ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Первый день в учебном лагере для новобранцев был куда хуже этого... а может быть, нет?

— Мы сделаем все, чтобы вы не слишком утомлялись. Вам даётся час, чтобы расслабиться и позавтракать. Не увлекайтесь пищей: после полудня предстоит ещё одна маленькая пробежка. В восемь ноль-ноль собираемся здесь для дальнейшей подготовки. Разойтись.

* * *

— Ну какое впечатление? — спросил Риттер. Они сидели на тенистой веранде старого дома плантатора на острове Сент-Кристофер. Интересно, что здесь выращивали раньше, подумал Кларк. По-видимому, сахарный тростник, хотя сейчас тут ничего не росло. То, что раньше было усадьбой плантатора, теперь должно было походить на островной приют богатого промышленника и его гарема любовниц.

На самом же деле все это принадлежало ЦРУ и использовалось как тайное место встреч, особенно хорошо укрытое место для допросов очень важных перебежчиков и для других, более земных, целей — вроде дома для отдыха руководителей управления.

— Общая информация относительно точна, но в ней недооцениваются чисто физические трудности Я не хочу критиковать тех, кто собрал её. Чтобы оценить ситуацию должным образом, нужно побывать там. Обстановка исключительно сложная.

Кларк вытянулся в плетёном кресле и протянул руку за стаканом. Его положение в управлении было много ниже положения Риттера, но, Кларк являлся одним из горстки сотрудников ЦРУ, чья роль была уникальной. Это обстоятельство, а также и то, что он часто выполнял личные поручения заместителя директора ЦРУ по оперативным делам, давало ему право вести себя в присутствии Риттера непринуждённо. Отношение самого Риттера к более молодому подчинённому не было почтительным, однако он уважал Кларка.

— Как дела у адмирала Грира? — спросил Кларк. Именно Грир завербовал его в Центральное разведывательное управление много лет назад.

— Никаких изменений. Ему осталось жить не более двух месяцев, — ответил Риттер.

— Плохо. — Кларк опустил взгляд в свой стакан, затем поднял голову. — Я многим ему обязан. Даже не многим — всей жизнью. Неужели ничего нельзя сделать?

— Нет, болезнь зашла слишком далеко. Ему дают обезболивающее, чтобы облегчить страдания, но это все. Мне очень жаль. Он и мой друг тоже.

— Да, сэр, я знаю. — Кларк осушил стакан и вернулся к прежней теме:

— Я всё ещё не совсем понимаю, в чём заключается ваш замысел, но, если вы намереваетесь захватить их в усадьбах, нужно сразу от него отказаться.

— Неужели такая операция окажется слишком трудной?

Кларк кивнул.

— Да. Придётся привлечь к операции пехотные части с необходимой поддержкой, и даже в этом случае мы понесём потери. Судя по словам Ларсона, служба безопасности у этих бандитов на очень высоком уровне. Думаю, можно попытаться подкупить кого-нибудь из охраны, но им и так платят достаточно много, так что это может обернуться против нас самих. — Кларк не спрашивал, какова цель операции, хотя и предполагал, что её целью является захват нескольких вершителей судеб в Медельинском картеле и переброска их внутрь Соединённых Штатов, где их поставят перед ФБР или на пороге какого-нибудь федерального суда. Подобно всем остальным, эта догадка была неверной. — То же самое относится и к попытке перехватить одного из них во время поездки. Они предпринимают все необходимые предосторожности — меняют время и маршрут поездок, к тому же их повсюду сопровождает вооружённая охрана. Таким образом, чтобы захватить кого-нибудь во время поездки, потребуется надёжная и своевременная информация, а для этого нужна помощь кого-то из близких к ним лиц. Ларсон ближе всех из числа тех, кто находится под нашим контролем, но и он недостаточно посвящён в их дела. Если попытаться убедить Ларсона, чтобы он занял положение, при котором будет посвящён во все подробности, его почти наверняка раскроют и убьют. Он передал нам немало полезной информации — Ларсон хорошо работает, — и попытка проникнуть в тайные дела боссов наркомафии подвергнет его слишком большой опасности. Полагаю, местные правоохранительные органы уже пытались...

