ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сотрудникам безопасности даже не приходило в голову, что нормальному человеку такая слежка не может не действовать на нервы. Задачей агентов Секретной службы было знать все о президенте — от того, как часто он посещает туалет, до того, с кем он спит. Их подразделение недаром называлось Секретной службой.

Предшественники современных агентов были знакомы с самыми разнообразными грешками, водившимися за президентами. Жёнам президентов не следовало знать, чем заняты их мужья в рабочее время, — по крайней мере, таким было решение некоторых президентов, — а вот президентская охрана знала каждый их шаг.

Войдя в кабинет, президент закрыл дверь, подошёл к столу и опустился в кресло. Из кухни тут же появился стюард-филиппинец с подносом, на котором стоял кофе с булочками, и вытянулся, прежде чем уйти. На этом утренняя церемония закончилась, и Каттер начал свой доклад с разведывательных данных. Сводка была доставлена ему из ЦРУ домой в Форт-Майер, штат Виргиния, ещё до рассвета, и у адмирала оказалось достаточно времени, чтобы подготовить изложение сводки своими словами. Доклад оказался довольно коротким. Заканчивалась весна, и в мире не было особенно острых ситуаций. Войны в Африке и в других частях света не имели большого значения для американских интересов, а на Ближнем Востоке даже царило спокойствие, так что можно было посвятить своё внимание другим вопросам.

— Как дела с операцией «Речной пароход»? — спросил президент, намазывая булочку маслом.

— Ведётся подготовка, сэр. Люди Риттера уже занимаются ею.

— Меня по-прежнему беспокоит безопасность операции.

— Господин президент, мы приняли все разумные меры. Избежать риска нельзя, но мы сократили число тех, кто принимает в ней участие, до абсолютного минимума; к тому же эти люди тщательно подобраны и проверены.

В ответ президент только хмыкнул. Он знал, что попал в ловушку, — подобно почти всем президентам. ловушку он создал сам, она основывалась на его же собственных словах. Заявления и обещания президента . У людей была неприятная привычка запоминать их. Даже если президентские обещания не помнил народ, существовали журналисты и политические соперники, не упускавшие случая напомнить о них. За три с лишним года первого президентского срока было сделано немало полезного, однако многое из этого оставалось тайным, и, к неудовольствию Каттера, эти тайны часто сохранялись. Впрочем, разумеется, многие секреты приходилось хранить. С другой стороны, на политической арене не существовало по-настоящему надёжных секретов, особенно в год выборов. В обязанности Каттера не входило беспокоиться об этом. Он был профессиональным морским офицером и потому не должен был руководствоваться политическими соображениями при выполнении своих обязанностей советника по национальной безопасности, однако тот, кто сформулировал подобный подход, был, видно, не от мира сего. Члены высшей исполнительной власти не дают клятвы бедности и целомудрия, да и повиновение их тоже не абсолютно.

— Я обещал американскому народу, что приму необходимые меры в этом направлении, — раздражённо заметил президент. — А пока мы ни черта не добились.

— Нельзя решать проблемы, связанные с угрозой национальной безопасности, через полицейские агентства, сэр. Вам решать, подвергается безопасность нашей страны серьёзной угрозе или нет. — Каттер неустанно повторял эту точку зрения в течение нескольких лет, и вот теперь к его мнению начали прислушиваться.

— Ну хорошо, хорошо, я ведь согласен с этим, не так ли? — проворчал президент.

— Да, господин президент. Пришло время дать им понять, что они имеют дело с серьёзным противником. — Такова была точка зрения Каттера с самого начала, ещё с того времени, когда он занимал пост заместителя Джеффа Пелта, а теперь, когда Пелта не стало, мнение Каттера победило.

— Ладно, Джеймс, я согласен. Передаю это вам. Действуйте, но имейте в виду, что нам нужны результаты.

— Вы их получите, сэр, можете на меня положиться.

