ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Видишь ли, я мог бы обратиться к священнику и спросить его совета, но священники не имеют необходимого допуска для работы с совершенно секретными сведениями. А вот у тебя такой допуск есть, и ФБР является организацией, лишь немного уступающей священникам в праве на исповедь, правда? — Это была шутка, смысл которой известен лишь им двоим. Оба являлись выпускниками Бостонского колледжа.

— Откуда осуществляется руководство операцией?

— Сам попробуй догадаться. Но не из Лэнгли, по крайней мере не полностью. Ею руководят из места, что ровно в шести кварталах отсюда — и на этой же улице,

— Выходит, я даже не смогу обратиться к министру юстиции.

— Это верно. Ведь министр юстиции может сообщить о разговоре своему боссу, не так ли?

— Значит, у меня будут неприятности с чиновниками, — благодушно заметил Мюррей.

— Скажи, неужели государственная служба стоит всего этого? — мрачно спросил Джек. Он чувствовал, как его снова охватывает уныние. — Чёрт возьми, может быть, мы вместе уйдём в отставку. Есть ли человек, которому ты доверяешь?

Это был вопрос, на который Мюррей мог ответить не задумываясь:

— Билл Шоу. — Дэн встал. — Пошли, поговорим с ним.

* * *

«Замкнутая система управления» — один из терминов вычислительной техники, перенесённый затем на общество. Под ним подразумевается система управления с замкнутым посредством обратной связи контуром передачи воздействий. В социальном плане она включает происходящие события, и люди, их вызывающие, и представляют собой цикл действий или решений, существующий независимо от окружающих обстоятельств. В любом правительстве существует практически неограниченное количество таких замкнутых систем, причём каждая из них определяется своими собственными правилами, понятными для игроков. В течение нескольких следующих часов была создана ещё одна такая система. В неё входили несколько избранных сотрудников ФБР, но не был включён министр юстиции, которому ФБР подчиняется. Кроме того, её участниками стали агенты Секретной службы, хотя и в этом случае их босс, министр финансов, не удостоился такой чести. Расследования подобного рода заключались обычно в изучении документов и анализе, и Мюррей, которому поручили возглавить эту группу, с удивлением увидел, что один из тех, к действиям которого он проявлял интерес, начал неожиданно быстро передвигаться. Изумление Мюррея ничуть не уменьшилось после того, как он узнал, что «объект» выехал на базу ВВС Эндрюз.

К тому времени Райан вернулся к себе в кабинет, несколько осунувшийся, по мнению сотрудников, однако все знали, что прошлой ночью он плохо себя чувствовал. По-видимому, съел что-то, не пришедшееся по вкусу его желудку.

Теперь Джек знал, что ему следует предпринять: ничего. Риттер уехал, а судья Мур все ещё не вернулся. Ничего не делать оказалось непросто. Ещё труднее было заниматься делами, которые сейчас мало что значили. И всё-таки Джек чувствовал себя лучше. Теперь этой проблемой занимались другие. Он не знал, что лучше чувствовать себя из-за этого не следовало.

Глава 25

Досье «Одиссей»

Мюррей, разумеется, тут же отправил на базу Эндрюз старшего агента, и тот едва успел увидеть, как небольшой реактивный самолёт вырулил на конец взлётной дорожки «первой левой». Агент предъявил удостоверение и проник в кабинет полковника, командующего 89-м транспортным авиакрылом. Там он ознакомился с маршрутом самолёта, который только что взлетел. После этого агент воспользовался телефоном полковника, позвонил Мюррею и далее предупредил командира авиакрыла, что он, агент ФБР, никогда не был на базе Эндрюз, никогда не вёл никаких официальных расспросов; все это, убедительно объяснил агент, является частью крупного уголовного расследования и проходит под секретным кодовым названием «Одиссей».

