ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Когда Джек ранним утром следующего дня вошёл в свой кабинет, он обнаружил на письменном столе кипу бумаг, накопившихся за время его отсутствия, которую ожидал увидеть. Наверху лежала записка от судьи Мура.

«Сегодня вечером заканчивается съезд, — гласила записка. — Вам заказан билет на последний рейс в Чикаго. Завтра утром Вы проинформируете губернатора Фаулера о положении дел в управлении. Это — нормальная процедура для кандидата в президенты. К моей записке приложены основные направления вашей беседы, а также копия аналогичной беседы, проводившейся с предыдущим кандидатом в президенты. Вы можете обсуждать информацию, проходящую под грифами „Для служебного пользования“ и „Конфиденциально“. Информацию с грифом „Секретно“ и выше обсуждать запрещается. К пяти вечера представьте мне письменный текст».

Таким образом, все, что запланировал Райан, пришлось менять. Он позвонил домой и сообщил семье, что будет отсутствовать ещё одну ночь, затем взялся за работу. Теперь ему не удастся расспросить Мура и Риттера до следующего понедельника. Риттер, узнал он, в любом случае проведёт почти весь день в Белом доме. Далее Джек позвонил в Бетесду, чтобы поинтересоваться самочувствием адмирала Грира, сообщить о своём прибытии и получить указания. Он с удивлением узнал, что в прошлый раз такую беседу с кандидатом в президенты проводил лично Грир. А вот то, что голос больного заметно ослаб со времени их предыдущей встречи, его не удивило. По-прежнему в нём слышалась бодрость, но, несмотря на это, в сознании Джека появился образ фигуриста-олимпийца, завоёвывавшего медаль, катаясь по тонкому хрупкому льду.

Глава 21

Объяснения

Ему никогда не приходило в голову, что САС занят полётами больше всех остальных самолётов в авианосном авиакрыле. Разумеется, именно так всегда обстояло дело, но полёты безобразного, медлительного самолёта с поршневыми двигателями не представляли интереса для пилота, «родившегося» в кресле истребителя-бомбардировщика F-4N «Фантом-11» и вскоре после этого поднявшегося в классе к перехватчику F-14А «Томкэт». Джексон не летал на истребителе уже несколько недель и, направляясь к САС — официальное название которого было С-2С «Грейхаунд» — «Борзая», что почти соответствовало внешнему виду самолёта, действительно летающему подобно собаке, — принял решение, что выберет несколько часов и отправится на базу ВВС в Пакс-Ривер, чтобы полетать на подходящем реактивном самолёте, как только выдастся такая возможность.

— Как хочется снова испытать настоящую скорость, — пробормотал с улыбкой Робби.

САС разместился для взлёта с носовой катапульты правого борта. Джексон пошёл к нему и снова увидел бомбардировщик А-6Е «Интрудер» — личный самолёт командира эскадрильи, стоящий рядом с «островом» авианосца. У самой надстройки размещался небольшой сектор, известный как «Бомбовая ферма», которым пользовались для хранения и подготовки авиабомб. Такое расположение было очень удобным — его площадь была слишком мала для размещения самолёта, и «Бомбовая ферма» находилась совсем рядом с бортом авианосца, так что в случае необходимости бомбы просто сбрасывались в воду. Их перевозили на низеньких тележках, и как раз в тот момент, когда Джексон поднимался на борт САС, он увидел, что к «Интрудеру» подкатывают на такой тележке учебную авиабомбу, окрашенную в синий цвет. В её носовой части находились необычные приспособления для лазерного наведения на цель.

Значит, сегодня предстоит ещё одно учение? Новое испытание только созданной бомбы? Вот уж действительно причина для улыбки. В прошлый раз ты попал бомбой прямо в игольное ушко, Дженсен, подумал Робби.

Через десять минут САС поднялся в воздух, направляясь в Панаму. Там Джексон найдёт самолёт ВВС, вылетающий в Калифорнию.

