ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ты победил, — произнёс, задыхаясь, Робби. — Больше мне не придётся менять тебе подгузники.

— Эй, в чём дело? Мы пробежали только две мили!

— Палуба авианосца всего тысячу футов длиной.

— Да, и сейчас ты скажешь, что стальная палуба плохо влияет на твои колени при беге. Ладно, отправляйся обратно. Приготовьте завтрак, сэр. Мне осталось ещё две мили.

— Слушаюсь, сэр. — Где мои палки кендо? — подумал Робби. — Уж в кендо я всё ещё могу его победить?

Робби понадобилось пять минут, чтобы вернуться в здание офицерского общежития для холостяков. По пути ему встретилось немало офицеров, выходящих на пробежку или кончающих её. Впервые за свою жизнь Робби Джексон почувствовал себя старым. Это показалось ему несправедливым. Он был одним из самых молодых капитанов первого ранга на флоте и все ещё оставался превосходным лётчиком-истребителем. Робби не забыл, как готовить завтрак, и когда Тимми вернулся, всё было на столе.

— Не расстраивайся, Роб. Так я зарабатываю на жизнь. Зато не умею управлять самолётами.

— Замолчи и пей свой сок.

— Так где ты был?

— На борту «Рейнджера» — это авианосец. Наблюдал за проведением операций у берегов Панамы. Сегодня после обеда мой босс прибывает в Монтерей, и я должен встретиться с ним.

— Там, где взрываются все эти бомбы, — заметил Тим, намазывая гренку джемом.

— Ещё одна прошлой ночью? — спросил Робби. Ну что ж, следовало ожидать.

— Похоже, мы прикончили ещё одного главаря наркомафии. Приятно видеть, что у ЦРУ или кого-то ещё выросла, наконец, пара чугунных яиц. Хотелось бы узнать, как эти парни доставляют туда бомбы.

— Что ты хочешь этим сказать? — озадаченно произнёс Робби. Разговор внезапно повернул в опасное русло.

— Роб, я знаю — там что-то происходит. Среди парней, занимающихся этим, мой сержант.

— Тим, я совсем не понимаю тебя.

Младший лейтенант пехоты Тимоти Джексон наклонился через стол с заговорщицкой миной на лице, как любят делать молодые офицеры.

— Послушай, Роб, я знаю, что это засекречено и все такое, но, черт побери, неужели, чтобы догадаться, нужно быть таким уж умным? В данный момент там находится один из моих людей. А теперь сам подумай. Исчезает мой лучший сержант и не появляется там, куда его официально откомандировали — куда его направило армейское начальство; Он говорит по-испански. Такая же ситуация и с другими сержантами, переведёнными на новое место службы. Все уезжали от нас очень поспешно — Муньос из разведки, Леон, ещё двое. И все говорят по-испански, понимаешь? Проходит некоторое время, и в банановой стране начинаются таинственные происшествия. Ты по-прежнему считаешь, что для разгадки нужно иметь семь пядей во лбу?

— Ты говорил об этом с кем-нибудь?

— Зачем? Я немного обеспокоен судьбой Чавеза — он был моим сержантом и превосходным командиром отделения. У меня нет возражений, пусть убивает как можно больше торговцев наркотиками. Мне просто хочется узнать, как они подкладывают бомбы. Когда-нибудь это может пригодиться. Я собираюсь перейти в части специального назначения.

Флотские лётчики сбросили эти бомбы, пронеслось в голове Робби.

— Об этом у вас много разговоров?

— Когда произошёл первый взрыв, все думали о том, как здорово они это организовали. Но говорить, что там действуют наши люди? Нет. Может быть, кое-кто вроде меня и думает так, но до разговоров дело не доходит. О таких вещах не говорят, верно?

— Верно, Тим.

— Ты ведь знаком с мужиком, что занимает видный пост в ЦРУ, правда?

— Более или менее. Был крёстным отцом Джека-младшего.

— Передай ему от нас — пусть убивает как можно больше.

— Передам, — тихо ответил Робби. Да, эту операцию наверняка проводит ЦРУ.

По замыслу она должна быть совсем «чёрной», с крайне ограниченным допуском, но оказалась совсем не такой «чёрной», как им хотелось бы. Если молодой лейтенант, всего год назад закончивший академию, догадался о происходящем... Техники, занимающиеся боеприпасами на «Рейнджере», кадровики и сержанты во всей армии множество людей сумели уже проникнуть в тайну. И не все, слышавшие эти разговоры, окажутся на стороне ангелов.

