ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Значит, сегодня наступил последний день, подумал Кортес. Он был удивлён и расстроен, но примирился с судьбой. Все поставив на карту, он надеялся сорвать огромный куш, однако вместо этого потерпел сокрушительное поражение. Кортес боялся того, что ему предстоит, но старался не показать этого, особенно перед американцами. Его посадили в автомобиль и подвезли к воротам. Впереди он заметил другой автомобиль, но не обратил на это особого внимания.

Вот он, этот высокий забор из колючей проволоки, охраняемый с одной стороны американскими морскими пехотинцами в своих многоцветных маскировочных комбинезонах, а с другой — кубинцами в обмундировании защитного цвета. Может быть, хотя и очень маловероятно, ему удастся убедить своих бывших коллег, что он ещё может сослужить им немалую службу. Автомобиль остановился в пятидесяти метрах от ворот. Сидящий слева капрал вытащил его из машины и снял наручники, по-видимому опасаясь, что Кортес унесёт их с собой на ту сторону, обогатив тем самым коммунистическое государство. Какая мелочная глупость, подумал Феликс.

— Пошли, Панчо, — приказал чернокожий капрал. — Пора домой.

У Кортеса больше не было наручников, и два морских пехотинца, схватив за руки, повели его к воротам, за которыми была его родная страна. Там, на другой стороне, он увидел двух кубинских офицеров, застывших на месте с бесстрастными — пока — лицами. Когда он подойдёт к ним, кубинцы, наверно, радостно обнимут его, что не имеет абсолютно никакого значения. В любом случае Кортес решил вести себя, как подобает мужчине. Он выпрямился и улыбнулся ожидающим его офицерам словно родственникам, встречающим у дверей аэропорта.

— Кортес, — послышался мужской голос. Два человека вышли из караульного помещения рядом с воротами. Мужчину он видел впервые, но женщина...

Феликс резко остановился, и морские пехотинцы, продолжавшие идти, едва не повалили его. Женщина стояла и смотрела на Кортеса пристальным взглядом. Она не произнесла ни единого слова, и Феликс тоже не знал, что сказать. Улыбка исчезла с его лица. Взгляд женских глаз заставил Кортеса сжаться. Он ведь не хотел причинить ей боль. Использовать её — да, но чтобы он...

— Пошли, Панчо. — Капрал толкнул его вперёд. Они стояли уже у самых ворот.

— Да, чуть не забыл, Панчо, это твоё. — Капрал сунул Кортесу за пояс видеокассету. — Добро пожаловать домой, ублюдок. — Последний толчок.

— Добро пожаловать домой, полковник, — обратился к нему старший из кубинцев. Он тепло обнял своего бывшего сослуживца и прошептал:

— Тебе придётся ответить за многое.

Однако прежде чем его увели, Феликс повернулся в последний раз, взглянул на Мойру, неподвижно стоящую рядом с незнакомым мужчиной, и ещё раз подумал о том, что молчание — самое красноречивое проявление страсти. Он не сомневался, что Мойра поняла бы это.

215
{"b":"14490","o":1}