Не прошло и минуты после разговора Мюррея с агентом, который позвонил с базы Эндрюз, как Дэн встретился в Биллом Шоу. Теперь Шоу знал, что может справиться с исполнением обязанностей директора ФБР. Он не сомневался, что не займёт эту должность в качестве постоянного директора и, после того как будет найден политик, способный стать номинальным директором ФБР, вернётся к исполнению своих прежних обязанностей — исполнительного заместителя директора по следственной работе. Иногда у него мелькали мысли, что, вообще-то, директором Федерального бюро расследований должен быть кадровый полицейский. В то же время Шоу понимал, что должность директора — это пост политического деятеля, а не полицейского, и за тридцать лет службы в правоохранительных органах убедился, что в политику ему лучше не ввязываться.

— Нам нужно срочно послать туда кого-нибудь, — заметил Шоу. — Но каким образом?

— Почему не поручить это юридическому атташе в Панаме? — спросил Мюррей. — Я знаю его. Надёжный парень.

— Он сейчас занят, работает с Управлением по борьбе с наркотиками. Будет в отъезде ещё пару дней. Его заместитель не справится с заданием. У него недостаточно опыта для самостоятельных действий.

— В Боготе — превосходный сотрудник, Моралес, но его отсутствие могут заметить... Мы занимаемся пока разговорами, а этот тип летит сейчас туда со скоростью пятьсот миль в час... Что, если поручить это Марку Брайту? Может быть, ему удастся украсть реактивный самолёт на базе береговой охраны.

— Действуй!

— Специальный агент Брайт, — сказал он, подняв трубку.

— Марк, слушай, это Дэн Мюррей. У меня есть для тебя задание. Начинай записывать, Марк. — Мюррей продолжил инструктаж. Через две минуты Брайт выругался и достал телефонную книгу. Сначала он позвонил на базу ВВС Эглин, затем в Управление береговой охраны и, наконец, домой. Он не сомневался, что вернуться к ужину не успеет. Выходя из кабинета, Брайт прихватил кое-что из вещей, и другой агент местного отделения ФБР отвёз его на станцию береговой охраны, где Брайта ждал вертолёт. Как только он поднялся внутрь, винтокрылая машина взлетела и направилась на восток, к базе ВВС Эглин.

В данный момент в распоряжении ВВС находилось всего три штурмовика F-15 для поддержки наземных сил (прототипы большого двухмоторного истребителя); два из них проходили технические испытания на базе Эглин, пока конгресс принимал решение, стоит ли запускать штурмовики в серийное производство. Если не считать тренировочных самолётов, рассеянных по различным базам, F-15 являлся единственным боевым истребителем ВВС, рассчитанным на завоевание превосходства в воздухе, которым управляют два лётчика. Майор ВВС, пилот истребителя, стоял рядом со своей «птичкой», когда Брайт спустился из приземлившегося вертолёта.

Пара сержантов-техников помогла агенту ФБР натянуть на себя лётный комбинезон, парашют и спасательный жилет. Шлем, предназначенный для Брайта, лежал на заднем катапультируемом кресле. Через десять минут самолёт был готов к взлёту.

— В чём проблема? — спросил лётчик.

— Мне нужно как можно быстрее быть в Панаме.

— Господи, значит, я могу развить максимальную скорость? — поинтересовался майор и рассмеялся. — Тогда незачем торопиться.

— Это почему?

— Самолёт-заправщик взлетел три минуты назад. Мы дадим ему подняться на тридцать тысяч футов, прежде чем взлетим сами. Там мы заправимся и уже затем помчимся сломя голову. Другой заправщик взлетит навстречу нам из Панамы снабдить нас топливом для посадки, сэр. В результате мы почти всё время будем лететь со сверхзвуковой . скоростью. Вы действительно очень спешите?

— Угу. — Брайт пытался поудобнее приладить свой шлем. Он чувствовал себя в нём не слишком удобно. Кроме того, и кабине истребителя было очень тепло система кондиционирования воздуха ещё не успела дать ощутимых результатов. — А если второй заправщик не взлетит нам навстречу?

— Мой «Орёл» отлично планирует, — заверил его майор. — Так что плыть далеко не придётся.

В наушниках Брайта что-то треснуло и послышались неразборчивые слова.

Майор ответил, затем обратился к пассажиру:

173
{"b":"14490","o":1}