* * *

Райан летел над Западной Виргинией на борту рейсового лайнера в туристском классе. DС-9 компании «Америкэн» направлялся в Чикаго. По сравнению со специальным самолётом ВВС это походило на унижение, но сейчас подобного обхождения не требовалось. Джека сопровождал телохранитель — он начал Постепенно привыкать к тому, что его охраняют. На этот раз роль телохранителя исполнял оперативник, пострадавший при исполнении служебных обязанностей, — он где-то упал и повредил бедро. После выздоровления его, по-видимому, заберут обратно в оперативное управление. Звали парня Роджер Хэррис, на взгляд Райана, ему было лет тридцать, и он производил хорошее впечатление.

— Где вы служили до ЦРУ? — спросил его Джек.

— Видите ли, сэр...

— Моё имя — Джек. Меня повысили в должности, но не выдали нимб.

— Ты не поверишь, Джек. Раньше я был полицейским в Ньюарке. Затем решил: поищу-ка менее опасную работу. И вот что получилось, — усмехнулся он.

В салоне была занята едва ли половина мест. Райан оглянулся вокруг, убедился, что поблизости никого нет, а аппаратура подслушивания, установленная на самолётах, функционирует крайне неудовлетворительно — мешает рёв двигателей.

— Где это случилось?

— В Польше. У меня была намечена встреча, но все обернулось плохо — то есть мне показалось, что за мной следят, и я дал знак, отменяющий встречу. Поляк, с которым намечалась встреча, сумел скрыться, а я направился в противоположную сторону. В двух кварталах от посольства я перепрыгнул через забор — вернее, попытался перепрыгнуть. Там, рядом с забором, сидела кошка самая обыкновенная уличная кошка. Я наступил на неё, она дико завизжала, я упал и сломал проклятое бедро. Вроде старой дамы, поскользнувшейся в ванне. — На его лице появилась удручённая улыбка. — Такие шпионские ситуации не показывают в кинофильмах, правда?

Джек согласно кивнул.

— Когда-нибудь я расскажу тебе о том, как со мной случилось нечто похожее.

— Во время полевой операции? — спросил Хэррис. Он знал, что Райан возглавлял разведывательное управление, а не оперативное.

— Очень любопытный случай. Жаль, что не могу никому о нём рассказать.

— А что ты собираешься сообщить губернатору Роберту Фаулеру?

— В этом и заключается самое забавное. Информацию, которую он получит от меня, можно прочитать в газетах, но она становится официальной лишь после того, как о ней говорит один из нас.

Мимо прошла стюардесса. Рейс был слишком коротким, и еду не подавали, но Райан заказал две бутылки пива.

— Сэр, мне нельзя пить во время исполнения служебных обязанностей.

— Считай, что тебе разрешили отступить от этих правил, — сказал ему Райан.

— Я не люблю пить в одиночку, а когда летаю на самолётах, то не могу не пить.

— Это верно, я слышал, ты не любишь летать, — заметил Хэррис.

— Я уже преодолел свои страхи, — ответил Джек, говоря почти правду.

* * *

— Итак, что же происходит? — спросил Эскобедо.

— Многое, — ответил Кортес. Он говорил медленно, осторожно, обдумывая каждое слово, стремясь показать эль хефе, что пока не сумел выяснить все подробности, но прилагает массу усилий, использует свои незаурядные аналитические способности, чтобы найти правильный ответ. — По моему мнению, американцы заслали в горы две, может быть, три группы наёмников. Вам известно, что нападают на наши базы, где ведётся переработка товара. Цель операций скорее всего психологическая. Местные крестьяне уже неохотно помогают нам. Напугать их нетрудно. Ещё несколько таких налётов, и мы столкнёмся с трудностями при переработке.

— Наёмники?

— Это — технический термин, хефе. Как вы знаете, наёмником считается тот, кто работает за деньги, однако часто под этим словом подразумевают полувоенные формирования. Кто они? Мы знаем, что они говорят по-испански. Это могут быть колумбийцы, недовольные своими порядками аргентинцы — помните, norteamericanos пользовались военнослужащими из аргентинской армии для подготовки и обучения контрас. Во времена хунты многие из них были опасны. Не исключено, что сейчас, когда у них в стране беспорядки, некоторые решили поступить на службу к американцам, выполняя отдельные задания. Это всего лишь одна из возможностей. Понимаете, хефе, подобные операции следует проводить так, чтобы в случае необходимости от них можно было отмежеваться — и достаточно убедительно. Кем бы ни были эти наёмники, они могут даже не знать, что работают на американцев.

141
{"b":"14490","o":1}