— Пора дать хороший урок этим мерзавцам. — Президент выразил вслух свои мысли. Он не сомневался, что урок окажется достаточно жестоким. В этом президент действительно был прав. Он и его советник сидели в кабинете, где сосредоточивалась и откуда исходила колоссальная мощь самой могучей державы в истории цивилизации. Люди, избравшие человека, что занял место в этом кабинете, поступили так прежде всего ради собственной защиты, защиты от притязаний иностранных государств и внутренних врагов, защиты от всех опасностей и угроз.

Враги американского народа принимали самые разные обличья, о некоторых из них основатели государства даже не помышляли. Но одну разновидность они предвидели, она существовала в этом самом кабинете... хотя президент имел в виду иного врага.

* * *

На побережье Карибского моря солнце встало на час позже, и в отличие от прохладного кондиционированного воздуха Белого дома здесь атмосфера была тяжёлой и влажной; судя по всему, предстоял ещё один душный день — центр высокого давления навис именно над этим районом. Поросшие лесом холмы к западу от порта превращали местные ветры в едва заметное дуновение, и хозяин яхты «Основатель империи» уже давно с нетерпением ждал момента, когда можно будет выйти в море, где воздух был прохладнее и дули вольные бризы.

Члены его экипажа прибыли с опозданием. Они не понравились ему с первого взгляда, но от него и не требовалось испытывать к ним тёплые чувства. Лишь бы они умели себя вести. В конце концов, на борту яхты находилась его семья.

— Доброе утро, сэр. Меня зовут Рамон, а это — Хесус, — произнёс тот, что был повыше. Хозяина яхты беспокоило то, что эти двое выглядели столь ухоженными образчиками...кого? Или им просто хотелось произвести благоприятное впечатление?

— Вы действительно справитесь с управлением? — спросил он.

— Si. Мы имеем опыт плавания на океанских яхтах. — По лицу высокого пробежала улыбка. Его зубы были ровными и белыми. Да, он похож на человека, постоянно заботящегося о своей внешности, подумал хозяин яхты. Не стоит беспокоиться, решил он, скорее всего это излишняя осторожность. — А Хесус превосходный кок, вы сами убедитесь.

Хочет понравиться, стервец, мелькнула мысль у хозяина яхты.

— О'кей, можете разместиться в носовом кубрике. Баки заполнены и двигатели прогреты. Выходите побыстрее в море.

— Mu bien, Capitan[1].

Рамон и Хесус выгрузили из джипа свой багаж. Им понадобилось подняться и спуститься по трапу несколько раз, наконец они перенесли и уложили свои вещи, и к девяти утра огромная яхта «Основатель империи» отдала швартовы и направилась в море, обгоняя несколько яхт поменьше, тоже направлявшихся из порта с туристами-янки на борту и ощетинившихся множеством удочек. Выйдя в открытое море, яхта взяла курс на север. До места назначения — три дня хода.

Рамон занял место у штурвала. Это означало, что он сидел в широком высоком кресле, а автопилот «Джордж» вёл судно. Яхта шла превосходно. Она принадлежала к классу океанских яхт «Родс» и была оснащена стабилизаторами, гасящими бортовую качку. Единственное, что разочаровало, — в кубрике экипажа отсутствовали телевизор и видеомагнитофон для развлечения членов команды, свободных от вахты. Как типично для американцев, подумал Рамон. Шикарная яхта, строительство которой обошлось в миллионы долларов, оснащённая радиолокатором и прочим, а вот о команде даже не подумали...

Он наклонился вперёд, вытянул шею и посмотрел на полубак. Там лежал хозяин яхты — он спал, издавая храп, словно устал от подготовки к отплытию. А может, его утомила жена? Она лежала рядом с мужем на купальном полотенце лицом вниз, расстегнув застёжку лифчика своего бикини, чтобы светлая полоска не нарушала ровного загара. Рамон улыбнулся. У мужчин существует немало способов развлечься. Но лучше подождать. Предвкушение делает это лишь более приятным. Он слышал доносившиеся из кают-компании звуки фильма, записанного на видеокассете.

вернуться

1

Очень хорошо, хозяин (исп.).

2
{"b":"14490","o":1}