— Позволь дать тебе совет, Тим. Услышишь разговоры об этом, скажи ребятам, чтобы немедленно прекратили. Стоит разойтись слухам о такой операции, и люди начнут гибнуть.

— Ну что ты, Роб, всякий, кто встретился в джунглях с Чавезом и Муньосом...

— Слушай меня, парень! Я принимал участие в боевых действиях. В меня стреляли из пулемётов, и однажды в мой «Томкэт» попала ракета. Едва не погиб мой лучший офицер радиолокационной разведки. Учти, там очень опасно, а болтовня закончится смертью многих. Запомни. Это уже не школа, здесь все всерьёз.

Тим на мгновение задумался. Да, его брат прав. А брат в этот момент раздумывал, какие действия следует предпринять и надо ли предпринимать. Роб едва не пришёл к выводу, что пусть все останется, как раньше. Но он был лётчиком-истребителем, человеком действия. По крайней мере, решил он, надо предупредить Джека, что безопасность операции сильно подорвана.

Глава 22

Разоблачения

В отличие от армейских генералов и генералов ВВС большинство флотских адмиралов не имеют в своём распоряжении личных самолётов, которые перебрасывали бы их в случае надобности, и пользуются главным образом гражданскими авиалиниями. Свита из адъютантов и шофёры, ждущие прибытия у ворот аэропортов, разумеется, несколько смягчают досаду, и Робби Джексон счёл необходимым закрепить расположение своего босса, приехав в аэропорт Сан-Хосе. Ему, конечно, пришлось подождать, пока сойдут пассажиры первого класса, потому что даже адмиралы летают в туристском.

Вице-адмирал Джошуа Пейнтер занимал в настоящее время должность заместителя начальника морских операций по войне в воздухе и был известен посвящённым под шифром «ОР-05», или просто «ноль-пять». Его ранг вице-адмирала с тремя звёздами на погонах был чудом. Во-первых, Пейнтер был честным человеком; во-вторых, всегда высказывал то, что думал; в-третьих, считал, что настоящий военно-морской флот должен находиться в море, а не плавать вдоль реки Потомак. Последним и самым вредным для репутации адмирала было то, что он являлся автором книги, а это само по себе редчайшее явление среди морских офицеров. Военно-морской флот весьма неодобрительно относится к тем из них, кто излагает свои мысли на бумаге, если только это не редкая статья по термодинамике или о поведении нейтронов в ядерном реакторе. Интеллектуал, склонный к инакомыслию, и боец в том виде вооружённых сил, который все меньше требовал мысли, становился конформистом и бюрократом, Пойнтер считал себя очевидным исключением на флоте. Рождённый в Вермонте, он был резким, раздражительным, невысок ростом, худощав, с бледно-голубыми, почти бесцветными глазами. Он не стеснялся выражать своё мнение,. причём нередко в манере весьма язвительной и желчной. Вдобавок Пейнтер был живой легендой. Он совершил свыше четырехсот вылетов над Северным Вьетнамом на нескольких типах истребителя F-4 «Фантом» и сбил два МИГа — боковая панель его самолёта с нарисованными на ней двумя красными звёздами висит на стене его кабинета в Пентагоне рядом с надписью: «Стреляй первым, чтобы не раскаиваться». Требовательный начальник, стремящийся к совершенству во всём, он старался удовлетворить нужды своих лётчиков и военнослужащих сержантского и рядового состава, в особенности последних.

— Вижу, вы получили уведомление, — заметил Джош Пейнтер, постучав пальцем по новеньким сверкающим погонам Джексона.

— Так точно, сэр.

— Кроме того, мне стало известно, что ваша тактическая схема не оправдала себя.

— Да, она могла бы сработать и лучше, — признался капитан первого ранга.

— Верно. Самое главное — не допустить противника к авианосцу. Может быть, служба в должности командира авианосного авиакрыла укрепит эту мысль у вас в голове. Я только что подписал приказ о вашем назначении, — сообщил адмирал. — К вам переходит шестое авиакрыло. После того как «Инди» уйдёт на капитальный ремонт, ваши самолёты перебазируются на «Линкольн». Поздравляю, Робби. Постарайтесь не причинять мне слишком много неприятностей в следующие восемнадцать месяцев. Итак, почему не сработала ваша тактическая схема? — спросил он по пути к автомобилю.

149
{"b":"14490","o":1}