ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вход в эти помещения был по вполне очевидным причинам строго ограничен.

Робби показал свои документы главному старшине, и тут же выяснилось, что несколько лет назад они вместе служили на авианосце «Кеннеди». Главный старшина провёл Джексона в мастерскую, где специалисты по боеприпасам занимались ракетными снарядами. На заострённом носу одного из снарядов висел странно выглядевший прибор.

— Какое твоё мнение? — спросил один техник.

— Мне кажется, все в порядке, Дюк, — ответил второй, глядя на экран осциллоскопа. — Давай попробуем смоделировать глушение системы наведения.

— Это и есть снаряды, которые мы готовим для учений, сэр, — объяснил главный старшина. — Пока вроде работают нормально, но...

— Но ведь проблему с наведением с самого начала обнаружили именно вы? — спросил Робби.

— Я и мой первый босс, лейтенант Фредериксон, — кивнул главстаршина.

Недостатки в системе наведения обошлись подрядчику в несколько миллионов долларов штрафа, не говоря уже о том, что все ракетные снаряды А1М-54 были лишены сертификата, в результате чего самый надёжный снаряд класса «воздух-воздух» был снят с вооружения самолётов ВМФ. Главный старшина подвёл Джексона к стойке, где были уложены ракетные снаряды, предназначенные для испытаний.

— Сколько штук будет использовано при стрельбах?

— Пока не убедимся, что все получается хорошо, — ответил Робби.

Главный старшина что-то пробурчал.

— В этом случае стрельбы будут продолжительными, сэр.

— Ну и что? Беспилотные машины — дешёвая штука! — произнёс Робби, повторяя самую невероятную ложь на флоте. Однако старшина понял, что он имел в виду.

Стрелять по беспилотным мишеням куда дешевле, чем отправиться в Индийский океан и попытаться вести бои с иранскими истребителями F-14А «Томкэт» (в иранских ВВС они тоже состояли на вооружении) и уже там убедиться, что системы наведения на проклятых «Фениксах» не действуют. Такой метод проверки эффективности ракет класса «воздух — воздух» невероятно дорог, потому что здесь ставится на карту жизнь лётчика-истребителя, на подготовку которого потрачены миллионы долларов.

Но Джексон всё-таки убедился, что системы наведения действуют безукоризненно, по крайней мере во время тестов, проводимых техниками. Чтобы избежать недопонимания, Робби сказал главному старшине, что во время стрельб будет использовано от десяти до двадцати «Фениксов-С», а также большое количество ракет «Спэрроу» и «Сайдуайндер», после чего пошёл к выходу. Он увидел все, что ему было нужно, да и техникам предстояло ещё немало работы.

— Похоже, сэр, что на этот раз будет использовано много боеприпасов. Вы уже знаете, что к нам доставили для испытания новые бомбы?

— Нет. Во время перелёта на САС я встретил технического представителя, однако он оказался крайне неразговорчивым. Не понимаю, что нового может быть в бомбах? Это всего лишь бомбы, верно?

Главный старшина рассмеялся.

— Пойдёмте, сэр, я покажу вам «тихую бомбу».

— Что?

— Неужели вы не помните телевизионные передачи о Рокки и Бульвинкле, сэр?

— Старшина, я просто не понимаю, о чём вы говорите.

— Видите ли, сэр, в детстве я любил смотреть передачи о летучей белке по имени Рокки и лосе Бульвинкле. В одной из таких передач речь шла о том, как Борис и Наташа — они были плохими — пытались украсть нечто под названием «тихий взрыв». Это было взрывчатое вещество, уничтожающее все вокруг без малейшего шума. Так вот, судя по всему, наши парни на полигоне Чайна-Лейк сумели разработать что-то похожее!

Главный старшина открыл люк, что вёл в бомбохранилище. Длинные обтекаемые цилиндры — до тех пор, пока их не поднимут на лётную палубу, с бомб были сняты взрыватели и хвостовые стабилизаторы — лежали на деревянных поддонах, надёжно прикреплённых к стальной палубе цепями. На поддоне рядом с грузовым лифтом, который поднимет поддоны на палубу, было уложено несколько бомб, окрашенных в синий цвет. Обычно так окрашивали учебные боеприпасы, однако на поддоне виднелся ярлык, чётко показывающий, что эти бомбы несут боевой заряд взрывчатки. Робби Джексон был лётчиком-истребителем, и ему обычно не приходилось заниматься бомбометанием, но это являлось одной из сторон его профессии. Перед ним лежали самые обычные авиационные бомбы в обтекаемом корпусе весом в две тысячи фунтов, что означало боевой заряд в девятьсот восемьдесят пять фунтов и чуть больше тысячи фунтов стального корпуса.

