выпало на его долю впервые.

Именно он придумал все это. Или, уточнил он, почти все. Такая постановка вопроса показалась ему более приемлемой.

* * *

VС-135 взлетел через два часа после похорон. Жаль, что поминки не состоялись в Чикаго. Это был ирландский обычай, он не соответствовал обычаям детей евреев из Восточной Европы, но Дэн Мюррей не сомневался, что Эмиль отнёсся бы к нему с одобрением. Он понял бы, что много пива и виски будет выпито в его память сегодня вечером, и, по своей привычке, даже посмеялся бы над этим. Но не сейчас. Дэн поручил своей жене пригласить миссис Шоу на другую сторону самолёта, чтобы он мог сесть рядом с Биллом. Шоу тут же заметил это, разумеется, но подождал, пока самолёт не набрал высоту, и лишь тогда задал очевидный вопрос.

— Что случилось?

Мюррей передал ему лист бумаги, извлечённый им из факсимильного принтера самолёта несколько часов назад.

— Черт меня побери! — выругался Шоу еле слышно. — Только не Мойра. Нет, только не она.

Глава 16

Список целей

— Готов выслушать твои предложения, — произнёс Мюррей и тут же пожалел, что произнёс эти слова таким тоном.

— Боже мой, Дэн! — Лицо Шоу на мгновение побелело, и теперь на нём появилось сердитое выражение.

— Извини, Билл, но, черт побери, нужно решить, будем мы рассматривать этот вопрос прямо и непредвзято или станем ходить вокруг да около?

— Никаких уловок. Прямо и откровенно.

— Один из агентов, входящих в состав следственной группы, задал ей все обычные вопросы, и она ответила, что никому не говорила... может быть, и так, но тогда кому она звонила в Венесуэлу? В телефонной компании проверили все звонки из её дома — ни одного такого звонка за целый год. Парень, которому я поручил работу, проделал дополнительную проверку — телефонный номер в Венесуэле, по которому она звонила, находится в квартире, и через несколько минут после звонка Мойры по нему уже звонили кому-то в Колумбию.

— Боже мой! — Шоу покачал головой. По отношению к любому другому он испытывал бы сейчас чувство ярости, но Мойра работала секретарём директора ФБР ещё до того, как Билл вернулся в Вашингтон, оставив пост руководителя отдела Бюро в Нью-Йорке.

— Может быть, все это легко объяснить. Возможно, простое совпадение, — высказал предположение Мюррей, но это ничуть не улучшило настроение Билла.

— Ты готов оценить вероятность такого совпадения, Дэнни?

— Нет.

— Мы все возвращаемся на службу в здание Гувера. Я приглашу её к себе в кабинет через час после возвращения. И ты заходи.

— Ладно. — Теперь уже Мюррей растерянно покачал головой. Мойра плакала у могилы. За годы своей службы в полиции Дэну приходилось видеть немало примеров двуличия, но чтобы Мойра... Нет, это всего лишь совпадение. Может быть, у одного из её детей там живёт приятель. Или что-то ещё, подумал он.

* * *

Детективы, обыскавшие дом сержанта Брейдена, нашли то, что искали. Это не было чем-то особенно важным, всего лишь фотокамера. Однако это был «Никон F-3» с набором объективов, причём таких, что все это стоило восемь или девять тысяч долларов — намного дороже, чем мог позволить себе сержант полиции в Мобиле.

Остальные полицейские продолжали обыск, а старший детектив позвонил в американский филиал фирмы «Никон» и передал номер камеры, надеясь, что владелец зарегистрировал её при покупке, желая приобрести годовую гарантию. Так и произошло. А когда ему сообщили имя владельца, детектив понял, что должен немедленно сообщить о находке в ФБР. Это было частью федерального расследования, но детектив надеялся, что там всё-таки согласятся сохранить в чистоте имя полицейского, несомненно замаравшего себя коррупцией. Ведь у него остались дети. Может быть, это поймут и в ФБР.

* * *

Адвокат знал, что нарушает федеральные законы, но, по его мнению, интересы его подзащитных были выше их. Это был один из тех «серых», сомнительных случаев, редко освещаемых в учебниках юриспруденции, но то и дело попадающихся в толстых томах судебных постановлений. Адвокат знал — был уверен, — что совершено преступление, не сомневался, что никто не предпринял мер по его расследованию, и потому считал необходимым разоблачить виновных, чтобы спасти своих клиентов от смертной казни. Он надеялся, что его поступок не будет раскрыт, но если его поймают с поличным, то он сумеет весьма убедительно защитить себя перед Комитетом профессиональной этики Ассоциации юристов штата.

Долг Эдварда Стюарта по отношению к его клиентам, даже не говоря о личном неприятии смертной казни, заставил адвоката решиться на такой шаг.

* * *

В клубе старшинского состава военно-морской базы это время суток больше не называли «счастливым часом», однако в остальном тут мало что изменилось. Стюарт служил несколько лет в качестве военного юриста на авианосце — на военно-морском флоте тоже существует нужда в адвокатах на борту плавающего города с населением в шесть тысяч человек — и потому был хорошо знаком с моряками и их пристрастием к пиву. Он зашёл в магазин, торгующий форменной одеждой, и приобрёл там форму старшего писаря со всеми нашивками и лентами.

После этого Стюарт переоделся и прошёл на территорию военно-морской базы, направляясь к клубу старшинского состава. Адвокат знал, что, пока он будет расплачиваться наличными, никто не обратит на него особого внимания. В своё время у него тоже был писарь на борту авианосца «Эйзенхауэр», так что Стюарт хорошо знал морской жаргон и мог сойти за моряка, если, разумеется, разговор не будет касаться специфических тем. Но сначала ему, конечно, требовалось найти члена экипажа с судна береговой охраны «Панаш».

102
{"b":"14490","o":1}