— Пытались. Шестеро убиты или бесследно исчезли. То же самое относится к осведомителям. Они просто исчезают. Местная полиция так и кишит агентами наркомафии. Полицейские не в состоянии вести какую-либо операцию в течение длительного времени, не подвергая риску своих людей. Проходит некоторое время, и добровольцев больше не находится.

Кларк пожал плечами и взглянул на море. На горизонте вырисовывался белый силуэт круизного теплохода, направляющегося в порт.

— Думаю, не следует удивляться, почему эти бандиты действуют так успешно. Ларсон был прав — он сказал, что если им не хватает мозгов, они просто их покупают А где они вербуют советников?

— На открытом рынке, главным образом в Европе, и...

— Я имею в виду специалистов по разведке. Судя по всему, это настоящие мастера своего дела.

— Ну что ж, у них есть Феликс Кортес. Это всего лишь слух, но за последние несколько месяцев его имя возникало раз шесть.

— Полковник кубинской секретной полиции, который исчез, — кивнул Кларк.

Секретная полиция Кубы была создана по образцу КГБ. В прошлом поступали сообщения, что Кортес был советником у «мачетерос», террористической организации на Пуэрто-Рико. ФБР практически полностью уничтожило её за последние годы. Ещё один полковник секретной полиции по имени Филиберто Ойеда попал в руки ФБР, и после этого Кортес исчез. Выходит, он решил остаться за пределами своей страны. Тогда возникает следующий вопрос: работает ли Кортес в этой самой бурно развивающейся отрасли свободного предпринимательства или продолжает действовать под контролем кубинской секретной полиции? Как бы то ни было, секретная полиция Кубы создана русскими советниками. Её высший эшелон учился в академии КГБ. Таким образом, кубинские агенты являются достойными уважения противниками. Кортес, без сомнения, относился к их числу. Его досье в ЦРУ доказывало, что он истинный гений, когда речь заходит о сборе информации путём компромата нужных ему людей.

— Ларсон знает об этом?

— Да. Он слышал его имя на вечеринке. Разумеется, было бы неплохо знать, как выглядит Кортес, но в нашем распоряжении находится всего лишь описание, под которое подпадает половина мужчин, живущих к югу от Рио-Гранде. Впрочем, не беспокойтесь. Ларсон знает, как важно проявлять осторожность, а если уж действительно запахнет жареным, у него есть собственный самолёт, на котором он сможет вылететь из Колумбии. На эту тему у него совершенно определённые указания Я не хочу терять хорошего оперативника лишь потому, что ему поручают работу полицейского. Вас я послал туда, — добавил Риттер, — чтобы получить свежий взгляд на ситуацию Вы знаете, в чём заключается общая цель А теперь скажите, что, по вашему мнению там можно сделать для достижения этой цели?

— Хорошо Наверно, вы правы, проявляя интерес к местным аэродромам и ограничивая операцию сбором разведывательной информации Если в нашем распоряжении окажутся достаточные силы, чтобы вести наблюдения, мы также сможем без особого труда найти немало установок по переработке, но их очень много, и их мобильность требует мгновенного реагирования для прибытия в место расположения По моему мнению, нам удастся повторить это не больше полудюжины раз, прежде чем противник поймёт, в чём дело После этого у нас начнут увеличиваться потери, а если противнику повезёт, мы можем потерять всю штурмовую группу. Разумеется, если речь идёт именно об этом. Проследить перевозку законченного продукта наземным транспортом окажется, на мой взгляд, невозможно без поддержки большого количества людей — слишком большого, чтобы такую операцию можно было сохранить в тайне, да и выгода, полученная нами, будет не очень велика В северной части страны находится множество грунтовых аэродромов, и проследить за всеми будет нелегко, но, по мнению Ларсона, эти люди могут оказаться жертвами своего собственного успеха Они так успешно подкупали военных и полицию в этом районе, что совершат крупную ошибку — начнут пользоваться местными аэродромами по определённой схеме, не прибегая к мерам, рассчитанным на беспорядочное их использование Если разведывательная группа не будет привлекать к себе внимания, она сможет успешно действовать на протяжении двух месяцев — впрочем, это излишне оптимистическая оценка, — прежде чем мы примем решение вывезти их оттуда. Мне нужно познакомиться с этими группами, увидеть, на что они способны.

26
{"b":"14490","o":1}