Единственная ризница между «глупой», или «железной», бомбой и наводящейся на цель «умной» бомбой заключалась в том, что к ней были присоединены два дополнительных приспособления: искатель системы наведения в носовой части и управляемые стабилизаторы в хвостовой. Оба приспособления присоединялись к обычным местам крепления и представляли собой, по сути дела, часть общей системы наведения. По очевидным причинам они хранились в отдельном помещении. В остальном же синие бомбовые корпуса имели самый обычный вид.

— Ну и что? — спросил Джексон.

Главный старшина постучал по ближайшей бомбе костяшками пальцев. Звук был очень странным, настолько странным, что и Робби последовал примеру старшины.

— Это не сталь.

— Клетчатка, сэр. Они делают чёртовы бомбы из бумаги! Как вам это нравится?

— Ну конечно, — понял офицер. — Технология «Стелс».

— И всё-таки этих малышей нужно наводить на цель. Ведь при взрыве не образуется никаких осколков. — Назначением стального корпуса было то, что при взрыве бомба превращалась в тысячи острых как бритва осколков, летящих с огромной скоростью и разрывающих все, что находилось в радиусе их действия после детонации. Людей убивает не взрыв — хотя именно для этой цели и создавались бомбы, — а осколки, образующиеся после него. — Вот почему мы и называем их «тихими бомбами». Правда, при взрыве этой стервы грохот оглушительный, сэр, но после того, как рассеется дым, возникает вопрос: а что произошло?

— Новые чудеса с Чайна-Лейк, — заметил Робби. Кому нужна такая бомба, подумал он. Впрочем, это, наверно, для создающегося тактического бомбардировщика «Стелс». Сам Джексон пока ещё мало что знал о «Стелсе». В Пентагоне его никто не инструктировал по этому вопросу. Зато тактические операции истребителей его очень интересовали, и Робби отправился на поиски командира авианосной группы истребителей, чтобы обсудить с ним свои заметки.

Первая часть учений начнётся для авианосной группы примерно через двадцать четыре часа.

* * *

Информация о случившемся поступила, разумеется, в Медельин довольно быстро. К полудню стало известно, что две временные базы по первоначальной очистке наркотиков были уничтожены, причём погиб тридцать один человек. Потеря рабочей силы существенной роли не играла. В каждом случае больше половины убитых были нанятые местные крестьяне, выполнявшие работу носильщиков, да и остальные вряд ли что-нибудь значили для картеля, хотя и работали в нём постоянно. Их назначением было не допускать, чтобы кто-нибудь проявлял лишний интерес к ведущимся операциям, и они, вооружённые автоматами, решали эту задачу не убеждением, а наглядным примером. Беспокоило, однако, то, что, если слухи о происшедшем распространятся, могут возникнуть трудности с вербовкой рабочих для первичной очистки наркотиков.

Но самым неприятным было другое — никто просто не понимал, что происходит.

Может быть, колумбийская армия возобновила рейды в горы? Или М-19 нарушила обещание, а может быть, ФАРК? Или кто-нибудь ещё? Никто не имел представления.

Это раздражало картель, потому что главари платили за информацию немалые деньги. Тем не менее картель представлял собой группу людей, и действия могли быть предприняты лишь после того, как между ними будет достигнута договорённость. Было принято решение провести встречу. Но тут главари организации забеспокоились, не подвергнется ли опасности их жизнь. В конце концов, где-то, совершенно очевидно, находились группы вооружённых людей, не испытывающих ни малейшего уважения к человеческой жизни, и это пугало главарей картеля. Хуже всего было то, что у этих вооружённых групп имелось тяжёлое оружие и навыки его применения. Поэтому решили провести встречу в самом безопасном месте.

116
{"b":"14490","o":1}